Мне говорят, что я своими утверждениями хочу перевернуть мир вверх дном. Но разве было бы плохо перевернуть перевернутый мир?
Бруно Джордано

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (2)


Разное
Штраф как-нибудь соберем


Понаблюдать за вынесением приговора бывшему директору Сахаровского центра Юрию Самодурову и куратору выставки «Запретное искусство-2006» Андрею Ерофееву в понедельник пришло гораздо больше людей, чем был способен вместить этаж Таганского районного суда, а не только тесный зал № 311. В итоге большинству сторонников как обвинения, так и защиты пришлось ждать результата слушаний во дворе. Православные хоругвеносцы в черных каракулевых шапках и кирзовых сапогах позировали перед камерами с крестами и знаменами. Один из них поправлял на голове бандану, которую украшал орнамент из свастик, образующих крест. «Надо, чтобы их посадили, а потом выслали из России», — рассуждал другой. Современная художница Елена Хейдиз, которую недавно вызывали на беседу в прокуратуру из-за «русофобских картин», давала интервью на английском. Организатор «Монстрации», молодой художник Артем Лоскутов, приехавший в Москву из Новосибирска, писал в Twitter про принесенных в суд тараканов.

 

Мадагаскарских тараканов, каждый длиной по 4—5 см, принес и выпустил в Таганском суде активист арт-группы «Война» Петр Верзилов.

Диверсанты из «Войны» проникли в здание с утра, миновав бдительных приставов, когда внутри еще не было ни журналистов, ни участников процесса. «Тараканий суд!» — кричал Верзилов, когда его, задержанного, волокли в милицейскую машину. Как позже утверждали активисты, тараканов было больше трех тысяч. «Тараканы были трех видов, в том числе крупные мадагаскарские, которых нам удалось приобрести с помощью друзей. Мы поместили их в коробку из-под кукурузных хлопьев, чтобы они, как и православные активисты, смогли посмотреть, чем закончится суд. Но приставы обнаружили их чуть раньше, и пришлось выпустить около полутора тысяч тараканов в коридоре», — рассказал Верзилов «Газете.Ru», ожидая суда уже по ст. 17.3 КоАП (сопротивление законному требованию судебного пристава). По словам активиста «Войны», тараканы вырвались на волю у входа в зал № 311, несколько заползли внутрь, остальные разбежались по этажу и по лестнице. «Позже нам говорили, что видели их в конце дня, так что, возможно, некоторым все же удалось послушать приговор», — добавил Верзилов, пояснив, что оставшихся в сумке тараканов художники потом выпустили на волю за пределами суда.

За полчаса до заседания насекомых в Таганском суде уже не было видно: корреспондент «Газеты.Ru» заметил только двух. Уборщицы с вениками пытались раздавить насекомых на лестничной клетке второго этажа и смести в совок. Два таракана в совок не попали и упали на первый этаж, где их раздавили бдительные милиционеры. Очередь из посетителей жалась к стенке. Не заставший тараканьего скандала подсудимый Самодуров пытался пробраться через толпу в зал суда. За ним с букетом из желтых роз протискивался лидер движения «Мы» Роман Доброхотов. За трехчасовое заседание розы Доброхотова успели завянуть, а достались в итоге Ерофееву.

Судья Светлана Александрова, которая два года слушала дело о выставке «Запретное искусство-2006», вышла в зал с двадцатиминутным опозданием. Она несла в руке стопку листов с отпечатанным приговором, а следовавший за ней пристав тащил вентилятор — его установили прямо напротив трибуны председательствующей. Александрова около двух часов перечисляла доводы обвинения и защиты, результаты экспертиз и показания свидетелей, ни разу не объявив перерыв. Подсудимым из задних рядов передавали воду и квас сочувствующие арткритики.

 

«При исполнении преступных действий использовали служебное положение и искусствоведческое образование», — монотонно читала судья.

 

Главный заявитель по уголовному делу Олег Кассин, лидер националистического движения «Народный собор», шепотом давал кому-то интервью, пока его не вывел пристав за разговоры по телефону. «Самодуров обеспечил техническую поддержку выставки, соответствующую ее преступным целям», — еще тише и монотоннее неслось с судейской трибуны. В перечислении доводов обвинения Александрова успела добраться до строчки «экспонаты не несли ценного духовно-нравственного содержания», когда с улицы послышалось церковное пение.

 

Православные националисты, не поместившиеся в зале, с иконами и хоругвями совершали крестный ход вокруг здания суда. Судья читала про «традиционные культурные ценности русского народа».

 

Напомнив, что Самодурова и Ерофеева обвиняют в преступлении, предусмотренном п. «б» ч. 2 ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды по принципу религиозной принадлежности), Александрова еще раз перечислила возмутившие «верующих христиан» картины: «Пошел ты…» Ильи Кабакова, «Памятник» Леонида Сокова, «Кухонный разговор» Михаила Рогинского, «Взрыв № 5» Авдея Тер-Оганьяна, «Реклама Макдоналдса» и «Икона-икра» Александра Косолапова, две работы из серии «Путешествие Микки-Мауса по истории искусства» Александра Савко и фотоколлаж «Без названия» Вагрича Бахчаняна. «Негативный импульс, исходящий от экспонатов, провоцирует на негативную реакцию, по меньшей мере неуважение к христианству», — от описания самих картин судья перешла к оглашению искусствоведческой экспертизы, выполненной искусствоведом Натальей Энеевой. Крестный ход под окнами пошел на второй круг.

Что касается доводов защиты (которая настаивала, что целью выставки было не оскорбить, а просветить), то их судья Александрова признала несостоятельными, а Ерофеева и Самодурова — полностью виновными. «Суд постановил, что исправление подсудимых возможно без изоляции от общества», — немного повысила голос судья. Кто-то из группы поддержки музейщиков шумно выдохнул.

 

Не лишив обвиняемых свободы, Александрова приговорила Самодурова к 200 тысячам рублей штрафа, а Ерофеева — к 150 тысячам рублей.

 

«Слава России», — послышалось в той части толпы, где стояли пропотевшие насквозь хоругвеносцы. «Мало», — осек православного националиста кто-то из соратников. Самодурову протягивал едва пережившую жару розу правозащитник Лев Пономарев.

«Хорошо что не посадили. А то я был готов», — признался журналистам, выходя из Таганского суда, экс-директор музея им. Сахарова. «Художник в России — это рыба, плавающая в химическом растворе», — сыпал сравнениями Ерофеев. На выходе осужденных музейщиков ждала толпа. Прорвавшиеся к дверям пожилые женщины в платках и мужчины в футболках с крестами скандировали «Позор!». Оттесненные в дальний угол двора правозащитники, активисты «Солидарности» и другие сочувствующие пытались перехватить инициативу, аплодируя и крича «Свобода!». Милиционеры и приставы вытирали пот и случайно попавшую на них святую воду, которую тут же разбрызгивали свидетели стороны обвинения. «К сожалению, Россия не говорит на языке современного искусства, не понимает его значения», — давал в сторонке интервью брат подсудимого писатель Виктор Ерофеев. На вопрос о штрафе он улыбнулся: «Как-нибудь соберем».

 

«Мы, конечно, обжалуем этот приговор», — пообещала журналистам адвокат организаторов «Запретного искусства» Анна Ставицкая.

 

Ее коллега Дмитрий Курепин обратил внимание прессы на то, что судья назвала в качестве отягчающего вину подсудимых обстоятельства «действие по предварительному сговору в составе организованной группы», хотя сама же отметила, что такого квалифицирующего признака в 282-й статье нет. «Одно это может быть основанием для отмены приговора», — кипятился Курепин. Хоругвеносцы, вдохновленные вниманием к ним иностранных журналистов, обещали привлечь Самодурова и Ерофеева еще и по ст. 213 УК РФ (хулиганство) — за то, что некоторые экспонаты на выставке содержали нецензурную лексику. Прокурор Александр Никифоров, который просил отправить подсудимых на три года в колонию-поселение, воспользовавшись служебным положением, покинул суд через служебный выход и ни с журналистами, ни с разочарованными православными общаться не стал.

Оставить отзыв. (2)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa