Отнимите у христианина страх перед адом, и вы отнимите у него веру.
Дидро Дени

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (2)


Разное
Интервью Евгения Никифорова с Андреем Евгеньевичем Себенцовым, заместителем председателя Комиссии по вопросам религиозных организаций при Правительстве РФ.


А. С. Вместе с тем, у нас есть Конституция, в которой отношения государства и религии установлены в первой главе. Первая глава отличается тем, что изменить ее очень трудно. Проще принять новую Конституцию. Там содержатся сведения о том. что у нас - республика (не монархия у нас, а республика!), и там же содержатся вопросы взаимоотношения государства и религии.
По другим главам можно принять поправку. Первая глава может быть изменена только принятием новой Конституции. Теперь - по системе взаимоотношений. Часто ссылаются на опыт других государств, когда говорят о взаимоотношениях между религией и государством. Скажем, ставят нам в пример Грецию... Но Греция - православное государство. Или Германия... В Германии по-другому решаются вопросы в школе. Но, в соответствии с Конституцией Германии, религия признается там обязательным атрибутом государства. Поэтому в Германии преподавание религии в школе обязательно, и если человек не хочет, чтобы его детям преподавали религию, он вынужден искать специальную, неконфессиональную школу. Но зато, с другой стороны, любая религия, к которой принадлежат учащиеся той или иной школы, должна там преподаваться. И если, например, есть 12 учеников, принадлежащих к той или иной конфессии, то школа обязана пригласить преподавателя той же конфессии для вот этой группы в 12 человек. Я не говорю, умно это или глупо, но, во всяком случае, это по-другому, чем у нас.

Е. Н. Андрей Евгеньевич, но все же Закон должен отражать потребности общества. Мы можем сказать определенно, что у нас сейчас явно стоит потребность присутствия религии - и в СМИ, и в системе образования, и в культурной жизни и т.д. А как тут найти компромисс с Конституцией, с нынешним законодательством, как можно найти компромисс при разработке нового Закона?

А. С. Компромисс всегда найти можно, я думаю, тут вопрос в другом. Общество и государство - это не одно и то же. Общественную роль государства никто принизить не может, она достигается сама собой усилием тех деятелей, которые посвятили ей свою жизнь. Меня больше беспокоят вопросы взаимоотношений между государственными органами и религиозными организациями. Мне кажется, государство не должно навязывать ту или другую религию. Не должно быть предпочтений той или иной религии во всех отношениях. Так мы обязаны поступать по Конституции. А раз так, нежелательно давать какие-то исключительные преимущества одной религии, потому что это сразу же распространится на всех остальных. А какое из этого получится благо, это еще неизвестно...

Е. Н. Конечно, с одной стороны, у нас есть явно деструктивные культы, которые, несмотря на это, имеют статус религиозной организации и, соответственно, все вытекающие из этого права и обязанности такой организации. С другой стороны, мы имеем необходимость свободного преподавания в школах Закона Божия, например... Как будут регулироваться Законом такие вопросы? Есть ли возможность в поправках к Закону о свободе совести сформулировать такие вопросы?

А. С. Я отвечу немного пространнее. Был я в Америке в Солт-Лейк-Сити, у мормонов. И к нам там приставили нашу русскую девушку-гида, которая была у нас экскурсоводом. Я спросил, как она туда попала. Оказалось, что будучи тут, в России, она обратилась к нашему православному священнику с какими-то своими духовными вопросами, ответа от него не получила и вот теперь она - в штате Юта, в Солт-Лейк-Сити. Это просто пример того, если всем предоставить равные права. Одни - активно идут навстречу и пользуются этими правами, другие - ведут себя пассивно: "Наш храм открыт, к нас все равно придут!.." Но придут или не придут - это вопрос. А также вопрос - как их там встретят.
Я недавно говорил с В. Зоркальцевым, который высказал такую же точку зрения. Он сказал, что он тоже против сейчас преподавания в школах религии, потому что преподавать в наших школах в данный момент могут совсем другие религии, чем традиционные в России.
Поэтому я сказал бы так: прежде чем смотреть на этот вопрос с точки зрения регулировки, по-моему сначала нужно, чтобы ситуация в обществе у нас несколько поменялась и стабилизировалась. Тогда и Законы смогут отразить то, что назрело в обществе. А если забегать вперед, то будет по словам одного известного нашего Премьера: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда!"

Если говорить о религии и школе. Нет проблем для создания классов религии в школе. Но если речь идет о муниципальной школе, то сама школа не должна этим заниматься. Ведь государство у нас светское! Зато Закон дает возможность религиозной организации (по желанию родителей и с согласия администрации) предоставлять для этого помещения. Но это все должно быть за рамками школьной программы. Такая возможность есть, ей надо научиться пользоваться. Это важный момент.

Е. Н. Сейчас многие министерства заключают с Русской Православной Церковью нечто вроде конкордатов. Насколько законны такие акты и насколько будут развиваться такие отношения между Церковью и государством?

А. С. Заключение соглашений о взаимодействии между религиозными организациями и федеральными органами исполнительной власти вполне соответствуют Закону. Само по себе это не вызывает сомнений и тревог. Вопрос только в том, что там написано. Если это не выходит за рамки Закона и Конституции - все это справедливо и возможно. Если выходит за рамки - то может иметь неприятные последствия.

Е. Н. Может ли церковная организация принимать на себя исполнение некоего социального заказа? Скажем, мы создаем больницы, мы создаем детские дома и, насколько я знаю, в те больницы, которые курирует Русская Православная Церковь, чрезвычайно сложно попасть! Служба милосердия, например... Ведь наши девочки, работающие там, не только по имени являются сестрами милосердия, но на самом деле искренне помогают окружающим. Но часто мы сталкиваемся с тем, что не можем получить того, что положено по нормативам для исполнения той или иной деятельности. Как тут можно выйти из ситуации?

А. С. Медицинские учреждения наши могут быть как государственными, как муниципальными, так и частными. То, что создают религиозные организации - это частные учреждения. Они, разумеется, могут заниматься этой деятельностью (при наличии лицензии и квалифицированных специалистов). Если говорить о таких частных учреждениях, то государственная финансовая поддержка их пока, к сожалению, не предусмотрена. И хотя даже сам Министр здравоохранения говорит о том, что пора переходить на частную медицину (ибо бесплатной все равно уже не существует!), - пока все это еще не реализовано и находится в стадии разработки.

Е. Н. Я думаю, что как раз эти поправки к Закону, которые мы будем предлагать внести, они и учтут такие пожелания?

А. С. Ни по одному вопросу нельзя руководствоваться одним Законом. А уж по многим вопросам - тем более. И тот вопрос, который касается здравоохранения - регулируется Законом о здравоохранении. Поэтому все вопросы, расширяющие непосредственно религиозную деятельность до иной (благотворительной, иной общественно-полезной деятельности), должен быть регулируем в своей сфере.

Е. Н. Многие жалуются на то, что сейчас пытаются поднять престиж понятия "благотворительность" (при помощи СМИ, например). Наше радио, например, существует исключительно за счет благотворительности слушателей. Но предприятия, которые нам хотя помочь, практически не имеют никаких льгот. Предполагаются ли какие-то новые инициативы, которые позволят более широко развиваться благотворительности в России?

А. С. Этот вопрос относится к налоговому законодательству. Действительно, предполагается несколько увеличить тот процент, который исключается из налогообложения при оказании благотворительной помощи.

Е. Н. Ну что ж, будем ждать, когда это произойдет. Возможно, и радио "Радонеж" воспользуется такой льготой для своих жертвователей.

* * *

Е. Н. Всех нас беспокоит вопрос преподавания теологии в светских учебных заведениях. Как здесь разрешается проблема: с одной стороны, религиоведы заодно против преподавания вообще этой дисциплины в светских вузах. Но я могу сказать, что во многом эти протестующие - бывшие преподаватели научного атеизма, корпус достаточно еще работоспособных людей, которые сделали карьеру в этой области и теперь они практически теряют работу. Это мое наблюдение. А как вы, Андрей Евгеньевич, оцениваете всю проблему, связанную с введением теологии в вузах?

А. С. Я смотрю на это с другой точки зрения. Теология, или богословие, и религиоведение - это принципиально разные предметы, которые имеют разные объекты изучения. Если религиоведение изучает место, которое религии занимают в обществе, то теология изучает взаимоотношения верующего данной конфессии с Богом, высшей силой. Это принципиально разные вещи и они вполне могут сосуществовать. Но, на мой взгляд, быть неверующим и изучать теологию - невозможно! Это предмет принципиально внутрирелигиозный. И когда речь идет об изучении в вузе вообще, о том, чтобы по теологии присваивались степени ученые, даже на уровне государственном - у меня тут нет вопроса: это вполне возможно, это нужно, и мировой опыт свидетельствует о том. что так оно и происходит. Но когда мы переходим в государственный вуз - тот и стоит вопрос. Государство и государственные учреждения не должны быть связаны с отношением человек к религии - принципиально! Принимая в вуз на ту или иную специальность, нельзя задавать такой вопрос: "Ты мусульманин, ты православный, ты католик?" и т.д.) Я думаю, было бы правильнее если бы теология изучалась в духовных учебных учреждениях. Если стандарты этого предмета утверждались руководством той или иной конфессии (а эти теологии ведь совершенно различны между собой), но согласовывались с Министерством образования (на предмет уровня образования - высший он, средний или достаточный для той или иной ученой степени).

Е. Н. То есть вы считаете, что вводить курс теологии в светских вузах преждевременно?

А. С. Я считаю, что это не соответствует смыслу светского вуза. Теология и богословие - это предметы внутрирелигиозные. Каждый из них принадлежит к своей религии. Если изучаются иные подходы - все равно изучаются они с точки зрения критического к ним отношения.
Теология - это отношение между верующим и Богом!
27.07.2001



Ссылки на другие материалы в InterNet по этой теме
Интервью Евгения Никифорова с Андреем Евгеньевичем Себенцовым, заместителем председателя Комиссии по вопросам религиозных организаций при Правительстве РФ. - исходный материал с сайта радиостанции "Радонеж"
Оставить отзыв. (2)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa