Христос изгнал торгующих из храма. Торгующие поумнели и облачились в ризы.
Сафрин Х.

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (0)


Разное
Необъяснимое унижение. Лингвисты не могут определиться, за что судят атеиста Краснова


Второй месяц продолжается судебный процесс по делу ставропольского блогера-атеиста Виктора Краснова, которого обвиняют в оскорблении чувств верующих на основании жалоб на его высказывания в социальных сетях. Как передает «ФедералПресс», на этой неделе прошло очередное заседание, а также митинг в защиту Краснова.

«У меня нет потребности объяснять»

На очередном заседании суда по делу Виктора Краснова были допрошены эксперты, ранее сделавшие вывод о наличии в высказываниях обвиняемого криминала. Им возразил специалист из Северо-Кавказского федерального университета, который охарактеризовал экспертизу, имеющуюся в деле, как обладающую «критическими недостатками».

Из трех экспертов Северо-Кавказского центра экспертиз, сделавших вывод, что в атеистических комментариях блогера Виктора Краснова присутствует унижение религиозных чувств православных христиан, на судебное заседание пришли только двое. Адвокат Краснова Андрей Сабинин попросил эксперта-психолога Джульетту Габриэлян ответить, почему она приводит в экспертизе понятие «комплекс унижения», но не дает самого понятия унижения чувств верующих. «У меня нет потребности объяснять, что такое унижение», – лаконично ответила Габриэлян.

Сабинин напомнил, что экспертные исследования проводились по копиям протоколов, представленным следствием, причем из объема в 40 страниц исследовались только шесть или семь страниц. Из выступления эксперта осталось неясно, как можно научно определить оскорбительный характер высказывания в социальной сети.

«Россия – православное государство»

Отказавшись отвечать, почему высказывания подсудимого не были исследованы в контексте, эксперт пояснила, что в них и так были признаки оскорбления православных христиан. При этом вопрос, почему эксперты сделали вывод об оскорблении чувств православных, оказался для Джульетты Габриэлян сложен: она ответила, что основывалась на выводах лингвистов, а вопросы религиоведения не входят в ее задачи. «Я знаю, что Россия – это православное государство», – только и смогла ответить эксперт.

Другой эксперт-лингвист Ольга Бабич заявила, что диалог в интернете и не связанные друг с другом высказывания подсудимого вполне можно считать текстом, поскольку все они содержались в одной группе, которую создал сам Краснов. Адвокат возразил, что группа открытая и Виктор Краснов в ней был одним из участников. В итоге эксперт оказалась вынуждена согласиться с тем, что высказывания Краснова были все же не более чем отдельными репликами в диалоге. Вывод о том, что обвиняемый унижал и оскорблял чувства православных христиан, эксперт Бабич сделала, по ее словам, на основе употребления подсудимым слова кривославие и нескольких лексем, образованных от сокращенного словосочетания православие головного мозга, «во всем текстовом массиве».

Ниже всякой критики

Последним на заседании выступил специалист в области лингвистического анализа из Северо-Кавказского федерального университета Сергей Красса. По его оценке, экспертиза, проведенная специалистами экспертного центра, остается ниже всякой критики. В заключении экспертов по делу Виктора Краснова нарушены общие требования к экспертизе и имеются критические недостатки на всех стадиях. Эксперты, считает Красса, сами не разобрались с предметом исследования: на разных страницах они упоминают, что анализируют то текст, то отдельные высказывания. По оценке Сергея Крассы, экспертиза не учла диалогического характера высказываний и не проанализировала их социальный дискурс, а неоправданно суженный метод исследования не позволил адекватно интерпретировать текст. Он считает, что экспертиза проведена с грубым нарушением методик, используемых МВД, и не может использоваться в качестве доказательства. Заключение Сергея Крассы суд по ходатайству защитника Виктора Краснова приобщил к делу. Следующее заседание назначено на 27 апреля.

Присутствовавший на заседании гражданский активист Валерий Ледовской рассказывает про интересный момент на суде. «Эксперт-психолог заявила, что если речь идет об оскорблении кого-то, то рассматривать возможность провокации со стороны оскорбившегося не нужно, и ссылались на свою методологию. И в голове нарисовалась ситуация. Кто-то наставил на человека, допустим, пистолет. Ну, или другим каким-то образом напугал своим поведением. Человек в ответ что-то сказал. Возможно, в обычной ситуации оскорбительное. А в той конкретно шоковой ситуации вполне адекватное. И что, действия того, кто угрожал, рассматривать не нужно? Нужно рассматривать только то, что сказал оскорбивший?» – задается вопросом Ледовской.

Проблемы с памятью

Известный блогер Ника Какобян и вовсе сомневается в религиозных познаниях людей, подавших в суд. «Потерпевшие» отказываются посещать заседания, а на том, на которое были вызваны принудительно, не смогли назвать единственный храм в их родном городе. Сотрудник «Центра Э» не смог вспомнить точно, «потерпевшие» к нему обратились, или он к ним. Как и сами «потерпевшие», которые один факт, например, «вспомнили», посовещавшись в коридоре во время перерыва. Эксперты, авторы единственного прямого доказательства вины в деле, явились только на третье заседание после вызова, один из них занял такую глухую оборону, что отказался отвечать на большую часть вопросов адвоката, а потом и вовсе заявил, что «Россия – это православная страна». Собственно, в экспертизе ими анализировались только слова Краснова. А то, что его в той переписке оскорбляли и, вероятно, провоцировали, ни психолога, ни лингвиста не заинтересовало. Часть своих комментариев при этом собеседники Виктора аккуратно подчистили», – рассказывает Какобян.

Также она говорит и о митинге, который был организован в защиту подсудимого. «Трое сотрудников «Центра Э» пришли на митинг в поддержку Краснова, сначала один из них спросил, зачем мы создаем такой резонанс, а потом объяснил: «Краснов просто очень хотел внимания». То есть они дали ему то, что он хотел (якобы), а резонанс создаем все равно мы? В этой связи как можно становиться на сторону обвинения, когда куда ни глянь, всюду нестыковки, странно мотивированное поведение, отсутствие логики и банальное лицемерие, я не знаю. Ну, не говоря уже о том, что судебное преследование за слова или манеру их выражения – это дело какое-то вообще, по-моему, последнее. Со словами можно спорить, не соглашаться или, на худой конец, игнорировать оппонента – во всех социальных сетях для этого есть даже специальная техническая возможность», – разводит руками гражданская активистка.

Судить за атеизм абсурдно

На этой же неделе в Ставрополе прошел митинг против статьи Уголовного кодекса о защите чувств верующих и в поддержку Виктора Краснова. На встречу пришли люди из разных социальных групп. Коммунисты с флагами «Рот Фронт», поодаль от них – представители либеральной оппозиции, отдельно – сам Виктор Краснов и его адвокат.

Другой выступающий, помощник омбудсмена края Владимир Полубояренко признался, что он тоже православный и, более того, в пресловутом интернет-споре он в первых рядах назвал Виктора Краснова подонком и до сих пор симпатии к нему не испытывает. Тем не менее по-христиански он простил оскорбителя своих религиозных чувств, а уголовное преследование на основании религиозных взглядов считает недопустимым. Среди прочих спикеров нашлись и атеисты, и, как написано в итоговой резолюции, агностики. В большинстве своем они не особо симпатизировали Краснову, но высказывались против статьи, по которой его обвиняют, а заодно проходились и по засилью религии в целом. Как ни странно, сам Виктор Краснов ничего на митинге не сказал.

Известный российский лингвист Кирилл Решетников, ознакомившись с ситуацией, заявил, что привлечение людей к суду за высказывания в блогах бывали в разных странах, не только в России, и мировая практика знает об аналогичных случаях: «Это происходит по разным поводам, в том числе по политическим. Специфика определенного сегмента нашей общественности в том, что если что-то произошло не в нашей стране – замалчивается, а у нас – раздувается и используется как аргумент в пользу того, что у нас присутствует мракобесие, кровавый режим и так далее. Что же касается конкретно этой истории про то, что хотят засудить человека, который высказался атеистически,– мне это кажется абсурдным. Сотни, если не тысячи подобных высказываний появляются периодически в различных ресурсах социальных сетей. Я знаю радикально настроенных атеистов, и атеистический дискурс в России развит хорошо. Люди, которые пишут вещи, которые с точки зрения верующих являются богохульством, они в суды не попадают, и их никто не трогает. А этот случай – единичный, меня удивляет то, что это произошло, потому что за подобные вещи в России ничего никому не бывает. Сама практика привлечения к суду за написанное в Сети неправильная, и Краснов выиграет процесс».

 

Источник:http://fedpress.ru/news/society/reviews/1460712869-neobyasnimoe-unizhenie-lingvisty-ne-mogut-opredelitsya-za-chto-sudyat-ateista-krasnova 

Оставить отзыв. (0)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa