Христианин – человек, который сердечно любит всех тех, к кому не испытывает ненависти.
Ларни Марти Еханнес

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (5)


Голубева Елена
Крамольная тыква, или Страсти по Хэллоуину


Чем ближе конец октября, тем больше у меня портится настроение. Дети в школе пристают с вопросами: когда Хэллоуин, к кому записываться на конкурс, будет ли в этом году что-нибудь новенькое. Я отвечаю, что на этот раз праздник отменяется, и чувствую себя жалкой и ничтожной личностью. Но факт остается фактом: я не борец.

В прошлый раз праздник получился веселым: были умопомрачительные тыквы, стр-р-р-рашно смешные рисунки и дефиле в костюмах. Конкурс проходил по разным номинациям: лучший грим, самый изобретательный костюм, а также "саундтрек" - наиболее жуткое завывание, стон или звон цепей. Приз за костюм получили два ушлых пятиклассника, которые, скрывшись в туалете, быстро и виртуозно забинтовали друг друга с ног до головы, а потом прохромали по "подиуму" на негнущихся ногах и с развивающимися обрывками бинтов, очень достоверно изображая ожившие мумии. Лучшим гримом был признан профессионально выполненный макияж покойницы Геллы в исполнении одиннадцатиклассницы, которая теперь учится на визажиста. Немного скомканным оказалось соревнование "саундтреков" - публика была не в состоянии создать в зале надлежащую тишину, поскольку каждый демонстрировал крепость голосовых связок, так сказать, вне конкурса.

Если не считать кошмарных дискотек, о которых потом долго с содроганием вспоминают дежурные учителя, это был самый раскованный школьный праздник за много лет. (Впрочем, о праздниках вообще хотелось бы поговорить отдельно и поподробнее...) Пока шло веселье, я, как инициатор безобразия, получала синяки и шишки и теперь, не имея склонности к мазохизму, вовсе не стремлюсь повторить прошлогодний эксперимент.

Неприятности начались задолго до 31 октября. Мне и в голову не могло прийти, что задуманное мероприятие может вызвать возражения: организовывать некие подобия праздников, распространенных, как пишут в программах, "в странах изучаемого языка", - первая заповедь внеклассной работы. Однако стоило мне повесить объявление с условиями конкурса, как я начала ощущать некое напряжение в стане администрации. Кончилось тем, что меня втолкнули в кабинет директора и велели "объясниться". Директор довольно благосклонно расспрашивала меня о деталях, но потом настороженно спросила: "Вот этот ваш конкурс костюмов... Надеюсь, чертей не будет?" Я онемела, почувствовала неладное, однако попыталась беззаботно улыбнуться: "Ну зачем нам черти?" Глава администрации продолжала выставлять требования: "И чтобы никаких скелетов. Никаких привидений". Условия были кабальные, но я твердо намеревалась спасти праздник: "Хорошо, проследим, чтобы не было..." - "Никаких ведьм". Тут я не выдержала. "Как же без ведьм?! А кого вообще можно изображать?" Директор не стала спорить, только тяжело вздохнула и сказала: "Ну вот, уже и ведьмы у нас в школе появятся. Ладно, устраивайте".

За порогом директорского кабинета неприятности не кончились. Я поняла, что поддержки от коллег ждать не приходится. Первым делом я столкнулась с преподавателем граждановедения и по совместительству школьным психологом. Это весьма колоритная фигура. Особый интерес у немолодых учительниц вызывает тот факт, что он принял католичество. Почему-то мне казалось, что этот неофит поддержит идею праздника, распространенного в католических странах. Однако он задал мне неожиданный вопрос: "Как вы собираетесь это оправдывать?" Под этим понимался наш злосчастный Хэллоуин (кажется, он боялся произнести само слово, чтобы не опоганиться). Я быстро ответила в чисто психологическом ключе: "Мы будем смеяться над своими страхами". Приверженец католицизма глубоко задумался и пробормотал: "Это интересно..."

Позже мне довелось узнать, что у нашего католика глубочайшее негодование вызывает все, содержащее хотя бы намек на то, что он считает язычеством. Сюда он относит даже почтенную восточную философию. Немного позже на педсовете обсуждался вопрос празднования дня святого Валентина. Тут уже досталось не мне, а другой учительнице, которая планировала организовать несколько шутливых салонов: в одном можно сделать смешной макияж и прическу, в другом - "прикольную" фотографию, в третьем "опытная гадалка" предскажет будущее по руке или кофейной гуще. Психолог сорвался с места и звенящим голосом выкрикнул: "Позвольте напомнить, что это - чистое язычество!" Зал зашумел. Учительницы почтенного возраста горестно закивали головами, те, кто помоложе, возмутились и дружно вспомнили пушкинскую Татьяну, которая вроде бы бросала за ворота некий башмачок. Тут мне удалось вставить абсолютно крамольную реплику: "А можно спросить, чем язычество хуже христианства с точки зрения закона?" У психолога задрожал подбородок, и он с достоинством пообещал мне объяснить это позже. Я согласилась его выслушать, если он, как учитель граждановедения, докажет мне, что христианство, согласно Конституции, имеет больше прав, нежели язычество или, Господи прости, атеизм. После этого, вплоть до увольнения по собственному желанию, доблестный миссионер ограничивал общение со мной сухими приветствиями.

Все административно-религиозные атаки привели бы меня в состояние шока, кабы я к тому времени не работала в школе уже без малого три года. Но противошоковую прививку мне сделали еще три года назад, когда я только начинала работать на благородном поприще вкладывания ума. Пожилые учительницы предостерегали меня в буфете: "Что вы делаете, это же пирожок с мясом!". Они искренне полагали, что я просто ошиблась, - не может же такая достойная дама пренебрегать постом. Самое удивительное, что наиболее рьяными верующими стали как раз те, кто дольше и активнее других боролся за повсеместное торжество научного атеизма. Сейчас высказывать что-то похожее на атеистические взгляды столь же крамольно, как в прежние времена более или менее открыто признаваться в собственной религиозности. Все чаще после разговора с коллегами мне вспоминается американский полковник из книги Джозефа Хеллера "Уловка-22". Он очень удивился, узнав, что атеизм не карается законом, а у нижних чинов тот же бог, что и у офицеров.

Впрочем, неофитская истовость порой наивно сочетается с тем самым неприкрытым язычеством, которое вызывало ужас у нашего психолога. Например, одна из преподавательниц глубоко пенсионного возраста была убеждена, что многие старшеклассники одержимы бесом, и, после того как в ее кабинете проходили уроки 10 или 11 класса, долго окуривала помещение индийскими палочками для отпугивания злых восточных духов.

Учительница биологии заинтересованно читала материалы об экологическом эксперименте в австралийской школе, на которые я случайно наткнулась, странствуя по Сети. Но узнав, что статья скачана из Интернета, отодвинула распечатку на край стола: "Нет, мне бы не хотелось этого делать..." В самом деле, ведь неизвестно, действительно ли статейку запустили во Всемирную паутину экологически продвинутые австралийские школьники - или их именем прикрывался сам Враг человечества.

Если раньше для осуждения чего-либо было достаточно произнести таинственное "есть мнение", то теперь подобную роль выполняет следующая реплика: "это не в православных традициях". Такого рода аргумент можно применить к чему угодно - от ношения джинсов в школе до проекта единых выпускных экзаменов.

Я давно привыкла к тому, что религиозность, в которую граждане ударились после того, как "стало можно", напоминает скорее суеверие, чем глубокую веру. Работая на фирме, я видела компьютер, который сидевшая за ним сотрудница густо облепила иконками - от дурного влияния этого бесовского инструмента. Однако напористость, с которой демонстрируют свои новые убеждения работники образования, выходит за рамки безобидной защиты от дурного глаза монитора и зачастую сопровождается рьяной ксенофобией.

Впервые я столкнулась с этим явлением, когда младшая дочка пошла в детский садик. Однажды вечером заведующая с просветленным лицом сообщила мне, что сегодня во время тихого часа в садик приходил батюшка, освятил помещения и окропил всех спящих детишек святой водой. Всех! И Борю Раскина, и Гулю Нигматуллину, и даже молчаливого китайчонка с труднопроизносимым именем, которого все называли Колей. Когда я осторожно спросила, не будут ли возражать некоторые родители, она не поняла: какие возражения, когда их детям была оказана великая милость - несмотря на сомнительное происхождение, их благословил сам православный священник!

Создается впечатление, что пастыри неокрепших детских душ катастрофически растерялись, потеряв те моральные ориентиры, которые десятилетиями "спускались сверху", и не приобретя, судя по всему, собственных. Мне доводилось слышать, что в прежние времена в детских садах были такие методички, где расписывалось, что ребенок должен знать и уметь в определенном возрасте. Так, в четыре года он должен, например, уметь умываться, пользоваться туалетом и... "испытывать умиление при виде портрета В.И. Ленина". Теперь же абсолютно неясно, при виде чего ребенок должен умиляться, на что хмурить бровки. Туалеты и полотенца, понятно, остались, а относительно всего остального руководящих указаний не поступает. Значит, надо искать источники самостоятельно.

В одном садике воспитательницы готовили новогодний праздник по мотивам "Белоснежки и семи гномов". Методистка из района просмотрела сценарий и, неопределенно покивав, удалилась в задумчивости. На следующий день она примчалась в сад, запыхавшись, и с порога крикнула: "Гномиков нельзя! Я советовалась со своим духовником, он сказал: "Зайчиков можно, лисичек можно, гномиков нельзя - они не православные".

Хотя класс, где учится моя дочь, больше чем на треть состоит из детей, недавно приехавших из мусульманских республик Кавказа и Средней Азии, никому не приходит в голову поздравить их с началом Рамадана и расспросить об их традициях. Зато перед Пасхой на уроках труда все, как один, красят яйца, выводя на них "Х.В.", а на чтении штудируют тексты из детской Библии. В прошлый раз некоторые горячие джигиты из 2Б засомневались было насчет целесообразности этих действий, но учительница поставила их на место: "Раз вы к нам приехали, соблюдайте наши обычаи". Осуждать эту женщину трудно: раньше она посещала семинары по научному атеизму, теперь же никто не учит ее, как вести себя в многонациональном, а то и поликонфессиональном детском коллективе.

О всех этих неофитских вывертах я знала уже давно, однако бурная реакция на наш доморощенный Хэллоуин стала неожиданностью даже для меня. Праздник разрешили проводить только на этаже, где расположены кабинеты иностранного языка, ведьмам и дракулам запретили разгуливать по школе. Делалось это для того, чтобы не травмировать младшие классы. Администрация полагала, что ребенок, мирно засыпающий под "Кошмар на улице Вязов", начнет икать от страха при виде девчонки в цветастой юбке с самодельной метлой в руке. Но даже несмотря на такие ограничения, пожилые учительницы со страдальческим видом не выпускали детей на перемену.

Когда в наших тыквах загорелись первые свечки и из туалетов стали выпархивать ряженые, появился разъяренный завхоз-отставник. "Вы не имеете права! - кричал он хорошо поставленным командирским голосом. - Школа освящена!" Оказывается, накануне открытия школы после долгого ремонта к нам тоже приглашали батюшку, за что, видимо, заплатили из какого-нибудь особого спонсорского фонда. А теперь вот выходит, что эти деньги пошли прахом - школа-то безвозвратно осквернена, какая досада.

Среди дня в кабинете завуча раздался звонок. Татьяна Сергеевна слушала голос в трубке, бледнела и отвечала все более упавшим голосом. Повесив трубку, она с укором посмотрела на меня: звонила родительница, многодетная мать, которая в этот день не пустила все свое многочисленное потомство в школу, чтобы дети не видели предстоящего непотребства. В заключение родительница пообещала подать в суд на организаторов гнусной вакханалии.

До суда дело не дошло, но укоризна в глазах начальства плескалась еще долго. Наш праздник не упомянули ни в одном отчете о внеклассной работе, словно это было темное пятно в биографии школы. Совет старейшин вынес негласное, но единодушное решение: "Это не в православных традициях". Совершенно, кстати, справедливое заключение.

Интересно, что в школах Великобритании - страны, где англиканство провозглашено государственной религией, а глава государства является главой церковной иерархии, - существует традиция отмечать праздники всех конфессий, к которым принадлежат ученики. Все ребята радостно угощаются то мацой, то лукумом, то пасхальными яйцами, подхватывают гимны на чужом языке и копируют движения экзотических танцев, ничуть не боясь осквернить свои англиканские обычаи. В России же, где религия конституционно отделена от государства, а школа - от церкви, учителя иной раз путают государственную школу с воскресной, а любую другую конфессию пугливо считают "тоталитарной сектой".

Не скажу, что такая ситуация существует повсеместно, как раз наоборот. На прошлогодний "хэллоуинский" подвиг меня, кстати, подвигли ребята, пришедшие из других школ, где богатые традиции проведения праздников, принятых в странах, язык которых мы учим. Они взахлеб рассказывали о том, как учителя вместе с детьми устраивали уморительные страшилки, ловили ртом яблоки, плавающие в миске с водой, наряжались ведьмами и гремели цепями. Но думается мне, что наша школа не единственная, где наивность граничит с правовой безграмотностью, а национальная гордость - с нетерпимостью. Наверное, после стольких лет гонений на церковь такая "форсированность" в религиозных вопросах неизбежна, однако в системе образования должна существовать широта взглядов, пусть даже насаждаемая "сверху" при помощи министерских "методических указаний".

Индийский философ Рамакришна сказал: "Истинно религиозному человеку надлежит думать, что другие религии - тоже пути, ведущие к истине (Богу)". Впрочем, по убеждению моего бывшего коллеги, все это - чистое язычество...




Ссылки на другие материалы в InterNet по этой теме
Крамольная тыква, или Страсти по Хэллоуину - исходный материал с сайта "Русский журнал"
Оставить отзыв. (5)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa