Мне говорят, что я своими утверждениями хочу перевернуть мир вверх дном. Но разве было бы плохо перевернуть перевернутый мир?
Бруно Джордано

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (0)


Новопрудский Семен
Закон оскорбленных чувств


Государственная дума России на днях приняла во втором чтении закон об оскорблении чувств верующих. Сократила максимальный срок лишения свободы с пяти лет до трех (а что, человечненько, могли бы и на кострах сжигать), но зато увеличила сроки обязательных и принудительных работ. Зря люди с наличием головного мозга и остатков совести говорили, что такой закон принимать категорически нельзя. Очень даже можно. Это вообще чуть ли не главный закон нашей сегодняшней жизни. Ведь у слова «закон» два значения — юридическое и естественнонаучное.

Закон оскорбленных чувств — нечто вроде закона сохранения энергии или закона Бойля — Мариотта. Объективный закон, описывающий процесс превращения вялотекущей шизофрении первой путинской десятилетки в нынешнее буйное помешательство.

Из проекта закона об оскорблении чувств верующих ко второму чтению исчезли такие вызвавшие недоумение мало-мальски знакомых с правом людей формулировки, как «осквернение объектов и предметов религиозного почитания». Убрали и упоминание религий, «составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России». А то наследие такое, что пришлось бы защищать от оскорбления чувства язычников, хлыстов, вертунов, телешей, скопцов. Теперь, правда, по закону теоретически должны наказывать за оскорбление любой религии — видимо, за исключением неверия в бога. По крайней мере, я не слышал, чтобы кто-то подал в суд на Юрия Вяземского, того самого, что ведет передачу «Умники и умницы» для детей-интеллектуалов, заведующего кафедрой мировой литературы и культуры МГИМО, заслуженного работника культуры Российской Федерации, который в телеэфире, причем для пущей пикантности, на канале «Культура», в свое время заявил открытым текстом: «Атеисты — это больные. Это животные. Их надо лечить».

Оскорбление чувств стало основным агрегатным состоянием политической жизни страны в последние полтора года. Все обижаются на всех. И все всех оскорбляют. Так мы узнали, что у наших людей, оказывается, еще есть чувства.

Госдума оскорбляется на «Госдуру». Хотя по тому, что делают и представляют собой народные избранники, это не оскорбление, а почти комплимент. Чувства президента, видимо, искренне оскорбило то, что после возвращения в Кремль он получил не толпы восторженных обывателей, бросающих в воздух чепчики, а массовые уличные акции протеста. Хотя сам сравнивал белую ленту, символ протестного движения, с презервативом.

Православную общественность оскорбило, что Pussу Riot устроили «панк-молебен» в храме Христа Спасителя. Но едва ли дело дошло бы до судебного процесса с международным резонансом, если бы девушки призывали бы Богородицу забрать кого-нибудь другого, а не будущего главу нашего якобы светского (для тех, чьи чувства не оскорбляет Конституция) государства.

Чувства казаков страшно оскорбляет современное искусство, в котором они разбираются, как свинья в апельсине. Но, судя по их реакции, постоянно, прямо с каким-то маниакальным упорством, следят за тем, что считают кощунственным. Даже чувства главы МИД России Сергея Лаврова, который и сам не чужд искусства пения, оскорбила официально опровергнутая организаторами конкурса кража голосов у российской участницы «Евровидения» Дины Гариповой. А то у нас чувства власти по этому поводу не оскорблялись целых шесть лет, со времени выступления на «Евровидении» Верки Сердючки с танцевальным хитом «Dancing, Lasha Tumbai», который в Кремле на волне страха перед «оранжевыми революциями» сочли антироссийским.

Отчасти это даже хорошо, что у разных представителей проспавшей все нулевые годы нации просыпаются какие-то чувства.

В результате дискуссии о православии вокруг дела Pussy Riot у многих людей выветрилось желание отождествлять себя с РПЦ. А то после десятилетий принудительного атеизма развилась не менее отвратительная мода на религиозность. Теперь вот желающие могут глубже разобраться, сильно ли отличался СМЕРШ от СС, а Сталин от Гитлера. И оскорбляет ли чьи-нибудь чувства призыв изготовлять абажуры из кожи политических противников в прокремлевской газете. Оскорбленные чувства отдельных депутатов привели к тому, что государство у нас начало заниматься пропагандой сексуальных меньшинств под видом контрпропаганды с прямо-таки садомазохистским наслаждением.

Увы, когда личные оскорбленные чувства становятся основой принятия законов, определяющих атмосферу жизни в стране, это беда. Право по самой своей сути должно быть бесстрастным, свободным от личных обид. Чувства — категория крайне эфемерная, и уж точно не правовая. При этом личная обида сейчас у нас чуть ли не ключевой мотив формирования политического курса и общественного дискурса.

В общем, живем, как в пословице: пришла скойбеда — отворяй ворота…

http://www.gazeta.ru/comments/column/novoprudsky/5334905.shtml

Оставить отзыв. (0)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa