Религия мешает людям видеть, потому что она под страхом вечных наказаний запрещает им смотреть.
Дидро Дени

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (0)


Юрченко Владислав
"Пусть соревнуются меня убеждать!"


ДОКУМЕНТ

Проект федерального закона РФ "О традиционных религиозных организациях России" был внесен в Государственную думу депутатами Корниенко, Лисичкиным, Шандыбиным. Предполагается, что он будет рассмотрен в нижней палате в первом чтении.

Вот некоторые его положения.

  • "Традиционной религиозной организацией России признается религиозная организация в случае, если: ее последователи открыто действуют на территории Российской Федерации не менее ста лет; ее учение и практика традиционны для России или нескольких ее регионов..."
  • "В настоящем федеральном законе традиционными для России признаются учения и практика религиозных организаций, исповедующих православное христианство и ислам..."
  • "Религиозная организация признается традиционной религиозной организацией России на основании... заключения государственной религиоведческой экспертизы, заключения федерального органа юстиции".
  • "Решение о признании религиозной организации традиционной религиозной организацией России в каждом случае принимается в форме федерального закона, в котором могут быть отражены также положения соглашения о социальном партнерстве государства и данной традиционной религиозной организации России..."
  • "Традиционные религиозные организации России вправе иметь своих постоянных представителей при федеральных и региональных органах власти по согласованию с ними..."
  • "Органы государственной власти в рамках своей компетенции оказывают содействие традиционным религиозным организациям России в их социальной деятельности в Российской Федерации и за рубежом..."

Станет ли Православие государственной религией России?

Грубые нарушения российского законодательства в сфере религиозно-церковных отношений уже перестали быть редкостью.

Церковь, по Конституции отделенная от Государства, все более стремится расширить круг своей деятельности. В Москве, например, под давлением церковных кругов власти отменили автобус N 666 (мол, сатанинский знак); в Екатеринбурге "церковная общественность" решительно выступила против гастрольного показа спектакля Московского театра на Таганке "Солдат Чонкин". Кому-то очень хочется "оправославить" госслужбу, образование, армию, больницы, тюрьмы. Уже и в среде законодателей раздаются голоса, требующие узаконить понятия: "традиционная (и нетрадиционная) вера", "тоталитарная секта", "каноническая территория"...

Рано или поздно эта логика должна привести к идее поправить Конституцию. Есть ли такая опасность? И если да, к чему все это может привести?

На вопросы "МН" отвечает доктор юридических наук, профессор, ректор Московского нового юридического института Александр Максимович ЯКОВЛЕВ. Его книга "Общество, в котором мы живем", посвященная в том числе взаимоотношениям государства и церкви, вскоре выйдет в издательстве "Экзамен".

- Ситуация вас тревожит?

А.Я.: Конечно. Корни проблемы уходят в давнюю российскую историю, в традиции отношений между Церковью и Государством. Как сочетаются они с демократическими принципами развития общества? Сегодня наше законодательство накладывается на эти традиции, которые не могут исчезнуть быстро и безболезненно.

Теоретически возможны по меньшей мере три типа отношений между Церковью и Государством.

Вариант первый. В Своде российских законов в редакции 1906 г. (период, когда Россия достигла наибольших успехов в демократическом развитии) записано: "Первенствующая и господствующая в Российской империи вера есть христианская православная кафолическая восточного исповедания. Император... не может исповедовать никоей иной веры, кроме православной". Ясная норма. Здесь император - глава Церкви. Управление Церковью осуществляется Святейшим Правительственным Синодом. В этой модели Церковь есть департамент государственной службы.

Второй вариант - Церковь поглощает государство, глава духовный становится главою государства. Примеры наиболее близкие - исламское государство, во главе которого лидер веры - аятолла.

И наконец, третий вариант. Его основа - свобода личности и духовная свобода, в том числе и свобода вероисповедания (или невероисповедания). Это - важнейший признак демократии.

- Можем ли мы считать, что современная российская действительность соответствует третьей модели?

А.Я.: В Конституции РФ сказано: Россия - светское государство, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Что выигрывает общество от отделения Церкви от Государства? Во-первых, Церковь избавляется от государственного патронажа. Она ответственна только перед Господом, а не перед государем, который может оказаться Иваном Грозным, считавшим, что он не только повелевает подданными, но и спасает их души. Во-вторых, государство, отделенное от Церкви, охраняет свободу и равенство всех вероисповеданий перед законом. Считается, что для России традиционны Православие, а также Ислам, Иудаизм и Буддизм. Однако понятие "традиционный" всего лишь отражает историю, ему нельзя придавать юридического значения. Попытки разделить верования на "наши" и "не наши" есть прямое нарушение Конституции.

- Есть люди, которые хотели бы узаконить термин "тоталитарные секты".

А.Я.: Термин этот, по-моему, просто брань, ничего более. Кто-то берет на себя право объявлять то или иное вероисповедание преступным и называет его тоталитарной сектой. На каком основании? Люди могут совершать преступления. Но только преступления и подсудны! Как бы я ни относился к каким-то вероисповеданиям, но если это вера, а не злые дела, здесь закон бессилен. И возникновение новых (не традиционных?) верований - это естественное проявление духа свободы, на страже которого должно стоять наше демократическое государство.

- Страж-то неважный! Находятся законодатели, которые предлагают узаконить термины "традиционная религия" - "нетрадиционная религия". А также резко ограничить возможности для вхождения "в круг избранных". Причем отбор поручить государству.

А.Я.: Хотел бы спросить этих господ: за нарушение коммунистической идеологии сажали в лагеря. Что предлагается тем, кто верит по-иному? Куда их, в концлагерь? Притеснение любой веры ведет к тому, что она уходит в катакомбы, влечет к себе новых сторонников! И чем сильнее давление, тем решительнее проявляется религиозный фанатизм и экстремизм. А то, что иудаизм, буддизм в депутатском проекте (см. текст под рубрикой "Документ") не упомянуты, означает, что даже эти древнейшие конфессии передвигаются в группу "нелегалов". Но я уверен, что этот проект не пройдет.

- Спор об историческом прошлом той или иной религиозной организации часто приобретает сугубо материальный характер. Представители разных церквей могут спорить о праве служить в конкретном храме. При этом каждый доказывает, что он исторически "правее". Для судов это спор хозяйствующих субъектов. В результате изгоняют слабейшего, не имеющего связей во власти.

А.Я.: Вот это хорошая формула - спор хозяйствующих субъектов, где на стороне одного власть. Если принадлежность к власти, а не предусмотренное законом основание позволяет вынести решение, значит, право нарушено государством. А ведь именно оно должно обеспечивать обязательность права, и его конституционная роль - быть арбитром, но не более. А сочетание церкви с властью в гражданском споре - это признак тоталитаризма (здесь этот термин уместен). Если же церковь конкурирует с другой церковью путем убеждения, обращения к людям с проникновенным словом, это самый надежный путь к тому, чтобы именно она завоевывала новых сторонников.

- Как же быть в случае, если спор продолжается между участниками церковного раскола 1927 г.? Теми, кто пошел на компромисс с советской властью, и теми, кто ушел в катакомбы? Раскольники тогда потеряли свои храмы, но и теперь им, как правило, их не возвращают. Какая позиция должна быть у суда?

А.Я.: Кто более прав с точки зрения подлинности веры, могут решить только сами верующие. 1927 год был началом коллективизации, истребления крестьян, а подчинение церкви власти совпадает с этим не случайно. Если же сейчас государство поддерживает невозвращение храмов законным владельцам, то оно выступает не как демократическое, а автократическое. Вопрос о принадлежности храмов должен решаться на основе Гражданского кодекса, и никак иначе.

- В последнее время заметно ухудшились отношения между Русской православной церковью с Католической церковью. Как, с вашей точки зрения, могут быть преодолены те препятствия, которые стоят на пути их сближения?

А.Я.: Я не обладаю полной информацией по этому вопросу. Но если верующие одной церкви ограждают свою веру не вовлечением новых сторонников путем религиозного воздействия на них, а другими способами, это означает слабость такой веры. И, конечно, отход от демократического принципа равенства всех верований перед законом.

Католическая же вера имеет в конституционном смысле абсолютно те же права, что и любая другая вера. Я надеюсь, что понимание высшего предназначения церкви в демократическом государстве позволит решить проблему о визите главы Католической церкви в Россию. Это было бы для меня показателем настоящей терпимости, того, что РПЦ не боится никаких соревнований.

- В современной Конституции, в отличие от Конституции 1906 года, не записано, что глава государства должен быть православным. Однако наш президент не скрывает своей приверженности к Православию.

А.Я.: Я доволен, что мой президент православный, причем, в отличие от других наших государственных деятелей, его поведение в церкви мне внушает доверие. Но это не означает, что я готов на этом основании объявить всех "иноверующих" людьми не того сорта.

- Каково ваше отношение к тому, что храмы РПЦ все чаще открываются в воинских частях, больницах, тюрьмах... При этом не слышно, чтобы там же открывались мечети, синагоги, дацаны?

А.Я.: Государство должно относиться ко всем религиям с юридической точки зрения совершенно беспристрастно. И либо не предоставлять государственную собственность ни одной религии, либо быть готовым, чтобы предоставить ее любой. И если этот принцип нарушается в пользу одной религии, это и есть сращение государства с религией. А церковь, которая пользуется государственной собственностью, теряет роль независимого духовного лидера общества.

- Получается так: есть светская Россия, ее законы, но есть и прямое вмешательство церкви в светскую жизнь. Может быть, стоит пойти ей навстречу, ввести эту практику в юридические нормы, узаконить нормы так называемого церковного права.

А.Я.: Право не может быть исключительно церковным, как и государство! Право обязательно только государственное. Другое дело, что государственные акты могут распространяться в сферу церковной деятельности. В этом смысле можно говорить о церковном праве, точнее, о практике применения законодательства к церковной жизни.

- Возможно ли, что в будущем могут стать государственными - в Центральной России - Православие, в Татарстане и Башкортостане - Ислам, в Калмыкии - Буддизм? Не знаю, правда, куда деть государственный Иудаизм...

А.Я.: Упаси Бог! Государство Россия развалится и превратится в религиозные государства. Я не верю в это. Меня не пугает распространение религий, если они не распространяются с помощью государственной власти, но действуют только методами убеждения. Пусть соревнуются меня убеждать!




Ссылки на другие материалы в InterNet по этой теме
"Пусть соревнуются меня убеждать!" - исходный материал с сайта газеты "Московские новости"
Оставить отзыв. (0)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa