Тот, кто живет для потустороннего мира, опасен в этом.
Ингерсолл Роберт Грин

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (0)


Кувакин Валерий
С чем не могу согласиться


Присланный в редакцию отклик на подборку атеистических статей, опубликованных в ЗС №15, в целом не вызывает возражений, поскольку автор призывает атеистов смотреть на вещи шире, учитывать мировоз-зренческий характер атеизма, его эмоциональные компоненты, а также фактор неизвестности, границы научного знания и т.д. Тем не менее, ряд существенный моментов в этой статье вызывает возражение. Их можно суммировать в одном утверждении: да, научный атеизм имеет право на существование, и именно он предпочтительнее многих других форм атеизма. Но по порядку.

Может ли существовать такое явление, как научное мировоззрение? Да, может. Ошибка автора проистекает из того, что он не признает ценностного статуса науки, сводя ее суть к знанию или специфическому виду познания. Но наука позволяет рассматривать себя как ценность по многим параметрам: объективность, рациональность, надежность, практичность, верофицируемость, транссубъективностъ, фальсифицируемость, пробабилизм, критичность и самокритичность, открытость новому и неизвестному, ее адогматизм и многое другое. Да, наука не дает нам завершенного и исчерпывающего свода знаний. И это наука хорошо понимает. Более того, ни священник, ни прорицатель не скажут вам ничего дельного о реальных трудностях познания, об аномалиях и непознанном в науке и жизни. Это может сделать (и делает!) ученый, наука как максимально честная, открытая общечеловеческая область духовного творчества. Ни первый, но второй, в принципе, не могут обладать такими человеческими достоинствами в оценке своей собственной деятельности и своего рода знания.

Автор указывает на неизвестность как на что-то принципиально недоступное науке и тем самым делающее научный атеизм чем-то ошибочным. Но это не так. Не только, скажем, психология, но и вся современная наука прекрасно учитывает и феномен неизвестности, и принцип ошибочности научного знания (фаллибилизм) и даже такую реальность, как хаос и небытие. Достаточно почитать на эту тему, скажем, труды Л. Пригожина. К сожалению, Л. Попов предлагает в качестве науки весьма устаревший ее образец и потому пугает такой "наукой" и атеистов и, похоже, самого себя. Замечу, кстати, что негоже, пусть даже и в полеми-ческом задоре, оглуплять научный атеизм, и приписывать ему идею о том, что "развитие науки едва ли не напрямую ведет к неверию, к утверждению атеистического миро-воззрения". Так не считали даже самые догматичные атеисты советской формации.

Почему же невозможно для Л. Попова научное мировоззрение? Думается по недоразумению. "Мировоз-зрения вообще" не бывает. У него всегда есть какая-то доминанта предметного, эмоционально-психологического и ценностного характера. Вот почему мы с полным на то основанием можем говорить о научном, политическом, религиозном, атеистическом, гуманистическом, фило-софском, фанатическом, скептическом, догматическом и т.п. мировоззрении. В жизни, конечно, мы "включаем" - в зависимости от внешних обстоятельств и внутренних состояний - разные стороны нашего мировоззрения и реализуем его практически самым причудливым образом, о чем гениально поведал нам Достоевский. Но это не отменяет главного - мировоззрений много и они, в принципе, подвержены динамизму, развитию, деградации и даже... радикальным изменениям. И потому факт перемены убеждений - это отнюдь не трюк презренного оборотня, а жизненный, подчас весьма драматичный факт, могущий означать как восхождение, так и нисхождение человека по шкале фундаментальных ценностей. "Придираться" к термину "научное мировоззрение" можно только с позиций догматизма, не предлагая при этом никакой конструктивной альтернативы. (В этом смысле предложения Л. Попова весьма расплывчаты.) Но реально таковой является ненаучное или антинаучное мировоззрение, каковым по преимуществу и является религиозное или, скажем, паранормальное мировоззрение. Только недоразумением можно объяснить утверждение автора о том, что неверующие ученые - по сравнению с верующими - "являются специалистами в достаточно узкой области... и их суждения по мировоззренческим вопросам могут быть просто наивными". Лучше просто признать, что верующий ученый - это человек расщепленного сознания, личность, которая бессознательно или сознательно по самым различным мотивам не может или не хочет до конца продумать мировоззренческие следствия научного знания.

Подчеркну еще раз: наука - это не только способ познания мира, но и ценность. Последнее для человека не обязательно, поскольку связано с актам выбора им системы ценностей. Для одного человека наука, возможно, именно в результате его знакомства лишь с конкретной областью знания и нежеланием осмыслить науку как целостный феноменом культуры, выявить ее нравственно-психологические характеристики и место среди общечеловеческих ценностей, не является ценностью, не отвечает на его смысложизненные вопрошания. Для другого, более внимательно относящегося к науке и уважающего лежащий в ее основе разум, а также ее вклад в очеловечивание человека и повышение качества его жизни, наука заслуживает статус такой ценности, которую можно положить в основание мировоззрения. Нельзя при этом забывать, что термин "наука" включает в себя и гуманитарные и поведенческие, а не только естественные науки. Так что для человека разумного она предстает в качестве весьма весомой, но, разумеется, не исчерпывающей ценности. Странным в этой связи представляется утверждение Л. Попова о том, что "именно в трактовке, прежде всего, высших, базовых ценностей религиозное учение отличается от светского". Проблемное поле научного мировоззрения нисколько не уже религиозного (а скорее шире). В его рамках решаются практически все смысложизненные вопросы: проблемы человека и истины, жизни и смерти, счастья и страдания... И решаются они много честнее, мужественнее и реалистичнее, чем в любом религиозном мировоззрении, полном иллюзий, почти сознательного невежества, ложных ожиданий, внушения и самовнушения.

О научном атеизме говорить можно прямо. И то, что этот термин может ассоциироваться с практикой советского (марксистскю-ленинского) атеизма совсем не означает, что следует отказываться от этого словосочетания. Разумнее реабилитировать его, вернуть ему его собственный смысл и достоинство. Лично я считаю, что точнее говорить о светском гуманизме как о более гармоничной форме атеизма, поскольку к научному мировоззрению здесь добавляется приверженность к общечеловеческим нравственным, правовым идругим ценностям современного человечества. Но это не значит, что понятие научного атеизма принципиально ущербно, тем более что наука всегда служила прогрессу и демократии. Это не исключало и возможности использования ее достижений в противовес ее духу и изначальному предназначению.

Для некоторых критиков наук и это обстоятельство служит аргументом в обвинении науки и ученых в аморализме и бездушии, в имперсональном и тоталитарном духе науки и т.д. Но это все от лукавого. Гораздо разумнее признать человеческую ответственность за неразумное и негуманное использование науки и ее достижений. Да, наука - не чудесное и абсолютное знание, которое автоматически запрещает бесчеловечное использование самой себя и своих результатов. По иронии истории именно такое знание: "чудесное" и "абсолютное", т.е. божественное откровение в христианстве и исламе, - явилось и является сегодня источником раздоров, войн, насилия и несправедливости. В этой ситуации идеализм, близорукость и безответственность в оценке науки как одного из самых замечательный изобретений человека - весьма сомнительные помощники.

И последнее, в этой реплике автору. Упрощенное понимание науки и мировоззрения ведет его к заведомой противоречивости названия статьи. Желая подвергнуть сомнению правомерность существования научного атеизма, он, сам того не замечая, фактически смешивает два разных явления: атеизм как теорию и атеизм как мировоззрение. Вполне естественно, что научная теория атеизма (и в этом смысле научный атеизм) возможна, и она, так или иначе, выражена в соответствующих исследованиях. Но если спрашивать: "Научен ли научный атеизм?", имея в виду атеистическое мировоззрение, в основе которого лежит не только научная картина мира и теория научного атеизма, но и наука и разум как ценности, то, разумеется, ответ будет отрицательным, поскольку всякому более или менее грамотному в философии или просто здравомыслящему человеку очевидно, что ставить знак тождества между наукой и мировоззрением (в данном случае научном атеизмом как мировоззрением) совершенно неправомерно, поскольку это разнокачественные, хотя и хорошо совместимые явления человеческого мира.

Научное мировоззрение, как и научный атеизм -реальные феномены внутреннего мира человека; это и объективные знания, и ценности, отказ от которых в России чреват кризисом культуры, торжеством старого и нового мракобесия и обскурантизма.

"Здравый Смысл" №2 2001



Ссылки на другие материалы сайта по этой теме
Научен ли "научный атеизм"? - статья послужившая толчком к написанию данной статьи
Оставить отзыв. (0)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa