Мне говорят, что я своими утверждениями хочу перевернуть мир вверх дном. Но разве было бы плохо перевернуть перевернутый мир?
Бруно Джордано

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Архив / Собственность
Московский комсомолец: 9 июня 2004 года
В Деденеве уважение к мертвым обернулось ненавистью к живым

Спасо-Влахернский монастырь стоит на вершине холма в самом центре поселка.

Его колокольню видно отовсюду.

С колокольни, в свою очередь, видны все местные достопримечательности — главные горнолыжные трассы Подмосковья: станция Турист, поселок Деденево.

С некоторых пор эти закоулочки стали особенно популярными. Горные лыжи в почете, важные персоны вслед за президентом едут сюда отдохнуть. И дмитровская земля в одночасье сделалась дорогой — за нее развернулись нешуточные сражения. Естественно, появились лишние люди, которым больше не находится места в престижном поселке. Монастырь в этой сваре за землю играет не последнюю роль.

Галина Героева много лет проработала в местном пансионате для ветеранов. С мужем и детьми начали строить неподалеку собственный дом. Однако, когда он почти был готов, сгорел дотла. Пожарные дали заключение: действие третьих лиц, т.е. поджог. Милиция отмахнулась: никакой борьбы за собственность, просто воры заметали следы. Но у Героевых опустились руки — строиться сызнова было уже не под силу.

— Да, сгорели, — говорит молоденький милиционер, — но не они одни. В прошлом году только на Советской улице зафиксировано шесть умышленных поджогов. Никто из пострадавших не подал ни единой жалобы на угрозы. Нет угроз — нет состава...

Мир не без добрых людей. Соседи помогли погорельцам кто чем мог. Один из соседей впустил их в свой дом. Разрешил жить. Впрочем, мытарства Героевых на этом не кончились. К несчастью, временное пристанище стоит между пансионатом, церковью и монастырем…

Монахи

Точнее, монашки. Их не так много. Днем можно встретить одну или двух из 20 постоянных жительниц этой обители. Территория у монастыря огромная — два футбольных поля. Строений масса.

— Мы в монастыре печем отменный хлеб, — говорит сестра, которая до моего прихода в задумчивости бродила недалеко от ворот монастыря, — хотите, угощу?

Симпатичная монашка, на вид не больше тридцати лет. Из-под черного монашеского платка смотрит пара черненьких угольков глаз. Однако в ней что-то не так. Монашка, она смиренная должна быть, а у этой в каждом движении чувствуется абсолютно мирская активность. В глазах — ритм, который значительно обгоняет благочестивые речи.

— За три года нам удалось многое сделать, — рассказывает она, — восстановили деревянную церковь. Отреставрировали трапезную и кельи.

Еще недавно вся монастырская территория принадлежала пансионату ветеранов войны. Основной контингент — неходячие инвалиды. Потом к бывшим воинам добавились простые пенсионеры. В общем, учреждение в одночасье превратилось в обычный дом престарелых. Он действует и сейчас. Только старикам пришлось потесниться: территория пансионата сократилась раз в десять. Где его нынешние границы — понять невозможно. Сплошь буераки. На всех стариков остался один корпус и совершенно безобразный ландшафт. Местным властям до ветеранов нет дела. Здесь даже шутят: у главы администрации сил хватило, чтобы построить около корпуса на пруду лодочную станцию. Для кого сей аттракцион — непонятно. Постояльцы-то по большей части люди неподвижные. Ходят слухи, что прикроют скоро дом престарелых. И будет здесь гостиница для лыжников, а в пруд зальют горячую воду из котельной, чтобы зимою на лодках плавать.

У монастыря же собственный солидный забор, ворота. За ним трава пострижена, дорожки проложены, разбита пара небольших цветников.

Неожиданно послушница спрашивает:

— На каком расстоянии от газопровода повышенного давления положено строить забор?

По правде сказать, об этом никогда не задумывался. Монашка продолжила:

— В старину у монастыря земель было гораздо больше. Если все вернуть, то пансионат и некоторые частные владения отойдут к нам. Нам сказали в администрации: ставьте забор по газовой трубе, не дальше. Но пожарные не дают. Говорят, что между забором и трубой должно быть семь метров…

— Но ведь если вы забор передвинете, перекроется въезд в дом престарелых и вход к Героевым?!

— Тогда придется газ перекрывать, — закончила смиренным голоском монашка и поспешила к себе в келью.

Между тем монастырь восстанавливался и существует благодаря помощи местных жителей. Кто денег монашкам дал, кто своим трудом помогал. Думали, вернется в Деденево церковь — вместе с ней придет спокойствие, порядок и мир.

Церковь

Сейчас в Деденеве самое активное “официальное” лицо — весьма пожилая женщина. Тем не менее отказать даме в здравом рассудке невозможно. Несколько лет назад она являлась церковной старостой. Женщина до сих пор отличается целеустремленностью и завидной энергией.

Впрочем, сейчас она в церковь не ходит. Прежний священник ее отлучил. Сама Мария Петровна утверждает, что уличила священнослужителя в воровстве.

Тем не менее того попа заменили, но и заслуженная староста теперь занимается проблемами веры у себя на дому. Кстати, от этого влияние Марии Петровны на жителей поселка не ослабевает.

Женщина начала разговор первой.

— Монастырь по уставу не отпевает и не венчает. Поэтому поселку нужна была нормальная церковь, куда бы могли ходить миряне со своими проблемами. А у нас что? Справа дом для престарелых, слева частные дома, а между ними монастырь. Для церковного участка достойного места не осталось. Наш храм стоит в окружении заборов и буераков. Надо что-то делать.

— Но ведь вокруг живут люди. Они свои дома построили, сады-огороды посадили. Что же, их теперь выбросить из поселка за ненадобностью?

— Я много раз говорила главе поселковой администрации Светлане Тягачевой — кладбище здесь повсюду: и под домом престарелых, и под частными домами. Мне слышатся голоса. Да и не мне одной. Это покойники вопиют из могил. Не могут души успокоиться, пока на костях люди живут. В общем, она меня полностью понимает. Я у нее и советник по истории поселка, и инструктор по религиозным вопросам. Просто правая рука.

Однажды утром приехала за Марьей Петровной машина из поселковой администрации. Поехали в церковь. Тягачева говорит: показывай, Марья Петровна, где похоронен первый священник храма? Она осмотрелась. Похоронен-то священник был задолго до рождения самой Марии Петровны. Знает только со слов матери. Вроде тут. В общем, ткнула пальцем как раз на забор местного жителя поселка. И дело закипело. Рабочие достали ломы и начали рушить неугодную загородку… Так делается в Деденеве история.

Власть

Любопытно, что забор, который первым пострадал от разрастающихся аппетитов церковных активистов, принадлежал погорельцам.

— Я говорю Тягачевой, помогите материально, — рассказывает Героева, — мы восстановим свой дом и уедем из этого. А она: не я его поджигала и денег не дам. То есть просто выметайтесь на улицу. Нам Тягачева сказала, что этот дом нужно отдать отцу Валерию. Дескать, ютится бедняга на квартире. А у самого, между прочим, квартира в Дмитрове. Десять минут езды на машине.

Галина рассказала, что уже не первый раз власти пытаются выставить их из нового жилища. “Однажды нагнали сюда людей, те всю ночь крестным ходом ходили вокруг: психологическая атака была. Утром смотрим в окно — могилы в саду. Испугались. Днем люди пришли, убрали кресты. На следующее утро опять крест воткнули, но уже в другом месте. Не знаешь, что увидишь на следующий день. Как-то раз монашки у нас во дворе хотели водрузить крест. Сказали, памятник будет каким-то господам Головиным. Самое интересное, что в поселке имеются документы, в которых четко зафиксировано, что кладбища именно на нашем участке никогда не было.

Последний инцидент подробно описан правоохранительными органами. Из милицейского протокола:

“…числа… года в сопровождении главы администрации пос. Деденево рабочие демонтировали забор и начали пилить на участке деревья, в том числе и плодовые...”.

Утром к дому, где живет Героева с семьей, подкатила на машинах группа строителей. Одни сразу стали ломать забор, другие — пилить деревья. А за ними пришли монашки с огромным деревянным крестом.

— Что вы делаете? — выскочила из дома с криком Героева. В этот момент она увидела, что прямо к ней бежит сама глава администрации Деденева Светлана Тягачева.

— А ну, марш в домик. Это не ваше дело. Будем на этом месте ставить памятник князю Головину.

Героева помчалась к владельцу дома и участка. Дом все-таки частный. Примчался хозяин. Но его просто прогнали. Дескать, дом и земля под ним — не ваши. Понятно, что копии документов землеотвода и собственности на строения обязательно должны находиться в поссовете, однако в этот раз их потеряли. На время.

— Тягачева сказала прямо: мол, он — изгой, всех пришлых теперь выселят из поселка, — рассказывает Героева.

— А как же собственность?

— Ни компенсаций, ни альтернатив — выметайтесь. Здесь будет новая дорога в храм и монастырь.

К сожалению, встретиться с г-жой Тягачевой лично не удалось. Она в отъезде. Однако заместитель главы администрации поселка Деденево Анна Мельник уверенно объяснила происходящее: “Мы хотим поставить памятные знаки на видном месте, но оказалось, что эта земля частная. Такого не должно быть когда историческая ценность в частных руках. То есть на частных землях похоронен основатель храма и монастыря”.

Мол, документы на землю выданы хозяину прежними руководителями в начале 90-х. Тогда такие бумаги выдавались кому попало и как попало. В результате этот человек получил землю там, где не положено.

— Но ведь и монастыря тогда еще не было?

— Все равно он не прав.

Почему? Потому что...

По такому принципу ого-го каких дел наворотить можно! Поэтому и придуманы закон и суд. Которые одинаковы и для живых, и для мертвых.

Жители поселка разделились на два лагеря Одни — за церковь и местных, другие — за церковь и против приезжих.

Мешают жить голоса покойников только людям блаженным. Нормальным людям мешают жить вполне реальные живые люди.


Внешние ссылки:
В Деденеве уважение к мертвым обернулось ненавистью к живым - исходный материал с сайта газеты "Московский комсомолец"
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa