Религия мешает людям видеть, потому что она под страхом вечных наказаний запрещает им смотреть.
Дидро Дени

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (4)


Матанис Виктория
Свобода совести по-русски.


Ни для кого не секрет, что закон о свободе совести, принятый еще в начале 90-х годов, сыграл большую роль в формировании религиозно-политического портрета современной России. С одной стороны, этот правовой акт дал возможность официального законодательного оформления отношений государства и религиозных организаций, определенным образом определил их сферу деятельности, основные права и обязанности. Но, с другой стороны, возникли большие разногласия между властью и различными религиозными объединениями. Проблемы появляются не только у новых религиозных организаций, которые после принятия закона стали активно реализовывать свое желание проповедовать на российской территории, но и у тех, кто уже не первый десяток лет ведет миссионерскую деятельность в России. Появилась необходимость более четкой разработки этих отношений в рамках современного законодательства.

В этой ситуации в наиболее выигрышном положении оказалась Русская Православная Церковь, ассоциирующаяся у большинства населения как неотъемлемый субъект российской истории и фактически часть государства. В состоянии неопределенности оказались члены различных протестантских Церквей. В сознании большинства граждан до сих пор сильно мнение, что все неправославное - сектантство. Речь, конечно же, не идет об иудеях, католиках или мусульманах. С ними наше население как-то определилось. Но спросите у любого прохожего на улице, кто такие баптисты или адвентисты, и большинство из них вам спокойно ответят: сектанты. Но что самое интересное, так вам может ответить и обычный священник какого-нибудь православного храма. Не раз приходилось слышать и пламенные речи православных священнослужителей о сатанинской направленности действий протестантских проповедников. На первый взгляд, вся проблема кроется в элементарном незнании основ истории религий, проще говоря, в необразованности. Но немалую роль в данной ситуации играет и государство, его конфессиональная политика.

Чаще всего понятие свободы совести трактуется только как свобода исповедовать любую религию или идеологию. Но многие забывают то, что это еще и свобода не исповедовать никакой религии, быть атеистом. Сейчас в России идет активный процесс по формированию Общества атеистов. Самое интересное, что они тоже сталкиваются с определенными трудностями, в том числе и с регистрацией их Минюстом.

Мы решили провести небольшой блицопрос о свободе совести и опросить представителей православия, протестантизма и атеистов. Этот выбор не случаен. Православие в России находится в наиболее выигрышном положении, к РПЦ практически нет никаких претензий со сторона властей. Протестанты же, наоборот, испытывают давление как со стороны государства, так и со стороны традиционного православия. Своеобразное контрмнение высказывают атеисты (по крайней мере те, кто себя таковыми заявляет), ведь они находятся в стороне от религиозных противоречий.



1. Что такое свобода совести в российском варианте? Насколько реальность соответствует теории разработки этого вопроса?

Протоиерей Всеволод Чаплин, ОВЦС МП:

- Конечно, теория теории рознь. У России есть свои традиции, есть свои особенности формирования государственных отношений, в том числе и в свободе совести. В мире нет единого стандарта свободы совести. Есть набор базовых, общих правил, на основе которых очень много моделей отношений государства и религий. России надо так строить отношения в рамках свободы совести, чтобы они учитывали наши особенности, чтобы они учитывали отношение большинства населения к православию. Конечно, надо учитывать и опыт стран Центральной Европы. Говорить же о какой-то единой модели отношений пока невозможно. Формирование таких отношений в России только начинается, и дай Бог, чтобы этот процесс отражал реальное положение дел в области свободы совести.

Юрий Сипко, Союз евангельских христиан-баптистов:

- Свобода совести в России представлена государственным регулированием. Как таковая свобода совести выходит из понимания сути человеческой личности. Эта свобода, как мы понимаем, данная Богом, есть прерогатива каждой личности. Но государство дает свою трактовку этому и уже исходя из этого регулирует возникшие отношения. К сожалению, в Российском государстве это регулирование игнорирует свободу личности, свободу совести. Особенно последний закон, который вводит градацию, традиционность, распространенность, влиятельность.

Александр Беляков, представитель Московского отделения Общества атеистов России:

- Сейчас это понятие сведено только к возможностям людей, считающих себя представителями православия и иных течений в христианстве. Естественно, чем дальше от этого, тем сложнее приходится другим организациям. На наш взгляд, они испытывают натуральное идеологическое и моральное давление. Я имею в виду буддистов, иеговистов и мусульман. Совсем нелегко приходится тем, кто не принадлежит даже к этим направлениям. Их в любой момент могут лишить регистрации, места, вообще всякой возможности действовать в России.



2. Адекватно ли законодательство России о свободе совести в сложившейся ситуации? Отвечает ли оно международным стандартам в области свободы совести?

Протоиерей Всеволод Чаплин:

- В целом наше законодательство адекватно современной ситуации. Хотя, конечно, любой закон несовершенен. Хотелось бы, чтобы современное законодательство было больше ориентировано на партнерство между религиозными объединениями и государством, а не на их размежевание.

Юрий Сипко:

- Мне трудно говорить, я все-таки не эксперт. Те репрессивные меры, которые есть в законе, они, с одной стороны, неправомерно вторгаются в эту жизнь и, безусловно, ограничивают эту свободу. Тем более вводя расовую значимость религиозных организаций и конфессий. С другой стороны, закон позволяет действовать объединениям без регистрации их как юридического лица, и в таком случае они выходят из-под государственного контроля и не имеют никаких ограничений своей деятельности. Поэтому закон очень противоречив с этих двух позиций.

Александр Беляков:

- Конечно, не отвечает, поскольку закон фактически очерчивает круг традиционных конфессий и предоставляет им ряд преимуществ перед другими организациями. Это напрямую противоречит принципу равенства всех религиозных организаций перед законом.



3. Какой положительный опыт не мешало бы перенять России у других стран?

Протоиерей Всеволод Чаплин:

- Следует перенять опыт активного партнерства и взаимодействия государства и религиозных организаций в области гражданского строительства, в области благотворительности, разрешения социальных проблем. В частности, очень интересная практика существует в Германии, Финляндии, в странах Северной Европы.

Юрий Сипко:

- На мой взгляд, закон о свободе совести должен быль декларирован на уровне Конституции: что российское общество уважает свободу совести каждой личности. А остальные законы уже регулировали бы гражданские отношения в области экономики, политики. И свобода совести в таком случае будет вознесена на действительно должный уровень: что это главное достоинство личности. А все другие попытки введения государственной конфессии, ограничения деятельности других организаций привносят различные судебные разбирательства, разного рода противостояние, религиозную войну.

Александр Беляков:

- Я думаю, опыт Соединенных Штатов. Любое посягательство разных чиновников на свободу совести сразу же жестко пресекается государством. Там даже просто нельзя подумать о каком-либо вмешательстве в дела религиозных организаций со стороны власти



4. Сложная ситуация с новыми религиозными организациями, так называемыми сектами, требует принятия определенных мер. Какие из них вы считаете необходимыми в рамках российского законодательства?

Протоиерей Всеволод Чаплин, ОВЦС МП:

- Общество должно иметь право на защиту от такого рода организаций. Для этого должна лучше функционировать в этой области судебная система, правоохранительные органы. Думается, что должно обеспечивать право граждан на объективную информацию об этих объединениях и предотвращать опасности, которые могут от исходить от подобных религиозных организаций.

Юрий Сипко:

- Сложная ситуация складывается не только с новыми религиозными организациями. Например, "Армия Спасения" совсем не "новая" организация, а даже достаточно древняя. Как вы знаете, у нее сейчас очень большие проблемы с перерегистрацией в Москве, ей создают проблемы прямо на ровном месте. В этой ситуации просто доказывается безнравственность власти. У нас продекларирована диктатура закона, но отсутствует даже простое уважение законов, их просто не исполняют. В нашем обществе отсутствует понимание личности, и отсюда исходят корни беззакония, нравственного нигилизма. Единственно, что можно пожелать, чтобы все обратились к Богу и здесь уже нашли правильное понимание этого вопроса и простое уважение к другому.

Александр Беляков:

- Я уже высказывал мысль, что надо по возможности ограничить вмешательство со стороны государства в деятельность религиозных объединений. На мой взгляд, необходимо предоставить подобным организациям большие возможностей и в то же время уделять должное внимание на правовую сторону урегулирования их деятельности, то есть - наносит ли деятельность этой конкретной организации ущерб здоровью.

5. Возможно ли мирное правовое решение вопроса о свободе совести в многоконфессиональной России?

Протоиерей Всеволод Чаплин:

- Конечно. Государство должно уважать религиозный выбор как меньшинства, так и большинства своих граждан. Церковь и государство должны исходить из понимания общественной полезности для общества того или иного объединения. В то же время каждая организация должна иметь определенные базовые права. Общество же должно на избирательной основе оказывать поддержку или отказывать в ней тем, кто действует разрушающе на исторический культурный облик России, на общественную стабильность, проявляет всякого рода экстремизм. Конечно, члены подобных организаций имеют право молиться, но государство, со своей стороны, должно решать эти вопросы в режиме максимального благоприятствования.

Юрий Сипко:

- Ситуация в России пока достаточно терпима, хотя определенное напряжение существует. Агрессивного противостояния пока нет. Другое дело, что идет видимое, скрытое игнорирование разных конфессий, признанных официально. Это очень опасная тенденция и, видимо, будет идти до тех пор, пока не завершится процесс становления. Думаю, что если наша власть, начиная от президента до самых мелких чиновников, станет дистанцироваться от решения возникающих вопросов и будет оставлять в стороне положение о светскости нашего государства в политике, экономике, образовании и науке и во всех других сферах, не исключено, что может снова сложиться ситуация, как в 17-м году.

Александр Беляков:

- Мы, конечно, рассчитываем именно на правовое решение этого вопроса и думаем, что это вполне возможно. Поскольку мы считаем, что наша реальность радикальным образом не отличается от религиозной действительности других стран.


Ссылки на другие материалы в InterNet по этой теме
Свобода совести по-русски. - исходный материал с сайта "НГ-Религия"
Оставить отзыв. (4)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa