С религией получается тоже, что с азартной игрой: начавши дураком, кончишь плутом.
Вольтер

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



В направлении духовенства за границу также заинтересован КГБ (Жирнов Евгений)
На прошлой неделе Владимир Путин принял главу Русской православной церкви патриарха Алексия II и главу Русской зарубежной церкви митрополита Лавра. Воссоединение церквей происходит при активном участии президента. В советские времена Московский патриархат тоже был одним из инструментов политики партии и правительства. Историю взаимодействия государства и отделенной от него церкви в этой деликатной сфере исследовал обозреватель журнала "Власть" Евгений Жирнов.


Внимание, на сайте действует премодерация комментариев.

E-mail:
Имя:
Сообщение:

введите число указаное на картинке
1-19
АРХИЕПИСКОП ДИДИМ. (DIDIM-4491@YANDEX.RU) 0:22 29/06/2011



http://didim.ucoz.ru



ИИСУС СКАЗАЛ: - БОЛЬНЫХ ИСЦЕЛЯЙТЕ,
ПРОКАЖЕННЫХ ОЧИЩАЙТЕ,БЕСОВ ИЗГОНЯЙТЕ,
МЕРТВЫХ ВОСКРЕШАЙТЕ.


ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ПОЗВОНИТЕ И ВАМ СКАЖУТ
КОГДА ВАС ПРИМЕТ ВЛАДЫКО.

ОН ДОЛГО БОЛЕЛ САМ. ТЕПЕРЬ У НЕГО ИНОГДА
ПОЯВЛЯЕТСЯ ЖЕЛАНИЕ И ВРЕМЯ ОПЯТЬ
ПРИНИМАТЬ СТРАЖДУЩИХ.

ПИТЕР. 451-13 -60








УСЛИ БЫ ВЫ ЗНАЛИ - КАК, ИНОГДА,
НЕ ХОЧЕТСЯ УМИРАТЬ.
КОНЕЧНО -ПОРА ДОМОЙ. МНЕ 65 -А В РОССИИ ТАК
ДОЛГО НЕ ЖИВУТ.
У МЕНЯ СТРАШНЫЕ БОЛИ И ПРОШУ ОТЦА ЗАБРАТЬ
МЕНЯ ДОМОЙ.
Я ПЕРЕСТАЛ ПОНИМАТЬ МОЛОДЫХ. И ЭТО ГОРЬКО.
А ПРО МЕНЯ ГОВОРЯТ - МУДРЫЙ СТАРЕЦ.
ВЧЕРА СТАЛО ЛЕГЧЕ И ИЗ МОСКВЫ ПРОИЕХАЛ ЧИН
И Я ЕГО ПРИНЯЛ. ЗНАЧИТ - Я НУЖЕН ЗДЕСЬ. И МНЕ ВЕЛЕНО
ИСПЛНИТЬ ВОЛЮ ИИСУСА -ИСЦЕЛЯТЬ.
(ЧИТАЙТЕ ЕВАНГЕЛИЕ)
ДО СИХ ПОРЯ ТОЛЬКО БЛАГОСЛОВЛЯЛ ЦЕЛИТЕЛЕЙ.
ОБЪЯСНЯЛ ИМ, ЧТО ОНИ НЕ КОЛДУНЫ,А ДЕТИ БОЖЬИ.
А САМ ЗАЗНАЛСЯ - ПРИНИМАЛ ТОЛЬКО
ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫХ, ДА ДУХОВЕНСТВО.
А ТЕПЕРЬ Я ПОСТОРАЮСЬ НАВЕРСТАТЬ УПУЩЕННОЕ.








МЫ ДЕТИ ВСЕВЫШНЕГО. А ДИТЯ БОЖЬЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ РАБОМ У ОТЦА.
Я ПРАВОСЛАВНЫЙ - ЭТО ЗНАЧИТ -ПРАВИЛЬНО СЛАВЛЮ.
ЭТО ЗНАЧИТ - ЛОГИЧНО ВЕРЮ В ЛОГИЧНОГО БОГА.

СКОРЕЕ Я ВНЕ ЦЕРКОВНЫХ ОБЩЕСТВ - ВНЕ КОНФЕССИЙ.
Я СТАР И МНЕ НЕ К ЧЕМУ ЛИЦЕМЕРИТЬ.

НО Я ЗНАЮ БОЛЬШЕ О ПРАВОСЛАВИИ И ПРАВОСЛАВИЯ
БУДУ ДЕРЖАТЬСЯ.

А САН ВЕЛИКИЙ СВОЙ Я ХОТЕЛ СНЯТЬ ПОСЛЕДОВАВ
ВЕЛИКОМУ СТАРЦУ - ПАПЕ РИМСКОМУ ПАВЛУ-ИОАННУ.

ПОСЛАЛ ПРОШЕНИЕ В РИПЦ, НО СИНОД ОТКАЗАЛ МНЕ.
ДА И В ИНТЕРНЕТЕ Я РАСКРУЧЕН КАК АРХИЕПИСКОП,
ХОТЯ ДАВНО УЖЕ МИТРОПОЛИТ.


Я ПРОСТО УСТАЛ ОТ ЛИЦЕМЕРИЯ "СВЯТЫХ ОТЦОВ"
Я ВЫДВИНУЛ ИДЕЮ В 1989 ГОДУ -ХРИСТИАНСТВО
КАК САМОЕ ДОБРОЕ УЧЕНИЕ, КОТОРОЕ ПРИСЛАЛ НАМ
ОТЕЦ, СДЕЛАТЬ ИДЕОЛОГИЕЙ НОВОЙ РОССИИ.

ДА. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ МУЖИ ВНЯЛИ СОВЕТУ.
НО ВЗЯЛИ ХУДШЕЕ ИЗ ПРАВОСЛАВИЯ - ЖИЗНЬ
"МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ"

Я НЕМНОГО ЗНАЛ ВЛАДИМИРА ГУНДЯЕВА.
ОПЫТНЫЙ ДИПЛОМАТ И АНАЛИТИК ВЫСОЧАЙШЕЙ
ПРОБЫ "ИЗ ВУНДЕРКИНДОВ" НЕДАВНО ВЫСТУПИЛ О
СМИРЕНИИ. ОН ПРИЗЫВАЛ НАС В РАБСТВО...

НЕУЖЕЛИ ЕГО СЛОМАЛИ КАК И МНОГИХ ДРУГИХ.

ТЕРПЕНИЕ НУЖНО -С ЭТИМ НЕ ПОСПОРИШЬ.




НО ЭТО БЫЛО ВСТУПЛЕНИЕ.

А Я ПРОШУ ОТВЕТИТЬ НА МОИ ВОПРОСЫ. ЗДЕСЬ

ЗА ЭТИ ВОПРОСЫ БЛОКИРУЮТ А В МОИХ

МНОГЧИСЛЕННЫХ САЙТАХ ЭТИ ВОПРОСЫ НА

ГЛАВНЫХ СТРАНИЧКАХ.


http://didim.ucoz.ru

ТАМ И КНИГА ИРЕН БЕЛЯЕВА"ИНОК ЛЕГЕНДЫ О ЧЕРНОМ МОНАХЕ"
ЭТО О МОЕЙ БОРЬБЕ С САТАНОЙ. СКАЧАЛИ С МОИХ САЙТОВ ДЕСЯТКИ МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК.
А ЖУРНАЛЬНЫМ СПОСОБОМ ПЕЧАТАТЬ ЗА ДЕНЬГИ ОТКАЗАЛИСЬ.
СПАСИ ГОСПОДИ ТОГО КТО ПРИДУМАЛ ИНТЕРНЕТ.


1. САТАНА? ЭТО ЛИШЬ ДОЛЖНОСТЬ , А НЕ ИМЯ.
ЛЮБИМЧИК БОГА АНГЕЛ СВЕТА ЛЮЦИФЕР
ПОДНЯЛ БУНТ ПРОТИВ ОТЦА. И ЗА ТАКУЮ НАГЛОСТЬ
ОТЕЦ НАЗНАЧИЛ ЕГО РУКОВОДИТЬ АДОМ- САТАНОЙ.

ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО, ЧТО ГОСПОДЬ НАШ ПО ДОБРОТЕ
СВОЕЙ ОТЦОВСКОЙ ПРОСТИЛ ЕГО, А МЫ ВСЕ ГРЕХИ
СВОИ НА НЕГО ВАЛИМ. УДОБНО? ЕЩЕ КАК.
И УБИВАЕМ ДРУГ ДРУГА ИМЕНЕМ БОЖЬИМ, А ПЫТАЕМСЯ ЭТОТ ГРЕХ НА ЛЮЦИФЕРА СВАЛИТЬ.

ЭТО Я ПЫТАЮСЬ С ВАМИ ГОВОРИТЬ НА ВАШЕМ ЯЗЫКЕ.

А В МОИХ САЙТАХ МНОЖЕСТВО ТАКИХ ВОПРОСОВ
И МОИХ ОТВЕТОВ НА МОИ ВОПРОСЫ.

ЗАЙДИТЕ ПО ССЫЛКЕ. ТАМ ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ.


ТОЛЬКО СЕЙЧАС ЗАБЛОКИРОВАЛИ У МЕНЯ ПОДОБНУЮ
СТРАНИЧКУ. СКАЖИТЕ, ЛЮДИ САМИ, ЗА ЧТО?

ВОТ ПОЭТОМУ , ЧТО БОРЮСЬ С НИМИ ВСЮ ЖИЗНЬ,
МЕНЯ ПЫТАЮТСЯ БЛОКИРОВАТЬ И БЛОКИРОВАТЬ


МОЙ АДВОКАТ ОБЕЩАЛ БЕСПЛАТНО ЗАНЯТЬСЯ
ЭТОЙ ПРОБЛЕМОЙ. И Я ЕМУ ПОМОШНИК.

НУЖЕН ПРЕЦЕДЕНТ. НУ ЧТО ЖЕ, ПРОТИВНО, НО
СВОБОДУ НАДО ЗАЩИЩАТЬ.
ГОСПОДЬ НА МНЕ ОСТАНОВИЛ В РОССИИ КАРАТЕЛЬНУЮ
ПСИХИАТРИЮ. СОВЕТУЮ В ПОИСКОВИКАХ ПОИСКАТЬ
"КАРАТЕЛЬНАЯ ПСИХИАТРИЯ В РОССИИ"



У РЫЛЕЕВА В ПОЭМЕ "НАЛИВАЙКО" ЕСТЬ СТРОКИ:

...Я ЗНАЮ,ПОГИБАЕТ ТОТ
ЗА ТО, ЧТО ПЕРВЫМ ВОССТАЕТ
ЗА СЧАСТЬЕ СВОЕГО НАРОДА.
НО ГДЕ,СКАЖИ, КОГДА БЫЛА
БЕС ЖЕРТВ ИСКУПЛЕНА СВОБОДА.

И ВЫ НЕ БУДЬТЕ В СТОРОНЕ.
ВЕДЬ ЭТО ПРОВОКАТОРЫ РАБОТАЮТ.

РУССКИЕ ЛЮДИ НЕ ЖДИТЕ КОГДА
МАЛЕНЬКИЙ РУЧЕЕК СВОБОДЫ - ИНТЕРНЕТ -ПЕРЕКРОЮТ.


АРХИЕПИСКОП ДИДИМ (DIDIM-4491@YANDEX.RU) 0:10 29/06/2011
Ь
594 дня назад 11.11.2009 11:09:05 Цитата Сообщить о спаме Подписаться



http://didim.ucoz.ru



ИИСУС СКАЗАЛ: - БОЛЬНЫХ ИСЦЕЛЯЙТЕ,
ПРОКАЖЕННЫХ ОЧИЩАЙТЕ,БЕСОВ ИЗГОНЯЙТЕ,
МЕРТВЫХ ВОСКРЕШАЙТЕ.


ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ПОЗВОНИТЕ И ВАМ СКАЖУТ
КОГДА ВАС ПРИМЕТ ВЛАДЫКО.

ОН ДОЛГО БОЛЕЛ САМ. ТЕПЕРЬ У НЕГО ИНОГДА
ПОЯВЛЯЕТСЯ ЖЕЛАНИЕ И ВРЕМЯ ОПЯТЬ
ПРИНИМАТЬ СТРАЖДУЩИХ.

ПИТЕР. 451-13 -60








УСЛИ БЫ ВЫ ЗНАЛИ - КАК, ИНОГДА,
НЕ ХОЧЕТСЯ УМИРАТЬ.
КОНЕЧНО -ПОРА ДОМОЙ. МНЕ 65 -А В РОССИИ ТАК
ДОЛГО НЕ ЖИВУТ.
У МЕНЯ СТРАШНЫЕ БОЛИ И ПРОШУ ОТЦА ЗАБРАТЬ
МЕНЯ ДОМОЙ.
Я ПЕРЕСТАЛ ПОНИМАТЬ МОЛОДЫХ. И ЭТО ГОРЬКО.
А ПРО МЕНЯ ГОВОРЯТ - МУДРЫЙ СТАРЕЦ.
ВЧЕРА СТАЛО ЛЕГЧЕ И ИЗ МОСКВЫ ПРОИЕХАЛ ЧИН
И Я ЕГО ПРИНЯЛ. ЗНАЧИТ - Я НУЖЕН ЗДЕСЬ. И МНЕ ВЕЛЕНО
ИСПЛНИТЬ ВОЛЮ ИИСУСА -ИСЦЕЛЯТЬ.
(ЧИТАЙТЕ ЕВАНГЕЛИЕ)
ДО СИХ ПОРЯ ТОЛЬКО БЛАГОСЛОВЛЯЛ ЦЕЛИТЕЛЕЙ.
ОБЪЯСНЯЛ ИМ, ЧТО ОНИ НЕ КОЛДУНЫ,А ДЕТИ БОЖЬИ.
А САМ ЗАЗНАЛСЯ - ПРИНИМАЛ ТОЛЬКО
ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫХ, ДА ДУХОВЕНСТВО.
А ТЕПЕРЬ Я ПОСТОРАЮСЬ НАВЕРСТАТЬ УПУЩЕННОЕ.








МЫ ДЕТИ ВСЕВЫШНЕГО. А ДИТЯ БОЖЬЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ РАБОМ У ОТЦА.
Я ПРАВОСЛАВНЫЙ - ЭТО ЗНАЧИТ -ПРАВИЛЬНО СЛАВЛЮ.
ЭТО ЗНАЧИТ - ЛОГИЧНО ВЕРЮ В ЛОГИЧНОГО БОГА.

СКОРЕЕ Я ВНЕ ЦЕРКОВНЫХ ОБЩЕСТВ - ВНЕ КОНФЕССИЙ.
Я СТАР И МНЕ НЕ К ЧЕМУ ЛИЦЕМЕРИТЬ.

НО Я ЗНАЮ БОЛЬШЕ О ПРАВОСЛАВИИ И ПРАВОСЛАВИЯ
БУДУ ДЕРЖАТЬСЯ.

А САН ВЕЛИКИЙ СВОЙ Я ХОТЕЛ СНЯТЬ ПОСЛЕДОВАВ
ВЕЛИКОМУ СТАРЦУ - ПАПЕ РИМСКОМУ ПАВЛУ-ИОАННУ.

ПОСЛАЛ ПРОШЕНИЕ В РИПЦ, НО СИНОД ОТКАЗАЛ МНЕ.
ДА И В ИНТЕРНЕТЕ Я РАСКРУЧЕН КАК АРХИЕПИСКОП,
ХОТЯ ДАВНО УЖЕ МИТРОПОЛИТ.


Я ПРОСТО УСТАЛ ОТ ЛИЦЕМЕРИЯ "СВЯТЫХ ОТЦОВ"
Я ВЫДВИНУЛ ИДЕЮ В 1989 ГОДУ -ХРИСТИАНСТВО
КАК САМОЕ ДОБРОЕ УЧЕНИЕ, КОТОРОЕ ПРИСЛАЛ НАМ
ОТЕЦ, СДЕЛАТЬ ИДЕОЛОГИЕЙ НОВОЙ РОССИИ.

ДА. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ МУЖИ ВНЯЛИ СОВЕТУ.
НО ВЗЯЛИ ХУДШЕЕ ИЗ ПРАВОСЛАВИЯ - ЖИЗНЬ
"МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ"

Я НЕМНОГО ЗНАЛ ВЛАДИМИРА ГУНДЯЕВА.
ОПЫТНЫЙ ДИПЛОМАТ И АНАЛИТИК ВЫСОЧАЙШЕЙ
ПРОБЫ "ИЗ ВУНДЕРКИНДОВ" НЕДАВНО ВЫСТУПИЛ О
СМИРЕНИИ. ОН ПРИЗЫВАЛ НАС В РАБСТВО...

НЕУЖЕЛИ ЕГО СЛОМАЛИ КАК И МНОГИХ ДРУГИХ.

ТЕРПЕНИЕ НУЖНО -С ЭТИМ НЕ ПОСПОРИШЬ.




НО ЭТО БЫЛО ВСТУПЛЕНИЕ.

А Я ПРОШУ ОТВЕТИТЬ НА МОИ ВОПРОСЫ. ЗДЕСЬ

ЗА ЭТИ ВОПРОСЫ БЛОКИРУЮТ А В МОИХ

МНОГЧИСЛЕННЫХ САЙТАХ ЭТИ ВОПРОСЫ НА

ГЛАВНЫХ СТРАНИЧКАХ.


http://didim.ucoz.ru

ТАМ И КНИГА ИРЕН БЕЛЯЕВА"ИНОК ЛЕГЕНДЫ О ЧЕРНОМ МОНАХЕ"
ЭТО О МОЕЙ БОРЬБЕ С САТАНОЙ. СКАЧАЛИ С МОИХ САЙТОВ ДЕСЯТКИ МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК.
А ЖУРНАЛЬНЫМ СПОСОБОМ ПЕЧАТАТЬ ЗА ДЕНЬГИ ОТКАЗАЛИСЬ.
СПАСИ ГОСПОДИ ТОГО КТО ПРИДУМАЛ ИНТЕРНЕТ.


1. САТАНА? ЭТО ЛИШЬ ДОЛЖНОСТЬ , А НЕ ИМЯ.
ЛЮБИМЧИК БОГА АНГЕЛ СВЕТА ЛЮЦИФЕР
ПОДНЯЛ БУНТ ПРОТИВ ОТЦА. И ЗА ТАКУЮ НАГЛОСТЬ
ОТЕЦ НАЗНАЧИЛ ЕГО РУКОВОДИТЬ АДОМ- САТАНОЙ.

ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО, ЧТО ГОСПОДЬ НАШ ПО ДОБРОТЕ
СВОЕЙ ОТЦОВСКОЙ ПРОСТИЛ ЕГО, А МЫ ВСЕ ГРЕХИ
СВОИ НА НЕГО ВАЛИМ. УДОБНО? ЕЩЕ КАК.
И УБИВАЕМ ДРУГ ДРУГА ИМЕНЕМ БОЖЬИМ, А ПЫТАЕМСЯ ЭТОТ ГРЕХ НА ЛЮЦИФЕРА СВАЛИТЬ.

ЭТО Я ПЫТАЮСЬ С ВАМИ ГОВОРИТЬ НА ВАШЕМ ЯЗЫКЕ.

А В МОИХ САЙТАХ МНОЖЕСТВО ТАКИХ ВОПРОСОВ
И МОИХ ОТВЕТОВ НА МОИ ВОПРОСЫ.

ЗАЙДИТЕ ПО ССЫЛКЕ. ТАМ ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ.


ТОЛЬКО СЕЙЧАС ЗАБЛОКИРОВАЛИ У МЕНЯ ПОДОБНУЮ
СТРАНИЧКУ. СКАЖИТЕ, ЛЮДИ САМИ, ЗА ЧТО?

ВОТ ПОЭТОМУ , ЧТО БОРЮСЬ С НИМИ ВСЮ ЖИЗНЬ,
МЕНЯ ПЫТАЮТСЯ БЛОКИРОВАТЬ И БЛОКИРОВАТЬ


МОЙ АДВОКАТ ОБЕЩАЛ БЕСПЛАТНО ЗАНЯТЬСЯ
ЭТОЙ ПРОБЛЕМОЙ. И Я ЕМУ ПОМОШНИК.

НУЖЕН ПРЕЦЕДЕНТ. НУ ЧТО ЖЕ, ПРОТИВНО, НО
СВОБОДУ НАДО ЗАЩИЩАТЬ.
ГОСПОДЬ НА МНЕ ОСТАНОВИЛ В РОССИИ КАРАТЕЛЬНУЮ
ПСИХИАТРИЮ. СОВЕТУЮ В ПОИСКОВИКАХ ПОИСКАТЬ
"КАРАТЕЛЬНАЯ ПСИХИАТРИЯ В РОССИИ"



У РЫЛЕЕВА В ПОЭМЕ "НАЛИВАЙКО" ЕСТЬ СТРОКИ:

...Я ЗНАЮ,ПОГИБАЕТ ТОТ
ЗА ТО, ЧТО ПЕРВЫМ ВОССТАЕТ
ЗА СЧАСТЬЕ СВОЕГО НАРОДА.
НО ГДЕ,СКАЖИ, КОГДА БЫЛА
БЕС ЖЕРТВ ИСКУПЛЕНА СВОБОДА.

И ВЫ НЕ БУДЬТЕ В СТОРОНЕ.
ВЕДЬ ЭТО ПРОВОКАТОРЫ РАБОТАЮТ.

РУССКИЕ ЛЮДИ НЕ ЖДИТЕ КОГДА
МАЛЕНЬКИЙ РУЧЕЕК СВОБОДЫ - ИНТЕРНЕТ -ПЕРЕКРОЮТ.
АРХИЕПИСКОП ДИДИМ. (DIDIM-4491@YANDEX.RU) 23:26 28/06/2011
МОЙ САЙТ " ПЛАНЕТА РАСПЯТОГО БОГА. САЙТ ВСЕХ РЕЛИГИЙ" В ЛЮБОМ ПОИСКОВИКЕ.
В GOOGLE ИЛИ ЯНДОКСЕ ИЛИ РАМБЛЕРЕ

МЕНЯ СУД ОПРАВДАЛ. БЛАГОДАРЯ ОБЩЕСТВЕННОСТИ.
Я НАПИСАЛ ПРЕЗИДЕНТУ А ИЗ ПУЩКИНСКОЙ АДМИНИСТРАЦИИ ПОЛУЧИЛ ОТВЕТ, ЧТО НИКАКОГО СУЛА НЕ БЫЛО.

СЕГОДНЯ Я ОТПРАВИЛ ПИСЬИО ПРЕЗИДЕНТУ С АДРСОМ СВОЕГО САЙТА И КЛЮЧЕВЫЕ ФРАЗЫ.
АРХИЕПИСКОПДИДИМНЕСТЕРОВ (arhiepiskop-didim@yandex.ru) 23:47 14/06/2009
ВСЕ СУЕТА СУЕТ КРОМЕ ЧУВСТВА ПРИНАДЛЕЖНОСТИ СЕБЯ К СЫНАМ БОГА.

http://dimitri.ucoz.ru
"ПЛАНЕТА РАСПЯТОГО БОГА"

АВТОР ПОЧТИ АТЕИСТ. НАПИСАНО ПО ДОКУМЕНТАМ ИЗ АРХИВА АРХИЕПИСКОПА ДИДИМА НЕСТЕРОВА.
didim (didim@inbo0x.ru) 9:45 26/07/2008
[url=http://fotki.yandex.ru/users/nesterov-didim/view/21797/][img]http://img-fotki.yandex.ru/get/11/nesterov-didim.0/0_5525_2419c930_L.jpg[/img][/url]
[url=http://fotki.yandex.ru/users/nesterov-didim/view/21797/]«Начало "февральской революции" 1989г.»[/url] на [url=http://fotki.yandex.ru/]Яндекс.Фотках[/url]
DIDIM (didim@inbo0x.ru) 21:31 28/06/2008
ТАК КОГО НАДО ИЗГОНЯТЬ ИЗ ЦЕРКВИ - БОРЦА С КПСС ИЛИ ТАТЯ
ГЕРМАНА.


Вот еще один редкий документ, Это текст листовки, распространявшейся в храмах среди богомольцев. Датирован 19января (1 февраля) 1918 г.
ПОСЛАНИЕ
СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА ТИХОНА ОБ АНАФЕМАТСТВОВАНИИ ТВОРЯЩИМ БЕЗЗАКОНИЯ И ГОНИТЕЛЕЙ ВЕРЫ И ЦЕРКВИ
ПРАВОСЛАВНОЙ
.Смиренный Тихон. Божьей милостью патриарх московский и Всея России
Возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной церкви Российской
Да избавит нас Господь от
настоящего века лукавого (Гал. 1, 4)
Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонения воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.
Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до Нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И все это совершается не только под покровом ночной темноты, но и въявь, при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и беспощадной жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности - совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах( в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.)
Все это преисполняет сердце Наше глубокою болезненною скорбию и вынуждает Нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету св. апостола:
« Согрешающих пред всеми обличай, да и прочие страх имут»(1 Тим.5,20)
Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей - загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей - земной.
Властию, данной Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовы, анафемствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной.
Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое - либо общение: «Измите злаго от вас самех»( 1 Кор. 5,13)
Гонение жесточайшее воздвигнуто и на Святую Церковь Христову: благодатные таинства, освещающие рождение на свет человека или благословляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужными, излишними; святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных ( святые соборы Кремля Московского), или ограблению и кощунственному оскорблению ( часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующим народом обители святые ( как Александро - Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким -то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви Православной и подготовлявшие пастырей Церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже в рассадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это - народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волей самого народа... И, наконец, власть, обещавшая водворить порядок на Руси, право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и, в частности, - над Святой Церковью Православной.
Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить наступление на Нее врагов неистовых? Зовем всех вас, верующих и верных и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей.
Враги Церкви захватывают власть над Нею и Ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противопоставьте им противопостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной. А если и нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе со словами святого апостола: «Кто ны разлучит от любве Божия: скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч» ( Рим. 8, 35)
А вы, братие архипастыри и пастыри, ни медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы. Зовите не нуждою, а доброю волею становитесь в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: « Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей»
Тихон, Патриарх Московский и Всея России
Январь19дня 1918 года (ст. ст.)
« Церковные Ведомости» 1918 , №2
Листовка. М.1918

Виктор П13:23 25/04/2008
Дидиму
//честных священников//

Где же такие идоты водятся?

//Что бы служили Батюшки боясь только Бога.//

А таких в природе и вовсе нет!

//За два года счет пополнился на 500 рублей.//

А ты у боженки своего попроси.

//Я всем доволен//

Ну вот и ладушки.


Архиепископ Дидим (didim@inbo0x.ru) 19:58 24/04/2008





ПАСХАЛЬНОЕ ПРИВЕТСТВИЕ НИЩЕГО АРХИЕРЕЯ.

У меня два года назад появилась идея - поддержать честных священников.
Ведь что творится в церкви? Если священник честно служит Богу, а не Архиерею- его изгоняют. И они без куска хлеба,
без лекарств, без жилья... Я два года назад открыл благотворительный счет в интернете. Что бы служили Батюшки боясь только Бога. У меня сайты с миллионными посетителями и везде я прошу у людей помощи.

И как велико ничтожество людей- почти никто не откликнулся. За два года счет пополнился на 500 рублей.

ЛЮДИ. Что же вы ко мне с бедами своими лезете?

Меня "Терем -Квартет" Питерский кормит. Вернее руководитель "Терем-квартета" Андрей Константинов.

Конечно электронную коляску он мне купить не может- она стоит дороже наших машин.

А свои коляски я подарил - 2 в больницу - там больных не на чем возить. И электронную - я подарил юноше с ДЦБ.

Я ладно. Я всем доволен. Но что же вы на Святое дело жалеете. Как перед Богом отвечать будете когда ваше время придет.
Храмы в Москве и в других городах, огромные строите, а нищих людей милицейской дубинкой из городов выбиваете.
Нужны такие храмы Богу. Может быть сначала голодных накормить.

С Пасхой всех Христовой.


Архиепископ Дидим (didim@inbo0x.ru) 17:35 03/04/2008
Скажите, а как поступило Государство, общество, Православная церковь с одним
из лучших борцов за Новую Россию
Отцом Дмитрием из Волгограда, Учеником и ставленником Святого Архиепискоа Пимена(Хмелевского)родственника Английской Королевы и Рода Романовых.
Сейчас Владыка Дидим Нестеров в нищите от боли загибается в Питере.

Люди. Когда мы перестали быть людьми?
ПЛАНЕТА РАСПЯТОГО БОГА http://didim.ucoz.ru
СТАРЕЦ (didim@inbox.ru) 12:16 01/03/2008
Архиеписко Дидим Нестеров.










Свято-Духов (мужской) монастырь.

ВОЛГОГРАД 2007г.
Комитет по строительству обители собрался в Царицыне 16 мая 1903 г. Его почтил своим присутствием епископ Саратовский и Царицынский Гермоген (Долганов). Задумав создать здесь собственное подворье, Владыка Гермоген приобретает на так называемой Сибирь-горе квартал № 771, ограниченный улицами Онежской (с северо-запада), Ладожской (ныне маршала Рокоссовского с юго-востока), Печерской (Чапаева с юго-запада) и Невской (пр. Жукова с северо-востока). Его огораживают забором и возводят небольшую летнюю церквушку размером 12 м. на 12 м., рассчитанную на 100 человек, и домик пономаря "три шага длины, да полтора ширины", как вспоминал живший в нём первое время Илиодор. Церковь, вероятно, строилась по плану тогдашнего епархиального архитектора А.М. Салько. К 1 марта 1908 г., когда к нам перебирается иеромонах Илиодор, уже известный своими патриотическими и даже антиправительственными выступлениями, храм так и не был освящён.
Сам Илиодор (С.М. Труфанов) родился 7 октября 1880 г. на Дону в хуторе Большом станицы Мариинской в семье дьякона, был прекрасно образован - закончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию, преподавал в Ярославской семинарии. В 1904 г. он становится соредактором тонкого журнала "Почаевский листок" (Почаевская лавра на Волыни была известным центром черносотенного движения), а в 1906 г. и газеты-приложения к нему "Почаевские известия".
"Этот удивительный человек, почти юноша, с нежным, красивым, женственным лицом, но с могучей волей, где бы он ни появился, сразу привлекает к себе толпы народные, - пишет о нём "Почаевский листок". - Его страстные, вдохновенные речи о Боге, о любви к царю и отечеству производят на массы глубокое впечатление и возжигают в них жажду подвига". У В.И. Ленина имя Илиодора превращается в нарицательное, как символ черносотенца. Как бы то ни было, он представлял собой прекрасного организатора и популиста, владеющего энергией масс. Заместитель министра МВД П.Г. Курлов называл его "духовным карьеристом".
Молодой иеромонах сразу приобретает среди царицан огромную популярность, церквушка не вмещает молящихся, и он велит построить деревянный помост, с высоты которого и ведет пасхальные службы. Прекрасный оратор, приветливо относящийся к прихожанам, Илиодор назначается епархиальным миссионером. Он носит посох в виде жилистого кулака, сжимающего крест. Духовенство же принимает новичка в штыки, уже тогда сумев разглядеть в не Великого Святого.С 28 июля по 3 августа 1908 г. горожан вновь посещает его покровитель Гермоген, торжественно встречаемый процессией во главе с Илиодором. Ограда обители была вся увита венками, а в центре напротив алтаря соорудили 3 триумфальные арки из живых цветов. Владыка подарил иеромонаху иконы Казанской Божией Матери, преп. Серафима Саровского и св. вмч. Пантелеимона с мощами.
Вероятно, тогда и решается вопрос о расширении храма и включении его в сложную архитектурную композицию. Авторство проекта принадлежит Илиодору и епархиальному архитектору Василию Игнатьевичу Петропавловскому, ставшему на этот пост в октябре 1908 г. Поистине народная стройка развернулась в ноябре 1908 г. на пожертвования верующих, помогавших и рублём, и трудом, и материалами, и была закончена в 1-й половине 1911 г. По воспоминаниям старожилов, возле места постройки была выкопана глубокая яма, куда Илиодор призывал бросать деньги, вскоре наполнившие её до краёв.
Обошедшийся в 300000 руб., монастырь приобрёл благодаря своему строителю вид древних обителей и всероссийскую славу. Современники оценивали его стоимость в миллион рублей и более. Храм Святого Духа расширяется - к летней церкви с запада пристраивают тёплую зимнюю размером 34 м. на 23 м. Теперь в нём вмещалось до 6000 человек. Главный вход находился с западной Онежской улицы и увенчивался шатровой колокольней.




Сам монастырь был трёхэтажным. В нижнем этаже к северу от храма выделялось место типографии, восточный корпус служил для гостиницы с наружным входом, южные - для аудиторий. Северный корпус включал школу, рукодельную и кельи. Второй этаж имел выходы на хоры летнего храма. В первом этаже юга располагались братская кухня с кладовыми по сторонам, а помещения нижнего этажа с 3-х сторон предназначались для странноприимного дома, богадельни и призрения бедных. Второй и третий этажи половины южного и всего восточного корпусов отводились под огромную трапезную с круглыми окнами с одной стороны, и большими прямоугольными с другой.



От трапезной направо шли в 2 этажа помещения для архиерейских покоев, занимая и половину южной стороны. Они имели выход к западной двери храма. Также эти этажи занимались монахами и были рассчитаны на 280 человек. Они имели вход из общего коридора, окна их келий выходили на церковный двор и храм. Южный корпус длиной в 100 м. вмещал, таким образом, аудиторию в 40 м. длины, рабочие мастерские, келию настоятеля, кухню и несколько келий монахов. На его 2 этаже по сторонам коридора располагались кельи. Келья Илиодора состояла из 3 небольших комнат и отличалась подчёркнутой аскетичностью - стол, 2 стула, лежанка, книги. Из каждого этажа вёл особый выход на деревянную лестницу во двор.
Сперва корпуса отапливались центральным водяным отоплением, но после 1911 г. оно отключается местной властью и монастырь переходит на печное. Пространство между церковью с северной стороны и зданиями составляло правильную четырёхугольную площадь на 10000 человек. С юга от храма, как и с севера, простиралась малая площадь для отдыха братий с цветником, фонтаном и бассейном посредине.
Вокруг обители с завершением постройки сразу подорожала земля под частные дома с 50 до 3000 руб. У самого же монастыря земли или крупных капиталов не было. Община просила дать им обширную площадь, тянущуюся в сторону Волги, под сады, но городская дума решила отвести её под торговые заведения. У стен монастыря многие квартиры снимали паломники. Самодеятельный художник пишет огромные картины на темы из истории России, которые устанавливались на специальные носилки, влекомые 20-30 носильщиками. На торжествах они словно плыли по воздуху, иллюстрируя проповеди Илиодора.
На 1911 г. в братии числилось 63 иеромонаха, хор певчих из 100 послушников, 34-55 монахов. Илиодор ввёл общее пение на службах, объяснял народу значение священнодействий. На богослужения, особенно праздничные, приходили до десятка тысяч православных. Литургия длилась до 4 часов, но и после неё не уходили, слушали Илиодора, и шли с пением тропарей к выходу. Но через 1-2 часа вновь собирались верующие на беседы с ярым проповедником. Он имел влияние даже на разбойников Вор-горы. Как описывают очевидцы служений Илиодора, на его акафистах в руках у людей горели мириады свечей и храм напоминал звёздное небо. Учил этот иеромонах и детей, занимался с детьми типографских наборщиков, готовясь основать собственную типографию. Планирует Илиодор и выпуск своей газеты "Гром и молнии". После состоялось угощение из колбасы, кваса, конфет и винограда - столы накрывали на 900 человек. А 17 сентября 1911 г. от иконы Богоматери происходит чудо истечения крови. Эксперт из Государственной Думы Розанов сомневается в действительности чуда, начинаются споры и драки.
Помогает святая обитель нуждающимся и погорельцам на тысячи рублей. Для себя она просила во владение площадь под монашескую усыпальницу, но городская дума опять отказала. Тогда 27 сентября 1911 г. Илиодор начинает рыть пещеры и молит прихожан о пожертвовании провианта рабочим. Сотни добровольцев вносят свой вклад, тонны земли летят в овраг. За 4 дня до 1 октября весь двор и всё вокруг покрылось канавами до 3 саженей глубиной и 2,5 аршин шириною. Ходы уходили под храм и остальные корпуса, одни усыпальницы были рассчитаны на 5000 человек (включая сюда в награду и самих пещерокопателей). Над заполненной нишей усыпальницы писали имя захороненного и вешали лампаду, поддерживая "неугасимый огонь". Подземелья обкладывались кирпичом, под потолком делались своды. Планы их держались в секрете.
Харизматический настоятель оказывал на Царицын немалое влияние, участвуя во всех событиях провинциальной и даже столичной жизни.


Ф Е М И Д А




Он планировал выстроить у монастыря храм, превосходящий вместительностью московский храм Христа Спасителя (по новому проекту реконструкции он должен был вмещать ещё на 1000 человек больше). Также он отправляет председателю Государственной Думы Акимову телеграмму, где клеймит Л.Н. Толстого как "великого духовного разбойника и богохульника", от имени совета Царицынского православного общества протестует против соболезнования городской думы семье Толстого по случаю его смерти. Иеромонах пишет обличающий писателей труд "Победа истинно православных людей над дьяволом". Илиодор ругает мусульман и лютеран, интеллигентов и купцов, журналистов и драматургов. Либеральная местная пресса осуждает Илиодора за этот шаг. Оскорбляет он и гласных Думы.
После ссоры с Распутиным, лишившийся поддержки при дворе Илиодор, по приказу П.А. Столыпина 20 января 1911 г. направляется настоятелем в Новосильский Свято-Духов монастырь Тульской епархии. Но, через 3 недели без разрешения Синода, мятежник возвращается в Царицын, и целых 20 дней находится в осаде в монастыре. Громадная толпа вместе с ним объявляет голодовку. Его единомышленники - родные братья Аполлон и Михаил, послушник Савва, монахи Порфирий и Гермоген, священник Л. Благовидов, пристав Н.В. Попов - готовы вступить в бой. С большим трудом удалось избежать кровопролития. Под влиянием Владыки Гермогена собрание Царицынского духовенства просит Царя простить Илиодора. Распутин также, вероятно, в своих целях, прощает его. Император Николай II разрешает ему вернуться в Царицын, удостаивает его аудиенции и даже обещает сделать иеромонаха митрополитом. Империатрица дарит ему для раздачи в народе 30000 образков и крестиков.
Прибыв к нам, Илиодор вновь клеймит социалистов и молодёжь, проповедует на канонерских лодках и среди заводских рабочих, неприязненно встречает опять посетившего Царицын Распутина и готовится к паломничеству по Волге. В июле братья Труфановы (Илиодор и Аполлон) с толпой почитателей плывут в г. Саров на пароходе "Великая княжна Ксения". Это путешествие сопровождалось многими случаями хулиганства. Сторонники иеромонаха разгуливают по Царицыну, водрузив на древко скрещённые копьё и топор. Потеряв поддержку "старца", Илиодор вместе с телохранителем Саввой из послушников, вооружённым секирой и револьвером, едет в Москву, чтобы восстановить своё влияние среди знати. Ходят слухи, что его выдвинут кандидатом в депутаты Государственной Думы от крайне правых. Газеты пишут о готовящихся еврейских погромах. Экстравагантный иеромонах начинает создавать собственный культ: "Есть неоспоримые факты, что я, живя среди вас, совершал чудеса, исцелял больных, предсказывал события на многие года вперёд…". Илиодор вручает бывшему председателю Государственной Думы М.В. Родзянко письма царицы и её дочерей к Распутину, интригуя против "старца".
После попытки неудавшегося свержения Распутина в конце 1911 г. епископ Гермоген и Илиодор на время исчезают из поля зрения публики. Они ссылаются - первый в Жировицкий монастырь Гродненской епархии, а второй - во Флорищеву пустынь Владимирской. Но в действительности он живёт на своей родине - х. Большой Области Войска Донского вместе с небольшим числом почитателей и гражданской женой Надеждой Александровной Перфирьевой. Здесь по утрам его встречают фразой: "Здравия желаю, Ваше императорское Величество!". Построенный ему дом называют "Новой Галилеей". Стены его украшают портреты Лютера и Л.Н. Толстого. Переодевшись в женское платье, Илиодор 2 июля бежит из хутора.
Между тем, за время отсутствия Илиодора в монастыре происходит множество событий. Братия обители набирается вновь. Заведующим "Царицынским монастырским подворьем" с 23 января по 6 марта 1912 г. состоит иерей Строков Александр Петрович, в июне 1913 г. назначенный председателем комитета по постройке (вероятно, расширению) тёплого зимнего храма при Свято-Духовом монастыре. В апреле 1912 г. подворье преобразовывается в мужской монастырь. Игуменом Свято-Духова второклассного монастыря в 1912 г. становится известный просветитель народов Крайнего Севера Иринарх (Шимановский), 1873 г. рождения, из дворян, окончил Новгородскую духовную семинарию и принял постриг в 1897 г., в 1898 г. отправлен в Абдорскую миссию, а в 1910 г. пребывал епархиальным миссионером в Твери. О нём вспоминают как о добром и очень доверчивом, но любящем прихвастнуть своей учёностью. У нас его приняли молча и без особой радости. Сторонники Илиодора стали собирать всяческие сведения о нём, желая нажаловаться в столицу. В свою очередь Иринарх ругает бунтовщика-монаха, хочет удалить из числа братии наиболее фанатичных илиодоровцев, запрещает им проповедовать, не пускает в монастырь мирян. В итоге появляется множество недовольных, и его переводят начальником Сеульской миссии. После, служа в Туркестанской епархии, он гибнет от рук восставших киргизов где-то в 1917-1918 гг.
Желая изгладить память об Илиодоре, духовные власти преобразуют монастырь в женский осенью 1912 г. В 1914 г. настоятельницей временно являлась послушница Пелагея (Липовская). Известна и фамилия ещё одной монахини или послушницы - Платова. В 1915 г. обитель числится архиерейским подворьем. В 1916 г. она вновь известна как женский монастырь под руководством игумении Павлы.

В конце 1912 г. бунтарь отрекается от монашеского сана, от церкви и бежит за границу. Почитательница Илиодора 28-летняя портниха Хиония Кузьминична Гусева 29 июня 1914 г. покушается на жизнь Распутина, ранив его ножом в живот. Архиепископ Американский Евдоким рассказывает, что в побеге за рубеж расстриге помогают революционеры, в частности побег в Финляндию летом 1916 г. организовал Керенский, нарядив Илиодора в женское платье. Илиодор находится в Норвегии и позднее в одной еврейской семье Нью-Йорка. О последнем месте его пребывания сообщает архиепископ Евдоким, в миссию к которому прибывает по её словам "жена" Илиодора богомолка Царицынского монастыря из крестьян, якобы имеющая от него 2 детей. Возможно, это была Х. К. Гусева, действительно мать 2 сыновей (но, скорее всего, не от Илиодора, т.к. в 1919 г. дети её уже были красноармейцами, а расстрига появился в Царицыне лишь в 1908 г.). Она, фактически, шантажирует Российское правительство, передав через Владыку Евдокима известие о начале публикации по контракту (ценой в 50000 долларов) в американской прессе документов о деятельности Распутина, порочащих царскую семью, министров и Синод. Гусева сообщает, что честь России могут спасти 25000 долларов. Русскому посольству удалось перехватить у мошенников, окруживших Илиодора, ряд писем царской фамилии к Распутину, подаренных тем Илиодору, и сорвать контракт с американскими газетами. Но бумаги печатает тамошние русская, еврейская пресса, европейские газеты. Илиодор читает весьма посредственные лекции в Нью-Йорке, Чикаго, других городах и с треском проваливается. Тогда он приступает к инсценировке своей книги для кинопьес, пытаясь купить необходимые священнические облачения в миссии, но его выгоняют. Авантюрист всё же оказался неплохим режиссёром и постановщиком и сумел заработать на показе пьесы 25000 долларов. Но такая нервная жизнь за границей оказалась тяжела и Илиодор просит архиепископа Евдокима помочь ему с покупкой уединённой фермы. Тот присматривает Илиодору ферму вблизи Свято-Тихоновского монастыря, основанного самим Владыкой Тихоном в бытность его архиепископом Американским. Там в лице настоятеля Илиодор встречает старого знакомого по Свято-Духовскому монастырю Тульской губернии, куда он сам ссылался из Царицына настоятелем. Но покупка не состоялась, его опять захватила стихия борьбы.
В Россию Илиодор возвращается летом 1917 г., сразу попадая в гущу политической жизни. Он публикует в прессе отрывки своей книги о Распутине "Святой чёрт", налаживает связи с большевистскими лидерами и органами ВЧК, став по сути первым обновленцем. Дальнейшие его действия укладывались в русло "церковной политики" коммунистов, стремящихся развалить Московскую Патриархию изнутри. Собрав вокруг себя приверженцев, Илиодор требует возврата им монастыря и выселения монахинь (сам он проживает в доме гражданки Гусевой на Балтийской улице). Он хочет создать на его базе сельскохозяйственную "Коммуну Вечной Истины" из 100 крестьянских семей. Игумения Павла же считает, что никаких прав на обитель илиодоровцы не имеют и, следовательно, должны отказаться от всяческих притязаний. Но те угрожает монахиням, готовятся к самозахвату помещений, спекулируют на классовой тематике. Монастырь на время спасла начавшаяся гражданская война, т.к. мятежный иеромонах бежит в Москву, где и угодничает перед новой властью. Здесь происходит трагическое событие, несомненно, связанное с ним - покушение на Патриарха Тихона на ступенях храма Христа Спасителя 29 июня (по старому стилю, в Петров день) 1919 г., к счастью неудавшееся. Первосвятитель, несмотря на ранение, даже служит литургию в храме. Покушавшаяся - та же царицанка Хиония (Пелагея) Гусева, ранее пытавшаяся убить противника Илиодора "старца" Г. Распутина, определяется "психически невменяемой". Сам интриган бежит в с. Кислово (сейчас Быковский р-н нашей области), куда налаживается целое паломничество верующих из г. Николаевска, считавших Илиодора чудотворцем и целителем. Весной 1921 г. он вновь появляется в Царицыне и просит отвести его религиозной коммуне монастырский храм и 3 комнаты. Он получает просимое, и селит здесь коммуну "Вечный мир" - 6 семей из Николаевского уезда плюс городские авантюристы и сумасшедшие. Опять Илиодор призывает к восстановлению живой церкви Христа, но уже на коммунистических началах, а весной 1922 г. демонстративно отдаёт всё оставшееся у обители небогатое имущество (в основном иконы, лампады, медную и мельхиоровую утварь, и лишь несколько серебряных вещей) в фонд помощи голодающим (одновременно распродав часть имущества и присвоив деньги). При этом он клевещет на остальное духовенство, обвиняя его в бездушии и жадности (хотя все храмы Царицына и губернии участвуют в спасении нуждающимся). Илиодор, почуя себя в своей стихии, примыкает к обновленцам. По слухам, побывал он и роли организатора колхозов, оставив селян без копейки. В мае 1922 г. осознав бесперспективность заигрываний с жестокой властью Илиодор наконец бежит из Царицына в неизвестном направлении и позже всплывает в Берлине, а затем и в США, где по слухам работает швейцаром. Крестьяне из Николаевска, приглашённые Илиодором, образуют артель "Люди труда", остальная община формально самораспускается, но на деле существует, даже образуя хор (об этом говорят партийные документы 1931 г.).
Большая часть монастыря реквизируется большевиками ещё после революции в 1918 г. Какое-то время здесь располагается детский дом, но средств на ремонт и эксплуатацию здания не выделялось и оно ветшало. В 1923 г. обитель прикрыли, отдав здания комсомольской коммуне. В 1929 г. его собор отвели под читальню и кинотеатр на 400 мест с 3 туалетами и фойе. В 1931 г. в корпусах размещается студенческое общежитие пединститута на 200 человек. Но игумению Павлу не выгоняют, она ютится отдельно от других жителей.
С наступлением военного времени в обители заработали ремонтные мастерские. С приходом немцев в Сталинград многие жители прячутся от бомб в катакомбах монастыря, где их окормляет игумения Павла. Она учит людей молиться, переписывает с ними молитвы, скручивает из тряпочек свечи. Фашисты не трогают собравшихся в обители, и, уже пережив страшные бои, верующие расходятся отсюда, унося с собой иконы. Одна из икон Божией Матери, молитвослов, Псалтирь, молитвы на бумажных листах, - всё это представлено сегодня в экспозиции музея-панорамы "Сталинградская битва".
В связи с перестройкой в России
И благодаря мужеству депутата ,священника Дмитрия Нестерова
Монастырь передали в распоряжение Епархии.
А Архиепископ в знак благодарности лишил о. Дмитрия
права служить священником.
…за недозволенное занятие политикой… - так в указе Владыки
Германа. В чем же провинился батюшка. Депутат, председатель ХДС, Священник о.Дмитрий Объявил сухую голодовку.
Через неделю монастырь пришлось вернуть верующим, но с тех пор о. Дмитрий с постели ,практически не встает.


ИПЦ рукоположила о. Дмитрия в Епископы и назначило Духовником в Санкт-Петербург. Он очень болен,но людей не перестает принимать.
Владыка Дидим Нестеров не держит зла на Митрополита Германа.








Ирина Громова

Архиепископ Дидим (didim@inbox.ru) 14:18 31/01/2008
К сожалению правительство России вместо веры Христовой за новую идеологию Государства Российского приняло на вооружени маразматическую и преступную идеодлогию Московской
Патриархии.
Архиепископ Дидим Нестеров

didim (didim@inbox.ru) 11:30 26/01/2008

БЕЗУМНАЯ ПСИХИАТРИЯ
Анатолий Стефанович Прокопенко
http://didim.ucoz.ru
И сегодня карательная психиатрия
В России процветает.
Архиепископ Дидим Нестеров
2007г.
________________________________________
Интернет-версия книги подготовлена организацией
"Помощь пострадавшим от психиатров"
http://hvp.by.ru
с любезного согласия автора
18 мая 2002 г.
________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ
• Э. Л. Гушанский. Предисловие
• Откровения российских психиатров
• Начало
• Запретная информация
• Казанская тюремная психиатрическая больница
• Инструкции 1948,1954 годов
• "Дело" Александра Гойхбарга
• Первые попытки критики политической психиатрии
• КПК при ЦК КПСС и карательная психиатрия
• Свидетельства пострадавших
• Свидетельства работников карательных органов
• Об Институте им. Сербского
• Был ли симулянтом генерал Судоплатов?
• Даниил Романович Лунц оправдывается
• Выводы комиссии КПК при ЦК КПСС
• Душевные муки А. Кузнецова
• Тайная вечеря тюремных психиатров
• "Белая ворона" в стае хищников
• Психиатрическая инициатива Генерального прокурора СССР и председателя КГБ СССР
• Новый УК РСФСР и психиатрия
• Диссиденты-головная боль советского руководства
• Трагедия психиатров
• О том, как власти обеспокоились массовым "сумасшествием населения", и что из этого вышло
• "Секретные" опасения генерала Н. Щелокова
• Понервничали, но любимое дитя в обиду не дали
• Позорное изгнание из храма психиатрии
• Несть им числа
• Конец "политической" тюремной психиатрии
• Прошлое крепко держит за фалды
• Примечания
ПРЕДИСЛОВИЕ
Книга А.С. Прокопенко "Безумная психиатрия" основана на эксклюзивном, никогда ранее не публиковавшемся материале из Государственных архивов РФ и Архива ЦК КПСС.
Автор - в прошлом один из руководителей Государственной архивной службы РФ и консультант Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте РФ.
Самой ценной собственностью человека является его психика. Любая попытка отнять, раздавить или по чужой прихоти манипулировать этой собственностью вызывают у человека страх, протест, омерзение. Представляемая читателю книга является естественной реакцией нравственно здорового и чистого человека на такую манипуляцию психикой, на издевательства над человеческим достоинством, которые проводились в нашей стране на протяжении многих десятилетий на основании нормативных актов, приказов, постановлений и "устных мнений", превративших самую гуманную из медицинских наук - психиатрию - в послушную содержанку спецслужб и идеологических структур правящей Коммунистической партии.
К сожалению, это книга не только о прошлом. Опубликование подобных документов продиктовано потребностями настоящей жизни, опасениями, что использование психиатрии в немедицинских целях может повторяться.
В Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий в течение 1993-1995 годов подготавливался Указ Президента РФ о мерах по предотвращению злоупотребления психиатрией. С этой целью А.С. Прокопенко подбирал соответствующие архивные материалы, а я по поручению зав. отделом этой комиссии В.П. Наумова составил доклад, обобщающий как представленные мне архивные данные, так и материалы, полученные при посещении комиссией Независимой психиатрической ассоциации с моим участием некоторых психиатрических больниц со строгим наблюдением (бывшие специальные больницы системы МВД, где применялось принудительное лечение "узников совести").
Когда материалы для обсуждения в Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий были подготовлены, а настоятельная необходимость Указа стала очевидной, дело застопорилось. До председателя комиссии А.Н. Яковлева указанные документы так и не дошли, хотя его помощник С.К. Александров говорил об актуальности этой проблемы.
Официальная психиатрия в лице руководителей Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. проф. Сербского, возглавляемого министром здравоохранения РФ Т.Б. Дмитриевой, председателя правления Российского общества психиатров профессора В.Н. Краснова хранит величественное молчание, прикрывая гниль, лежащую в основе карательной психиатрии, фасадом благополучия так же, как благообразные вышибалы охраняют вход в публичный дом.
Профессор Краснов, преемник Д.Д. Федотова, до него возглавлявшего НИИ психиатрии МЗ РФ, даже не ознакомился со смелыми письмами его предшественника в ЦК КПСС, еще в 1956 году изобличавшими злоупотребления психиатрией и превращение Института им. Сербского в монопольный карательный орган, полностью подчиненный КГБ!
Более того, были предприняты изощрённые меры по предотвращению моего выступления на Европейском конгрессе Всемирной психиатрической ассоциации в апреле 1997 года в Женеве, в котором я намерен был изложить данные своего анализа злоупотреблений психиатрией.
К сожалению, Московский исследовательский центр по правам человека, возглавляемый Б. Альтшулером и А. Смирновым, и Независимая психиатрическая ассоциация (президент Ю. Савенко), к которым я обращался с просьбой опубликовать материалы расследования и архивные документы, касающиеся карательной психиатрии, не проявили к этому никакого интереса.
Надо полагать, что прощание с прошлым и раскаяние пугают руководство российской психиатрии. Это связано не только с тем, что носители прошлого живы и не собираются признавать свою вину. Карательная психиатрия, психиатрия, унижающая достоинство человека и пренебрегающая его правами, в нашей стране жива и, к сожалению, бессмертна.
В 1988 году в угоду мировой общественности и Всемирной психиатрической ассоциации были сняты с психиатрического учета в психоневрологических диспансерах и выписаны из психиатрических больниц сотни тысяч лиц с психическими расстройствами. Для такой акции не было создано никаких социальных предпосылок, не была организована социальная служба помощи и поддержки. Многие из этих больных, будучи изгоями общества, лишились жилья и семейного пристанища, превратились в "бомжей"; ими нередко манипулируют политические проходимцы.
Действующий с 1993 года "Закон о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" носит декларативный характер и никаких прав не гарантирует. Грубейшим образом нарушаются не только общие и отсылочные пункты этого закона, но и статьи прямого действия, касающиеся процедуры недобровольного освидетельствования и недобровольной госпитализации, а также порядка помещения и содержания больных в психиатрических домах-интернатах. Множатся жертвы обмана, связанного с использованием психической несостоятельности при сделках, касающихся купли-продажи недвижимости.
По-прежнему несовершенна система принудительного лечения, особенно в психиатрических больницах со строгим наблюдением, в большинстве из которых (Сычевка, Черняховск, Волгоград, Казань и др.) не осуществляются меры по социальной реабилитации больных, отсутствует система вневедомственного контроля за лечением и содержанием пациентов. Попытки осуществить такой контроль, а также ознакомиться с картотекой лиц, находившихся на принудлечении по политическим мотивам в одной из самых печально известных больниц - Казанской, - решительно пресекаются как самой администрацией больницы, так и Минздравом и Прокуратурой РФ.
По-прежнему Институт им. Сербского (ныне Государственный центр социальной и судебной психиатрии) является монопольным методическим центром судебно-психиатрической экспертизы, издающим положения и инструкции по заказам карательных ведомств. Подэкспертный в ходе стационарного и амбулаторного психиатрического освидетельствования, а также в суде процессуально бесправен, не может защитить свои интересы. До сих пор решения экспертных комиссий относительно вменяемости или дееспособности практически обязательны для судов и, следовательно, правовые функции передаются психиатрам. О страшных последствиях подобной практики рассказывает эта книга.
Будучи еще и центром социальной психиатрии, Институт им. Сербского спокойно взирает на психическую эпидемию, которая распространяется на жертв бесконечных (начиная с Афганистана) войн и конфликтов, на многомиллионный контингент беженцев, страдающих психическими нарушениями в форме посттравматических стрессовых расстройств. Для спасения психического здоровья этого контингента не предложено ни одной реальной программы.
Прощание с прошлым, признание своей вины перед согражданами является основой будущего, фундаментом психического здоровья нового поколения людей, освободившихся от рабства.
За примером далеко ходить не надо. В Германии открыто заявлено об ответственности психиатров за злоупотребления психиатрией при фашистском режиме. От этого покаяния никто не пострадал. А в выигрыше оказались больные, для которых создана одна из самых совершенных и гуманных систем психиатрической помощи, в основу которой заложены результаты анализа преступлений и ошибок прошлого, и общество, которое увидело в этих больных равноправных и уважаемых своих членов, чьё достоинство и самоуважение возросли.
Надеюсь, что предлагаемая читателю честная и искренняя книга положит начало созданию новой правовой и организационной базы отечественной психиатрии и изменению отношения к ней в обществе.
Врач-психиатр, кандидат медицинских наук
Э. Л. Гушанский
________________________________________

Советский псих самый нормальный в мире
Ф. Искандер
ОТКРОВЕНИЯ РОССИЙСКИХ ПСИХИАТРОВ
До опубликования Закона РСФСР “О реабилитации жертв политических репрессий”, принятого 18 октября 1991 года, в котором впервые предан гласности факт наказания людей за их политические воззрения средствами карательной психиатрии, ни бывшее руководство СССР, ни его правоохранительные органы, ни облаченные высокими официальными должностями эскулапы ничего подобного не признавали и в прения с оппонентами не вступали, сколь искусно ни пытались их втянуть в таковые.
И по сию пору Минздрав демократической эпохи государства Российского предпочитает не распространяться широко на эту весьма деликатную тему.
Изредка в средствах массовой информации отдельные сановники психиатрических учреждений, вынуждаемые велением времени, комментируют с разного рода оговорками и недомолвками сей не очень приятный им вопрос, порой противореча друг другу.
Например, бывший директор Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (бывший зловещий ЦНИИ судебной психиатрии им. проф. Сербского - вотчина чекистской опричнины), милая женщина Т. Дмитриева убеждала в 1995 году многочисленных читателей еженедельника “Аргументы и факты” в том, что люди, осужденные по так называемым антисоветским статьям УК РСФСР (70-я и 190-я), все-таки в основном имели психические расстройства разного уровня. Ей жаль до слез диссидентов, этих чрезвычайно странных людей, система нравственных ценностей которых, основывавшаяся на приоритете убеждения даже над жизнью, не совпадала с системой ценностей врачей-психиатров, пытавшихся спасти до сумасшествия принципиальных интеллигентов от тяжелого лагерного труда в стенах психиатрических больниц. Более лукавой главной российской судебно-психиатрической экспертши, видимо, нет на всем белом свете!
Бывший главный психиатр всего СССР А. Чуркин как-то заявил журналисту Л. Елину, что в своей практике не удосужился встретить заведомо здорового человека, которого бы врачи-психиатры признали психически больным, да еще за политические убеждения. Ну были мелкие осечки, когда в ряде случаев психиатры переусердствовали (то есть допустили так называемую гипердиагностику). На нормальном языке это означает, что выраженность, тяжесть имевшихся психических расстройств была меньше, нежели оценивалась некоторыми врачами-экспертами. Так с кем не бывает! Даже если вторгаешься в заповедную душевную сферу Божьего создания.
По мнению Чуркина, врач-психиатр тоже человек и не всегда может противиться общественному сознанию.
Еще чуть позднее, в 1991 году, все тот же Чуркин утверждал, что в процессе глубокой перестройки психиатрической помощи в СССР обнаружить достоверные факты использования психиатрии в политических целях ему не удалось. Единичные же факты нарушений правил первичного обследования больных, госпитализации в психиатрических стационарах - это вовсе не политика, а издержки производства.
Логика рассуждений Чуркина достойна Книги Гиннесса. Он считает: замечательно, что в СССР антисоветская пропаганда и антисоветская деятельность относились к разряду особо опасных преступлений. И вот почему. Все лица, привлекавшиеся в этой связи к уголовной ответственности, направлялись на судебно-психиатрическую экспертизу, что и позволяло среди них выявлять психически нездоровых субъектов и тем самым ограждать наше “прекрасное” социалистическое общество от больных людей на их же благо. Ну что вы хотите от советских врачей-психиатров, воспитанных на идеях марксизма-ленинизма! Можно ли было, по их мнению, не считать шизофрениками тех, кто чрезмерно увлекался философией да еще предлагал собственные концепции переустройства государства?
По Чуркину, советская власть и психиатрия рука об руку работали над нравственным и душевным обновлением некоторых членов общества: первая выявляла людей с политическими вывихами в мозгах, а вторая проявляла гуманность, спасая их от тюремных и лагерных невзгод, и терпеливо врачевала их психику.
А вот почитайте высказывания еще одного златоуста из когорты психиатров-“сербцев”, В. Котова: “Те, кто обвиняет нашу психиатрию в прошлых политических злоупотреблениях, подменяют понятия “приговор” и “принудительное лечение”. Считается, что, если бы психиатр не направил того, кто в прошлом назывался политобвиняемым, в больницу, его бы освободили, забывая, что ему инкриминировали так называемые политические статьи УК.
Получалось так: когда деяние доказать было легко, тогда особой нужды в психиатрах не испытывалось — человека можно было просто осудить по соответствующей статье. Когда же обвинение выносилось с натяжкой, а органы безопасности всячески старались изолировать этого человека от общества, тогда его отправляли на судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы по возможному признанию его невменяемым применить к нему принудительные меры медицинского характера.
Спросите, к примеру, Буковского, где ему было лучше — в психиатрической больнице или в лагере?” (Правда. 1994.14 июля).
В. Буковский на этот вопрос ответил недавно своей книгой “Московский процесс”. Я рекомендую “заступнику” бывшего диссидента внимательно почитать главу “Психиатрический ГУЛАГ”, который вполне мог быть построен в 90-е годы, не развались СССР в одночасье в Беловежской пуще.
Если верить “откровениям” вышеупомянутых авторов, то вырисовывается прелюбопытнейший исторический парадокс: главный центр судебно-психиатрической экспертизы, кормившийся на деньги своего грозного работодателя — КГБ, используя мало кому понятную профессиональную специфику, на свой страх и риск мужественно противостоял рыцарям плаща и кинжала, уводя от заслуженного наказания ярых контрреволюционеров, объявляя их невменяемыми. Таким образом, бывшие “сербовцы” не порицания заслуживают, а горячей похвалы.
Жаль только, что основоположник карательной психиатрии, маститый академик Г. Морозов, нынешний простой советник ГНЦ им. Сербского, а по сути что ни на есть настоящий его директор, не посоветовался с Котовым и Чуркиным и несколько разрушил нарисованную ими почти идиллическую картину советской судебной психиатрии. Никогда прилюдно не распространявшийся о своих закулисных неприглядных делах эксперта-психиатра, он вдруг решается бросить лукавый взгляд на историю карательной психиатрии: “Человек, душевнобольной, написал листовку, в которой критиковал существующий строй. Был привлечен к уголовной ответственности и направлен на судебно-психиатрическую экспертизу. Признанный невменяемым, в соответствии с существовавшей инструкцией, направлялся на принудительное лечение в спецпсихбольницу. Если это называть карательной психиатрией, то да, так было, но психиатры сделать ничего не могли” (Совершенно секретно. 1996. № 1). В общем, тривиальное дело, и что в нем трагического находит корреспондент уважаемого ежемесячника?
Честным в этом вопросе, но в то же время желающим сгладить дурное впечатление от неприглядных исторических фактов использования психиатрии в карательных целях хочет выглядеть профессор московского НИИ психиатрии Ю. Полищук. Ему сдается, что ставившийся в недавнем прошлом диссидентам диагноз “вялотекущая шизофрения” вовсе не порождение карательной советской психиатрии. Это дьявольское открытие швейцарского психиатра Э. Блейера, перенесенное на советскую почву академиком А. Снежневским. Он и не знал, чем это обернется для “непослушных” советских людей. “Вина” академика заключалась в том, что он жил и работал в тоталитарном государстве, спецслужбы которого использовали психиатрию для наказания политических строптивцев.
Полищук считает, что среди диссидентов были как совершенно здоровые психически люди, так и люди с психопатическим складом, прежде всего паранойяльным. Были и люди с вялотекущей шизофренией. Но вот изолировать их от общества в психиатрических больницах причины не было (см.: Аргументы и факты. 1995. № 38). Для чего тогда сентенции о людях с психопатическим складом, о вялотекущей шизофрении? Опасное с исторической точки зрения и текущего политического момента рассуждение. Страшно подумать, сколько “отцов нации” из партийно-советской верхушки да и из нынешних претендентов на вершителей судьбы Российского государства по психиатрическим стандартам душевной неполноценности недавнего тоталитарного прошлого были бы насильственно оторваны от любимого дела и направлены в психиатрические лечебницы.
Писать о карательной психиатрии надо очень честно, иначе не избежать конфуза, а то и гнева Божьего!
Полковник в отставке, но по-прежнему директор Казанской психиатрической больницы (бывшей самой страшной тюремной психиатрической больницы МВД СССР, где, по некоторым данным, содержались легендарный Р. Валленберг и другие разыскиваемые по всему миру важные иностранные персоны), Валитов с армейской прямотой заявил в недавнем интервью корреспонденту “МК”, что он и его подчиненные искренне полагали, что в вверенной им тюрьме по заслугам содержались настоящие враги советского народа. К этому и добавить нечего. Хочется только задать вопрос: а во что теперь искренне верит бессменный директор Валитов?
Врачи-психиатры демократической ориентации, те, кого мучает совесть за забвение клятвы Гиппократа, однозначно характеризуют советскую судебную психиатрию как одно из изощренных средств политических и иных репрессий, широко применявшихся в Советском Союзе, особенно в 60—80-е годы.
Суть карательной психиатрии достаточно ясно показал доктор медицинских наук, руководитель отдела ГНЦ им. Сербского Ф. Кондратьев, который, возглавив группу независимых психиатров, на стыке 80—90-х годов попытался разобраться в закрытой до того для российской общественности проблеме.
Особую роль в системе карательной психиатрии Ф. Кондратьев отводит бывшему ЦНИИСП им. Сербского, организация которого как головного судебно-психиатрического заведения восходит к 1921 году.
С началом массовых репрессий на судебно-психиатрическую экспертизу “пошел” поток лиц, обвинявшихся в совершении преступлений по статье 58 УК РСФСР, и именно тогда органы госбезопасности организовали в институте особое, так называемое “специальное отделение”.
Эксперты, работавшие с “обычными” уголовниками, не имели доступа в это отделение, числившееся в структуре института как “четвертое”. Они не знали, кто там находится и в чем обвиняется. “Политических” привозили и отвозили на специальном транспорте.
Даже те, кто работал в этом отделении, не имели права интересоваться, кому и по какому обвинению проводит экспертизу их коллега.
Клинической особенностью контингента лиц, проходивших СПЭ в период массовых репрессий, были так называемые реактивные психозы - острые состояния глубокой дезорганизации психической деятельности, возникавшие как стрессовые реакции на неожиданную психическую травму. Еще вчера человек занимал устойчивое почетное место в обществе, а сегодня он никто да еще и становится объектом унижения для карательной машины — орудия того же общества. И подследственные неожиданно (особенно для гэбэшников) начинали странно себя вести: столбенели, теряли способность к разговору, начинали ходить на четвереньках, лаяли и т. д.
Проявления реактивных психозов, поиск способов их лечения обусловили необходимость создания специальной клиники. Эксперты устанавливали факт психического расстройства, указывая, что оно развилось после ареста, а потому нет оснований для освобождения от ответственности по причине психической болезни.
Для лихих чекистов возникла ранее неизвестная им ситуация: расстрелять или сослать в лагерь вроде бы еще рано - следствие только началось, не выявлены многие факты контрреволюционной деятельности, а направить больного в психиатрическую больницу ни в коем случае нельзя: вдруг сбежит. Вот тогда и возникла у сообразительных ребят из госбезопасности идея создания специальных тюремных психиатрических больниц в ведении многоопытного Наркомата внутренних дел.
По мнению Ф. Кондратьева, Н. Хрущев стал проводником постулата, заключавшегося в том, что только психически ненормальные люди при коммунизме будут совершать преступления и что только они способны выступить против социалистического строя. Эта “мудрость” была подхвачена руководителем “четвертого” отделения Института им. Сербского Д. Лунцем. И он приступил к разработке теории психопатологических механизмов совершения преступлений. А к этому времени, ничего не ведая о коварном ученом из страшного психиатрического института, объявилась новая многочисленная ватага “политических” - диссиденты. Вот как раз они, беспардонно, по мнению чекистов, нарушавшие “святые” статьи УК РСФСР (70-ю - антисоветская агитация и пропаганда, и 190-ю - распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный строй), и стали основными пациентами специального отделения института. Началось активное выискивание “психопатологических механизмов” психической болезни, дающих основания отстранить обвиненного от защиты в суде и направить его на лечение в тюремную психиатрическую больницу МВД. И находили, и отправляли. Ф. Кондратьев - солидный ученый, видел все это изнутри, был в 1980 году не кем иным, как куратором Казанской ТПБ, и сам испытывал на психическую крепость духа одного диссидента - А. Кузнецова, рабочего, чьи мытарства по кругам психиатрического ада длились с 1971 года по 1988-й.
Естественно, в тюремные больницы МВД никого посторонних не допускали. Сам Ф. Кондратьев, не раз побывавший в Казани, предпочитает не рассказывать о виденном им самим. Он ссылается, например, начитанный им отчет комиссии Минздрава СССР о состоянии больницы МВД “Сычевка”, что в Смоленской области:
“Сычевская психиатрическая больница со строгим наблюдением не соответствует понятию больницы как учреждения органов здравоохранения”.
Можно согласиться с ученым, что психиатрия колебалась вместе с линией КПСС; впрочем, с этой линией в стране колебалось все. Пики этих колебаний выражались в преобладании признанных вменяемыми, и в первую очередь за счет шизофрении. Если во время первого пика поступления на СПЭ “политических” в 1961 году число вменяемых, обвинявшихся по статье 70 УК было незначительно, но все же превалировало над числом признанных невменяемыми (20 к 16), то к третьему пику, уже в 1972 году, из 24 лиц вменяемыми было признано только 4 (см.: Российская юстиция. 1994. № 1.).
Президент Независимой психиатрической ассоциации РФ Ю. Савенко самыми отвратительными чертами советской психиатрии назвал бесправие больных, подавляющий приоритет позиции государства перед позицией личности, тотальную идеологизацию психиатрии. Опасность, по его мнению, заключается в том, “что психиатрия по сути своей социальна и критерии болезни в психиатрии не выступают чисто биологическими. В силу этого идеологизация психиатрии приводила и, добавлю от себя, может приводить к деформациям наиболее глубоким, имевшим наглядный практический результат уже в самой диагностике” (Право и психиатрия. М., 1991).
Эксперт управления по международному гуманитарному сотрудничеству и правам человека МИД РФ А. Ковалев отмечает опасную для общества связь, существовавшую между советской властью и психиатрией, ибо психиатры, прекрасно распознавая отсутствие у своих пациентов способности к критической оценке своих поступков, могли в угоду властям поставить любой требуемый диагноз (см.: Право и психиатрия. М., 1991).
В наше время всеобщего подозрения, оппозиционизма, критицизма невозможно кого-либо убедить содержательными умозаключениями, если они не подтверждены официальными документальными свидетельствами. Оппоненты - а их ох как много! - требуют именно документальных свидетельств о карательной психиатрии.
Вот поэтому автору этой книги, профессиональному историку-архивисту, и пришлось пуститься в длительное плавание по великому российскому архивному океану в поисках островов карательной психиатрии, окруженных плотным кольцом рифов с неблагозвучными именами: “совершенно секретно”, “секретно”, “особая папка”. Исследователям уже известно: если документы увенчаны этими отметинами, значит, в них информация антинародная, антигуманная, повествующая о страданиях, о крови...
НАЧАЛО
Что же представлял собой на самом деле механизм карательной советской психиатрии, на основании каких правовых норм он действовал, каковы были тенденции и масштабы применения психиатрии в СССР в карательных целях?
Партия большевиков, узурпировав власть в октябре 1917 года, постоянно подчеркивала необходимость защиты государства рабочих и крестьян от силовой и идеологической агрессии как извне, так и изнутри, всеми способами, не считаясь ни с какими международными нормами права и морали, руководствуясь исключительно соображениями революционной необходимости.
Инакомыслящие в СССР подвергались самым разнообразным политическим репрессиям: лишение свободы, выдворение из страны на чужбину, лишение гражданства, перемещение групп населения из традиционных мест проживания, направление в ссылку, высылку и на спецпоселение, лишение или ограничение прав и свободы лиц, признававшихся социально опасными для государства. И, наконец, самый изощренный по своей сути вид репрессий - признание человека невменяемым и помещение его на принудительное лечение в психиатрическое лечебное учреждение.
ВКП(б) и СНК не принимали официальных решений о применении к своим политическим врагам такого вида репрессий. Во всяком случае, отыскать в архивах документы на сей счет не удалось. Но советская власть эпизодически в качестве меры наказания направляла своих недругов в психиатрические дома.
Одной из первых жертв репрессивной психиатрии стала предводительница социал-революционной партии России Мария Спиридонова. Об этом довольно красочно написал в своей книге “Карательная медицина” известный российский правозащитник А. Подрабинек. Трибунал, судивший Спиридонову, жизни ее не лишил, но отправил на исправление в психиатрический санаторий, откуда она сбежала, но ВЧК ее быстрехонько арестовала. И на этот раз чекисты были начеку. В архиве бывшего КГБ СССР имеются любопытные документы на сей счет. Сам Ф. Дзержинский в коротенькой записке своему подчиненному Самсонову 19 апреля 1921 года указывает:
“Надо снестись с Обухом и Семашкой (известные медицинские функционеры) для помещения Спиридоновой в психиатрический дом, но с тем условием, чтобы оттуда ее не украли или не сбежала. Охрану и наблюдение надо было бы сорганизовать достаточную, но в замаскированном виде. Санатория должна быть такая, чтобы из нее трудно было бежать и по техническим условиям. Когда найдете таковую и наметите конкретный план, доложите мне”.
Вскоре М. Спиридонова была переведена из лазарета ВЧК в Пречистенскую психиатрическую больницу, где, кстати, находилась ее товарищ по партии - Измайлович. Чекисты попросили обследовать Спиридонову известного профессора Ганнушкина, вердикт которого гласил: “Истерический психоз, состояние тяжелое, угрожающее жизни”1. Диагноз даже для дилетанта очевиден своей поверхностностью, но, может быть, у мэтра на то были свои причины?
Известен также факт неистового стремления В. Ленина упрятать в психушку своего соратника, прекрасного дипломата Г. Чичерина за его стремление сохранить для Советской России некоторые политические и экономические выгоды на Генуэзской конференции путем небольших уступок американцам. Об этом достаточно ярко пишет в своей книге все тот же А. Подрабинек.
Мало кому известная провокаторша ОГПУ Мария Волкова, сыгравшая, на мой взгляд, одну из решающих ролей в подготовке организации убийства С. Кирова, за свои умышленно неверные агентурные сведения, которыми она засыпала ленинградских чекистов, была ими посажена в психиатрическую больницу, откуда ее вызволил И. Сталин с компанией, прибывший срочно в северную столицу разбираться с обстоятельствами смерти Мироныча.
Так что советское руководство в некоторых случаях считало очень удобным использовать возможности психиатрии для бесшумного и внешне гуманно обставленного изъятия с политической арены своих непримиримых оппонентов. Позднее бывало и так, что психиатрия помогала властям уберечь от заслуженного наказания безусловных палачей своего народа.
И все же какие-то законодательные акты о психиатрическом деле “в молодой стране большевиков” должны были действовать. Первым таким актом в СССР, в котором медицина рассматривалась как одна из мер социальной защиты, стал Уголовный кодекс РСФСР, принятый 2-й сессией ВЦИК XII созыва 22 ноября 1926 года.
У коммунистов любая сфера человеческой деятельности, как бы далеко она ни отстояла от политики, именно к политике была намертво привинчена, и это стало физической, но, главное, душевной мукой не только для объявленных “врагами народа”, но и для профессионалов, будь то писатель или врач-психиатр.
“Признавая общественно опасным всякое действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее установленный рабоче-крестьянской властью порядок на переходный к коммунистическому строю период времени”, составители УК предусматривали в отношении лиц, совершивших общественно опасные действия, применение мер социальной защиты судебно-исправительного (то есть или расстрел или лагеря), медицинского и медико-педагогического характера.
Кодексом подчеркивалось, что “меры социальной защиты судебно-исправительного характера не могут быть применяемы в отношении лиц, совершивших преступления в состоянии хронической душевной болезни или временного расстройства душевной деятельности или в том болезненном состоянии, если эти лица не могли отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими, а равно и в отношении тех лиц, которые хотя и действовали в состоянии душевного равновесия, но к моменту вынесения приговора заболели душевной болезнью.
К этим лицам могут быть применены лишь меры социальной защиты медицинского характера, коими являются: а) принудительное лечение; б) помещение в лечебное заведение в соединении с изоляцией”.
Не правда ли, все лихо и всеобъемлюще заверчено в вышеприведенном постулате наемными или добровольными специалистами - юристами, медиками бывшей царской России. Мудрецам из народа сочинить такое было не под силу.
Смысл сей социальной “мудрости” заключался в том, что гражданам советского государства напоминалось, что им возбраняется антисоветская деятельность равно как в здравом уме, так и в состоянии психического расстройства. И в том и в другом случае смутьянам грозила принудительная изоляция от общества: в лагерях или в психиатрических домах.
Тем не менее сочинители уголовного кодекса не смогли удержаться от соблазна ханжески, чисто по-большевистски, уверить общественность в том, что психически нездоровые антисоветчики при применении к ним медицинских мер социальной защиты ограждаются заботливо от причинения им физического страдания или унижения их человеческого достоинства. У русского народа, наверное, еще многие годы в памяти будет сохраняться образ здоровенных бугаев в белых халатах, запихивающих без обходительных слов в санитарные машины критиков советской власти, согласно уголовному кодексу “тронувшихся умом”.
С нарастанием в стране вала политических репрессий в системе Наркомата внутренних дел создается первая тюремная психиатрическая больница - мрачная и позорная страница в истории мировой психиатрии, написанная большевиками. О причине учреждения подобного заведения я уже рассказал.
При обычной психиатрической больнице Казани сначала завели специальное отделение для “политических”, но поскольку они бьши людьми-то нормальными, то могли и убежать. И тогда, а случилось сие в январе 1939 года, охранять это спецотделение велено было охране казанской тюрьмы НКВД. Поскольку спецотделения совершенно не хватало для содержания все увеличивавшегося числа психически “ненормальных” государственных преступников, Л. Берия спустя несколько месяцев перевел своим распоряжением всю Казанскую психиатрическую больницу в ведение НКВД, и вот так появилась первая тюремная психиатрическая больница и в СССР, и на всем земном шаре. Это заведение сконцентрированного коллективного безумия, хладнокровно организованное советскими чекистами, до сих пор хранит свои страшные тайны.
ЗАПРЕТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Нынешнее руководство Минздрава РФ, невзирая на свою якобы демократичность, и сейчас под надуманными предлогами не допускает к архивам этой больницы не только независимых врачей-психиатров, но и сотрудников Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий, наделенной Президентом огромными правами. Но ведь это когда-то, во времена властвования ЦК КПСС, каждое требование его ответственного сотрудника, обращенное к министерскому или иному чиновнику, выполнялось беспрекословно, и не приведи Господи этому чиновнику вступить в диалог с кем-либо из ЦК КПСС на предмет того, что требование его сомнительно и может быть не выполнено.
Вот что ответил бывший заместитель министра Минздравпрома РФ А. Царегородцев 9 марта 1995 года Независимой психиатрической ассоциации:
“Минздрав сообщает о получении из Генеральной прокуратуры РФ разъяснения по поводу “поиска следов Рауля Валленберга в психиатрических учреждениях России”. Генеральная прокуратура РФ считает нецелесообразным допуск членов группы НПА к медицинской документации, карточкам МВД формы № 1, а также к историям болезни пациентов, так как Закон РФ “Об информации, информатизации и защите информации” от 25. 01. 95 предусматривает, что любая документированная информация подлежит защите, если неправомерное обращение с ней может нанести ущерб ее владельцу, пользователю или иному лицу.
Вместе с тем Генеральная прокуратура РФ не возражает против выдачи информации о пребывании Р. Валленберга в лечебных учреждениях Минздрава, в связи с чем министерство просит представить список предполагаемых учреждений для дачи соответствующего распоряжения”.
Если учесть, что органы безопасности по своей иезуитской традиции никогда не обозначали Валленберга в ключевых документах под своей фамилией, то ответ Царегородцева, как говаривал, кажется, В. Ленин, по форме правилен, а по существу — безобразен. Велик и могуч язык чиновников России, который вознес на вершину славы незабвенного праотца отечественной сатиры Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, но и современные его последователи, хоть чуточку и пожиже талантом, неплохо окучивают дремучий заповедник бюрократии.
А вот как разговаривают с председателем Комиссии при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий А. Н. Яковлевым руководители Генеральной прокуратуры РФ и того же Минздрава. Своего мнения А. Царегородцев напрямую А. Яковлеву высказать не решился, а выставил впереди себя заместителя генпрокурора, М. Славгородского, чей перл деловой переписки привожу полностью:
“В Генеральной прокуратуре РФ рассмотрено обращение председателя Комиссии при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий А. Яковлева о проведении исследования архива Казанской республиканской психиатрической больницы со строгим наблюдением с целью составления списка лиц, находившихся на принудительном лечении по политическим мотивам, и их дальнейшей реабилитации.
Согласно ст. 9 Закона РФ от 02. 07. 92 “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья являются врачебной тайной, охраняемой законом.
Для реализации прав и законных интересов лиц, страдающих психическим расстройством, сведения о состоянии психического здоровья и оказании им психиатрической помощи могут быть представлены лишь по их просьбе либо по просьбе законных представителей.
Контрольные и надзорные функции за оказанием психиатрической помощи Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте РФ законом не предоставлены.
Если комиссия преследует цель составления списка лиц, находившихся на принудительном лечении с последующей их реабилитацией, то это возможно только с соблюдением требований ст. 46 Закона РФ от 02. 07. 92 “Об оказании психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”, т. е. с согласия или по просьбе лиц, находившихся на лечении.
Порядок реабилитации граждан, необоснованно по политическим мотивам помещенных в психиатрические учреждения на принудительное лечение по решениям судов и внесудебных органов, предусмотрен Законом РФ от 18.10.91 “О реабилитации жертв политических репрессий”, поэтому принятие дополнительных правовых актов в целях восстановления прав этой категории репрессированных, по мнению Генеральной прокуратуры РФ, не требуется”.
Очень вовремя подсуетились российские ретрограды от психиатрии, огородив историческое поле карательной советской психиатрии вновь испеченным Законом, в котором они основной упор сделали на неприкосновенность личной драмы людей, заподозренных в расстройстве душевного здоровья. Единственно, чего они сознательно не сделали, — законодательно не объявили о праве общества досконально знать историческую и личностную правду о карательной психиатрии в СССР, и не из лживых уст апологетов политизированной психиатрии, а из документальных источников, которые нынешние официальные правоохранители и здравоохранители, словно церберы, берегут от демократического ока. Для истинно душевнобольного публичное афиширование его состояния - психологическая травма, и документы о его трагедии не должны быть доступны кому угодно. Но нормальные люди, незаслуженно пострадавшие за свои политические идеи и просто за правду, в большинстве своем жаждут публичного признания фактов насилия над ними, и не только ради своего оправдания, но ради того, чтобы подобное не случилось с другими. Они этого хотят в назидание потомкам. Именно об этом так страстно и подробно написали Григоренко, Буковский, Подрабинек и многие другие.
Вызывает сожаление то, что в России, в муках распрямляющейся от большевистского гнета, бал политики все еще правят пропитанные советизмом люди типа Славгородского, Царегородцева и им подобные. Какой колоссальный ущерб они наносят делу восстановления исторической правды о нашем прошлом.
К счастью, архивы устроены таким образом, и люди в них работают столь понимающие, что запретная, с точки зрения руководящих динозавров, информация все равно выходит на волю и становится достоянием общества. Это случилось и с документами о карательной психиатрии.
КАЗАНСКАЯ ТЮРЕМНАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА
Правовая и организационная пирамида карательной психиатрии складывалась в СССР на протяжении довольно-таки длительного времени и не всегда в логической последовательности, что давало возможность чекистам допускать в отношении как настоящих, так и мнимых душевнобольных произвол. Лишь спустя шесть с половиной лет после учреждения КТПБ было разработано и введено в действие положение о Казанской тюремной психиатрической больнице НКВД СССР - 13 июля 1945 года. Положение о КТПБ было утверждено заместителем наркома ВД СССР Чернышевым и согласовано с начальником отдела по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР Дьяконовым.
В КТПБ содержались две категории заключенных: “душевнобольные, совершившие государственные преступления, содержавшиеся под стражей и направленные на принудительное лечение в соединении с изоляцией по определению суда или по постановлению Особого совещания при НКВД СССР” и “душевнобольные заключенные, осужденные за совершение государственных преступлений, душевное заболевание которых началось в тюрьме в период отбывания срока наказания по приговору суда или постановлению Особого совещания при НКВД СССР”.
Основанием для помещения душевнобольного заключенного в больницу служили или копия определения суда о направлении на принудительное лечение в соединении с изоляцией, или выписка из протокола Особого совещания при НКВД СССР о направлении на принудительное лечение в соединении с изоляцией. К ним прилагалась заверенная копия акта психиатрической экспертизы, установившей наличие душевной болезни.
Предусматривалось, что душевнобольной через каждые шесть месяцев должен был подвергаться переосвидетельствованию Центральной врачебной экспертной комиссией тюремного управления НКВД СССР “для определения возможности прекращения принудительного лечения в соединении с изоляцией вследствие выздоровления или неизлечимости заболевания”.
Окончательный вердикт о прекращении принудительного лечения выносился определением суда или постановлением Особого совещания при НКВД СССР, направивших душевнобольных на лечение. Начальник больницы получал от них указание о направлении освобожденного от принудительного лечения или в распоряжение следственного органа, если уголовное преследование в отношении его не было прекращено, или в психиатрическую больницу органов здравоохранения в случае признания заключенного неизлечимо больным.
Если заключенный умирал, труп родственникам не выдавался и они получали только извещение о смерти в соответствующем отделе актов гражданского состояния по месту жительства заключенного до ареста.
Душевнобольные заключенные не имели права безнадзорного выхода в коридоры, другие комнаты и помещения больницы; ограничивалось их право на переписку с родственниками.
Заключенным не возбранялось подавать заявления и жалобы в высокие советские и партийные органы, но только тем, кто был признан выздоровевшим. Заявитель мог их вручить лично инспектирующему больницу лицу, если заявление адресовалось ему, а все прочие письма подавались начальнику больницы или его заместителю при обходе палат.
Правом проверки КТПБ во всех отношениях обладали только министр ВД СССР, его заместители, начальник тюремного отдела МВД СССР, министр ВД ТАССР, его заместители, а также лица, ими уполномоченные.
Право опроса душевнобольных заключенных, проверки так называемой законности и условий их содержания имел очень узкий круг руководства Прокуратуры СССР и ТАССР.
Инструкция о КТПБ — яркий пример ведомственного произвола по отношению к душевнобольным, к которым относились как к преступникам, пренебрежения теми статьями УК РСФСР, в соответствии с которыми душевнобольные, признанные в установленном законом порядке невменяемыми, освобождались от уголовного наказания.
Как подтвердили найденные мною в Центре хранения современной документации (бывший Архив Общего отдела ЦК КПСС) материалы комиссии Комитета партийного контроля при ЦК КПСС о проверке деятельности КТПБ, граждане направлялись на принудительное лечение с изоляцией главным образом во внесудебном порядке, по определению Особого совещания при НКВД СССР. Эта сверхнезаконная практика изжила себя где-то на излете 50-х годов.
Устанавливался чрезвычайно длительный срок повторного медицинского переосвидетельствования душевнобольных (6 месяцев), хотя психиатрам хорошо было известно, что лица, пережившие состояние реактивных психозов, обретали душевное равновесие значительно раньше названного срока и, по существу будучи психически здоровыми, вынуждены были томиться в ужасающе дискомфортных условиях тюремной психиатрической больницы.
Дальнейшая судьба находившихся на принудительном лечении лиц решалась исключительно следственными органами, которые и близко не подпускали к этому делу адвокатов.
Нарушалось право на переписку: тюремное руководство под предлогом “невменяемости” заключенных, как правило, не допускало возможности легального выхода их писем и заявлений дальше канцелярии больницы.
Родственникам отказывали в священном праве похоронить или хотя бы присутствовать при похоронах своих близких. Это большевистское святотатство до сих пор не может осмыслить большинство наших соотечественников. А ведь политкомиссары и не могли сего допустить. Если кто-то по наивности думает, что умиравших в бесчисленных концлагерях и психиатрических тюремных больницах “врагов народа” каратели предавали земле согласно Божеским законам, то он не просто глубоко, но глубочайше заблуждается. Отмучившихся узников ГУЛАГа грудами сваливали в заранее выкопанные рвы где-нибудь на окраине лагерей, поселков, городков, и на этом все кончалось. Могли ли синепогонные чудовища в человеческом образе позволить родственникам умерших лицезреть это страшное действо? Но и это не главное. Каждый день на необъятных просторах ГУЛАГа умирали, погибали насильственной и ненасильственной смертью десятки, а то и сотни узников. И вот представьте себе, что тысячи родственников изо дня в день мечутся по стране, стремясь попасть на похороны близких. Тогда просто некогда было бы выполнять и перевыполнять грандиозные планы строительства коммунистического “светлого” будущего.
ИНСТРУКЦИИ 1948,1954 ГОДОВ
Понимая необходимость придания видимости правового оформления порядка принудительного лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших преступления, министры здравоохранения, внутренних дел СССР и Генеральный прокурор СССР только спустя три года, 25 марта 1948 года, утверждают соответствующую инструкцию. Составители ее сделали попытку юридического обоснования некоторых организационных и медицинских аспектов помещения и содержания душевнобольных в психиатрических учреждениях, убрав при этом ранее фигурировавший термин “тюремная психиатрическая больница”.
В результате казуистической игры со словами великого и могучего русского языка родились следующие определения мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших преступление. Такие лица могли быть отправлены на принудительное лечение в специальные психиатрические заведения (или специальные отделения общих психиатрических учреждений) в соединении с изоляцией или на принудительное лечение в общие психиатрические и лечебные учреждения.
Такие меры могли применяться в отношении “лиц, совершивших преступление в состоянии хронического заболевания или временного расстройства душевной деятельности и признанных невменяемыми”, “лиц, совершивших преступление в состоянии вменяемости, но до вынесения приговора заболевших хронической душевной болезнью”, “лиц, заболевших психической болезнью во время отбывания наказания в месте лишения свободы”.
Особо подчеркивалось, что принудительному лечению подлежали лица, представлявшие по своему психическому состоянию или по характеру совершенного преступления опасность для общества.
Принудительное лечение отныне назначалось только судебными органами на основании рассмотрения заключения экспертизы в соответствии с инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР от 17 февраля 1940 года, а также разрешения вопроса о том, действительно ли те или иные общественно опасные действия совершены невменяемым, и вопроса о степени опасности его для общества.
Срок принудительного лечения судебными органами не устанавливался. Основным критерием при решении вопроса о прекращении принудительного лечения или об изменении его формы являлось “выздоровление или изменение психического состояния больного, устраняющее опасность его для общества или изменяющее степень этой опасности”.
При вынесении определения в связи с выздоровлением заболевших душевной болезнью после совершения преступления, принудительного лечения лиц суд одновременно решал вопрос “или о возобновлении судебного производства, если лицо заболело после передачи дела в суд, но до вынесения приговора или вступления его в законную силу, или о возобновлении исполнения приговора, если болезнь наступила во время его исполнения или после вступления его в законную силу (причем время принудительного лечения засчитывалось в срок наказания), или о направлении дела в прокуратуру, если оно было приостановлено до передачи в суд”.
Этот перл “юридического” и “словесного” искусства не может не вызвать душевного смятения нормального человека от мысли о беспределе в отношении инакомыслящих в СССР. Большевистским блюстителям законности мало было запереть здорового человека в сумасшедший дом, но продержав его там энное количество лет и признав по своему усмотрению выздоровевшим (!!), затем отправить еще и на лесоповал. Такое выдерживали единицы.
Инструкцией определялись также “медицинские мероприятия в отношении лиц, совершивших преступления в состоянии невменяемости и потом заболевших временным расстройством душевной деятельности”. Так, лица, заболевшие временным психическим расстройством в процессе производства по делу и направленные в психиатрическую больницу для лечения, содержались там на положении “испытуемых”; лица, заболевшие временным психическим расстройством после вынесения обвинительного приговора к лишению свободы, направлялись на лечение в психиатрическую больницу и содержались там на положении лиц, находящихся на принудительном лечении. И те и другие после выздоровления подлежали немедленному возврату в места заключения силами МВД.
В общем, складывалась довольно-таки трагикомическая ситуация. Если нормальные люди, попавшие не по своей воле в тюремную психиатрическую больницу, затем после мнимого “выздоровления” вновь возвращенные в лагерь, понимали подобную ситуацию, то каково было истинно душевнобольным, которые не могли взять в толк, за какие-такие прегрешения их направляют в ГУЛАГ: ведь политическое преступление они совершали в невменяемом состоянии?
Отдельные положения рассматриваемой нами инструкции свидетельствуют о чрезвычайно жестком отношении к гражданам, обвиненным в так называемых контрреволюционных и иных особо опасных преступлениях, совершенных ими якобы в состоянии душевного заболевания, а также силовых действий властей, опасных для душевного здоровья больных, влекших за собой долго текущее стрессовое состояние.
Настораживают дефиниции о “лицах, совершивших преступления в состоянии невменяемости, но до вынесения приговора заболевших хронической душевной болезнью”, “лицах, заболевших психической болезнью во время отбывания наказания в месте лишения свободы”, и “о принудительном лечении в специальных психиатрических учреждениях в соединении с изоляцией”.
Почему люди, привлекавшиеся по делам контрреволюционных преступлений, совершившие их в состоянии вменяемости, будучи арестованными, до вынесения приговора или находясь уже в местах лишения свободы, становились психопатами?
Психиатр А. Варди находит этому такое объяснение. Контакт с душевнобольными вызывает подчас у здоровых людей психическое заболевание. Это называется индуцированным реактивным сумасшествием. Здоровые люди, изолированные в психиатрических больницах, подвергнуты реальной опасности заболеть индуцированным психозом. Если же здоровых людей держат в одиночных палатах, то такой режим вызывает реактивные психозы, чаще всего реактивный параноид.
Опасность душевного заболевания людей, водворенных в психиатрические больницы в порядке политических репрессий, особенно увеличивается вследствие принудительного насильственного “лечения” психотропным веществом. Насильственно инъектируемые (или даваемые в таблетках) галоперидол, мелипралин, барбитураты вызывают у здоровых людей стрессовые ситуации, психические заболевания.
У менее крепких людей длительное вынужденное расщепление сознания ведет подчас к психопатическим процессам и даже необратимым генетическим травмам, передающимся по наследству. Это заболевание возникает особенно часто под воздействием обычного в советских буднях постоянного страха арестов, допросов, побоев, пыток, лагерного произвола, голода, болезней, отравляющих и одурманивающих психофармакологических средств, радиоактивных веществ.
Вышеназванный документ — ни с чем не сравнимый пример иезуитского отношения к заключенным, которых в психиатрической больнице не только мучили душевно и физически, но еще и по довольно сомнительным критериям определения улучшения их , психического состояния могли вновь направлять в тюрьмы, в исправительные лагеря, в итоге разрушая их как личности. Такие заключенные обрекались системой на круги ада.
Инструкция от 25 мая 1948 года спустя шесть с небольшим лет (31 июля 1954 года) была заменена инструкцией о порядке применения принудительного лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших преступление. На этот раз межведомственный документ был утвержден только министром здравоохранения СССР М. Ковригиной и лишь согласован с министрами юстиции и внутренних дел СССР и Прокуратурой СССР. Появление данного нормативного акта следует, видимо, связывать с некоторыми демократическими подвижками в стране после смерти Сталина и после разоблачения антинародной деятельности ряда ключевых фигур органов госбезопасности.
“Прогрессивная” новизна инструкции образца 1954 года заключалась в том, что принудительное лечение отныне не сопровождалось мерами по изоляции душевнобольных и что определение о назначении принудительного лечения выносилось в судебное заседание с участием прокурора и адвоката (на самом же деле ничего этого не было). Во всем остальном инструкция повторила свою предшественницу от 1948 года, а некоторые ее позиции были даже ужесточены.
Так, впервые дается расшифровка понятия “особо опасные преступления”. К ним были отнесены контрреволюционные преступления, бандитизм, разбойное нападение: убийство, нанесение тяжких телесных повреждений и изнасилование. Таким образом, власти совершенно преднамеренно отнесли политические выступления против существующего государственного строя к ряду тяжких уголовных деяний, что можно рассматривать как ни с чем не сравнимое “достижение” советской карательной юриспруденции. Всем антисоветски настроенным гражданам грозило не только тяжкое по УК наказание наравне с убийцами и грабителями, но еще и моральное унижение быть приравненными к ним. Таким образом, санкционировалось совместное содержание политических диссидентов и наиболее опасных и возбужденных психически больных, что само по себе являлось пыткой и издевательством, исключающим столь необходимый при оказании медицинской помощи гуманизм.
В новой инструкции появляется примечание, суть которого сводится к тому, что в исключительных случаях на принудительное лечение в СПБ могут быть направлены и психически больные, совершившие и другие преступления, если они по своему психическому состоянию представляют особую общественную опасность. Это давало возможность карательным органам расширительного толкования деяний, опасных для общества, в том числе и антисоветской направленности.
Таким образом, к началу 50-х годов постепенно сформировался достаточно четкий механизм политических репрессий с применением психиатрии, основанный на Уголовном кодексе РСФСР и союзных республик и ведомственных нормативных актах, определявших порядок пресечения “контрреволюционной” деятельности, организацию судебно-психиатрической экспертизы, “применение принудительного лечения в отношении психически больных, совершивших особо опасные преступления”, содержание их в специальных тюремных психиатрических больницах МВД СССР (в 1951 году была организована еще одна ТПБ МВД СССР — в Ленинграде).
Пресечение так называемой контрреволюционной деятельности являлось прерогативой органов безопасности. Если следствие приходило к выводу о необходимости помещения арестованного в ТПБ МВД СССР, назначалась судебно-психиатрическая экспертиза подследственного. Ей отводилась решающая роль в определении судьбы подследственного или, по терминологии судебных экспертов-психиатров, “испытуемого”.
Признание испытуемого невменяемым давало “законные” основания органам безопасности, судам, МВД СССР изолировать его от общества, то есть применить меры социальной защиты медицинского характера. Акт СПЭ о невменяемости государственного или иной категории преступника сомнению не подвергался и обжалованию не подлежал.
“ДЕЛО” АЛЕКСАНДРА ГОЙХБАРГА
Отработанная до автоматизма “технология” репрессивной психиатрии наглядно подтверждается документами следственного дела по обвинению бывшего председателя Малого Совнаркома РСФСР Гойхбарга Александра Григорьевича.
А. Г. Гойхбарг был настоящим русским интеллигентом, энциклопедистом, решившим сотрудничать с советской властью. Родился он в 1888 году под Каменец-Подольском, получил прекрасное образование, не гнушался политики и разделял убеждения меньшевиков, что позднее и стало причиной всех его жизненных страданий. Его жизнь — ненаписанный приключенческий роман. После победы большевиков Гойхбарг выл введен в состав советского правительства и вместе с ним в марте 1918 года переехал в Москву. России или большевикам служил искренне. Когда по предложению В. Ленина была назначена комиссия по учету взаимных с капиталистическими странами претензий, Гойхбарг был назначен ее председателем и доказал, что претензии новой России к Западу достигают 50 миллионов царских золотых рублей, что на 13 миллионов превышало предъявленный противниками счет.
Гойхбарг присутствовал на собрании центральных агитаторов и пропагандистов РКП(б) в помещении МК по знаменитому Леонтьевскому переулку, где эсерами была взорвана бомба и погибли многие люди, в том числе и Загорский, в честь которого переименовали на 70 с лишним лет славный город Сергиев Посад.
В 1919 году Гойхбарг был послан Лениным в Западную Сибирь, где, по его словам, “насаждал советскую власть”. В Омске, в 1920 году, был обвинителем на процессе министров адмирала Колчака. Затем его вызвали снова в Москву для налаживания работы в Малом Совнаркоме. В это время он постоянно встречался с В. Лениным; таких встреч за два года совместной работы было более пятисот. Жаль, что Гойхбарг не оставил воспоминаний о неординарной личности вождя пролетариата.
В кабинете Ленина в Кремле на столе рядом с программой РКП(б) лежал экземпляр брошюры “Исполняйте законы Советской республики”, написанной Гойхбаргом по просьбе вождя. Она Ленину так понравилась, что он вручал ее каждому посещавшему его ходоку из провинции.
Гойхбарг был учредителем в 1918 году Социалистической академии общественных наук и состоял в ней наряду со Сталиным и Молотовым. Ему принадлежит авторство первого Гражданского кодекса РСФСР, действовавшего в стране несколько десятков лет.
В 30-е годы, не будучи посвящен высшим руководством страны в тайные экономические и политические связи СССР с Германией, всячески препятствовал, работая в Наркомвнешторге, выплате Германии громадных сумм денег. Его протесты по расчетам с фирмами Вольфа, Форда, германским правительством рассматривались на Политбюро, лицемерно признавались правильными, и простодушный Гойхбарг твердо был уверен в том, что сумел сберечь для советской казны сотни миллионов золотых рублей. В 1943—1945 годах по особым заданиям советского правительства выполнял многие конфиденциальные поручения.
В 1947 году написал 1-й том “Курса международного права”, принятый к изданию по указанию А. Жданова. И тут к нему подобралась беда с Лубянки, 5-е управление МГБ СССР состряпало постановление, в котором указывалось, что, по имеющимся в распоряжении органов материалам, ученый “резко враждебно настроен к существующему в СССР строю”, что “на протяжении многих лет вел и ведет среди окружающих антисоветскую агитацию, клеветнически утверждает, что в стране царит гнет и насилие, что наука в стране в загоне и всякая новая мысль преследуется, допускает злобные высказывания по адресу руководитепей партии и советского правительства”.
В постановлении на арест есть такая примечательная фраза:
“Принимая во внимание, что Гойхбарг с мая 1947 г. состоит на учете у районного психиатра и по заключению врачебной комиссии от 10 января 1948 г. страдает маниакально-депрессивным психозом с параноидной окраской и нуждается в стационарном лечении, руководствуясь ст. 146 и 158 УПК РСФСР, — постановил: Гойхбарга А. Г. подвергнуть аресту и обыску, после чего направить Гойхбарга на судебно-психиатрическую экспертизу в Институт им. Сербского для определения его вменяемости”.
Сие постановление привычно утвердил генерал от госбезопасности, а арест санкционировал другой генерал — от юстиции. Постановление на арест, видимо, у чекистов не было принято показывать жертве, чтобы она не узнала о подробностях причин ареста, а самое главное, что она психически больна.
Одновременно теми же должностными лицами было подписано постановление об избрании меры пресечения Гойхбаргу. Боясь, что интеллигентный и не очень физически крепкий пожилой человек, “находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда”, чекист имярек постановил: “Мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда Гойхбаргу избрать содержание под стражей, о чем в порядке ст. 146 УПК РСФСР объявить арестованному под расписку в настоящем постановлении”.
В этой казенной бумаге нет ни слова о душевной болезни ученого. И не потому, что МГБ щадило нервы Гойхбарга; это типичное коварство чекистов, их наплевательское отношение к своим жертвам, это нежелание создавать себе дополнительные трудности при допросах арестованного. Ведь даже подписав постановление об избрании меры пресечения, Гойхбарг внизу делает приписку: “Протестую против необоснованного указания в тексте “бывшего меньшевика”, а равно и против подозрения в преступлении, указанном в тексте. От суда никогда укрываться не стану, и никто даже подумать это не может”. Даже строки о том, что он может трусливо сбежать от суда, вызывают у Гойхбарга высокородный гнев. А что бы он испытал, если бы увидел письменные утверждения чекистов о его психической болезни?
Дьявольская машина допросов закрутилась. Как обычно, в поздний январский час с бедного старика стали снимать показания. Форма допроса стандартная: где родился, учился, был ли под судом и т. п. Но вот следователь объявляет ему главное: “Вам предъявлено постановление об избрании меры пресечения, в котором указано, что вы арестованы за проведение антисоветской агитации”.
Гордый и наивный Гойхбарг, полный великого чувства достоинства, считающий все происшедшее с ним диким кошмаром, отвечает: “Прошу министра государственной безопасности, подписавшего ордер на мой арест, довести до сведения вождя народов, что я арестован по указанному обвинению. До тех пор пока я не получу сообщения, что вождю народов это известно и он против этого не возражает, я иного ответа на вопросы следователя давать не буду”.
Вот так истинные коммунисты, служившие беззаветно стране и партии, искренне верили, что о “произволе” МГБ в отношении их ничего не знал мудрый и справедливый Сталин и другие члены Политбюро.
Он не знал также, что запуганные советской репрессивной системой граждане, знавшие Гойхбарга по совместной работе, презрев совесть ради собственного жалкого личного свободного существования, на допросах в МГБ давали угодные чекистам характеристики своего сослуживца. Один из них показал:
“Весной 1947 г. в поступках Гойхбарга стало наблюдаться некоторое ненормальное поведение, — оно выражалось в излишней болтливости, в бессвязной речи, придирчивости к слушателям и невменяемости.
Вопрос: Были ли антисоветские проявления со стороны Г. и в чем они выражались?
Ответ: Он высказывал клеветнические измышления на отдельных руководителей советского правительства (Вышинский и др.), что руководители правительства окружены неквалифицированными специалистами, которые вводят их в заблуждение, а они этого не замечают.
Вопрос: В присутствии каких лиц Г. высказывал антисоветские настроения?
Ответ: Г. высказывался в присутствии ………. Сотрудники затыкали уши от его речей, убегали по своим кабинетам и запирались от него.
Вопрос: Чем вы желаете дополнить свои показания?
Ответ: В октябре—ноябре 1947 г. Г. находился в доме отдыха, возвратясь оттуда, он стал заметно тише, однако и теперь он надоедает своей болтовней”.
А вот “шедевр” психиатрического искусства, выданный по заказу чекистов одним из московских психоневрологических диспансеров 10 января 1948 года за два дня до ареста Г.:
“В 1924 г. Г. перенес какое-то (!) заболевание, по поводу которого находился на санаторном лечении в г. Праге в течение 3-х месяцев (пользовался водолечением).
Настоящее заболевание - с мая 1947 г. В течение месяца повышенное настроение, болтливость, повышенная активность (писание писем разным ответственным лицам, звонки по телефону).
К июлю состояние улучшилось, настроение стало ровнее, поведение стало более упорядоченным. В январе 1948 г. ухудшение физического состояния.
Психическое состояние: сознание ясное, ориентирован на месте и во времени; больным себя не считает, доступен; связно рассказывает о своем прошлом и настоящих переживаниях. По-прежнему параноидальные установки и высказывания в отношении некоторых ответственных работников. Критика снижена.
Заключение: на основании изложенного считаем - больной Г. страдает маниакально-депрессивным психозом с
Архиепископ Дидим (didim@inbox.ru) 11:55 25/12/2007
жертвуйте на честную церковь,
жертвуйте на больных и брошенных священников.
Их много сейчас в нашей России без средств
к существованию. Они больны и им не за что купить
лекарство. Они не идут на паперть-там их ждет
милицейская дубинка и 101й километр.
Вспомните о них и Господь вспомнит о Вас.
Вспомните с каким трепетом Вы целовали их
благословляющие Вас руки.
Поверьте, не все такие как многие "слуги Господне" в храмах.
Есть честные, верующие, настоящие батюшки. И за их
честность и за
их веру Иерархи выгнали Отцов на улицу.
Даже побираться им у своих церквей не позволяют.
Люди.Да что с нами стало?
Такое в России бывало. Я расскажу то, что мало кто знает,
а кто знал - постарался забыть. А вот забывать такое не надо.
В 1945 г. перед днем Победы Великий друг спортсменов
приказал к Параду Победы очистить улицы Столиц от...
инвалидов, что бы не портили своим жалким видом Праздник
Советскому народу победителю. Так на 101й км. попали и
Герои СССР.
Не забывайте такого и не повторяйте преступлений
вождей. Стыдно потом будет.

Святые Отцы говорили, что протянутая к нам рука -
это рука Иисуса Христа. А вместо того, что бы в
Христову Руку подать, мы с вами норовим по Христовой то
руке да милицейской дубинкой... Господи, прости нам
бестолковым ибо не ведаем, что творим.
И не забывайте - МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ -это
боль и ложь. Есть другие Патриархи, Архиереи, священники,
о которых СМИ молчат. Их меньше и они бедны. Но вера не
определяется большинством голосов.
Иерархи русской Православной Церкви не собираются
каяться и "перестраиваться". Они приспособились и к новой власти.
И плачет Царица Небесная над участью России.





Люди, заплатите за грехи,
В жизни я их вам простил не мало.
Заплатите люди за грехи,
Жизнь она убогих поломала.

Люди, заплатите за грехи.
За свои грехи или чужие.
Не спешите в пост есть пироги.
Что с того, что вы у нас крутые.

Люди, заплатите за грехи.
Или я их вам верну обратно.
Заплатите люди за грехи.
Заплатите люди, будет ладно.

Люди,заплатите за грехи.
В жизни я их вам простил немало.
Заплатите люди за грехи.
Жизнь она убогих всех сломала.

Люди, заплатите за грехи...


Архиепископ Дидим (didim@inbox.ru) 22:38 02/11/2007
Районный Пушкинский Суд принял решение:
перенести слушание на 13 ноября.
Молитесь за меня "атеисты".
Я приму яд, но в психушку не пойду.
И Господь меня простит.
Люди! Но это только начало диктатуры фашизма. Так начиналось в Италии, в Германии...
Мне 63г. И смерть для меня не страшна. А "они" придумали страшнее смерти.
О Россия. Твоя доброта и твоя жестокость? Как в нашем государстве
это уживается.

Родные мои, не будьте безучастны. Завтра придут за вами, за вашими детьми, за вашими внуками и соседями.

Шлите в Пушкинский районный суд Санкт-Петербурга свои протесты.

Ваш Архиепископ Дидим Нестеров
Ирина Громова (graforlov@gmail.com) 9:48 07/10/2007
Главная » 2007 » Октябрь » 5 » НЕСЛЫХАННАЯ НАГЛОСТЬ!
--------------------------------------------------------------------------------
НЕСЛЫХАННАЯ НАГЛОСТЬ! 00:50
Психиатр возбуждает в суде Приморского района Петербурга разбирательство, требуя насильственного психиатрического освидетельствования церковного, пусть и заштатного, Архиерея, которого в глаза не видела. По какому праву?! На каком основании?!

Сам факт иска со стороны мирского психиатра, знатока человеческих душ по энцефалограммам людским и пр. против Архипастыря, человека верующего с идеалистическим восприятием мира, проповедника и исповедника, сам факт такого противостояния - просто дикая нелепость, кощунство, чьи-то грязные игры. Это очевидно!



Можно себе представить недоумение Владыки Дидима, когда, вернувшись в город после каникул в деревне Хилок, где мирно наслаждался летним теплом и скромным обществом селян, узнает, благодаря телефонному звонку, что состоявшийся в Приморском (!) районе суд, вынес решение о его принудительном психиатрическом освидетельствовании! Приехали, как говорится…

Более того, можно представить изумление людей, проживающих в Приморском районе на одноименной улице, к которым вломились люди в белых халатах и милиционеры, чтобы «проводить» Владыку в психиатрическую больницу! В Питере не одна Школьная улица. Просто какая-то "Ирония судьбы" по-судейски.

Да как такое возможно в наше время?! Неужели человек, имеющий собственное мнение, умеющий аргументировано отстаивать свою активную гражданскую позицию, свою Веру – это потенциальный пациент психиатра, опасный для общества настолько, что его нужно «обследовать», что равнозначно «изолировать». Это что-то «новенькое» для нашего демократического времени. Или не совсем забытое «старенькое»?

Господа психиатры, Вы, возможно, тоже в Бога верите! Архиереев всех собрались лечить или только выборочно? Вы хоть понимаете, что рядом с Владыкой Дидимом Вы – просто рядовые прихожане? Даже исповедь Владыка у Вас не принял бы – высокий сан не позволяет. Исповедуются ему только священнослужители. Грехи он им отпускает. А Вам кто Ваш грех отпустит? Что ж Вы Душу свою так не бережете? Может, считаете, что способствуете духовному возрождению России? А в каком направлении возрождаться Психиатр, конечно, знает. Или ему все-таки подсказывают «люди знающие»? Но и в «мудрецких» бывают склоки и обострения…ситуаций. Насколько мне известно, вся эта грязная история, целью которой является дискредитация непокорного Владыки и политика, началась с указания бывшего министра здравоохранения накануне его смещения. Видно, что «утопающего» не устроила «соломинка» и он мстительно решил «утопить» еще кого-нибудь. Министр уже без портфеля, но дело почему- то не спешат закрыть. Распоряжение(!) бывшего министра продолжает работать!



Может, за время Архиерейских каникул Конституцию, законы отменили ?

Согласно ст. 21 Конституции РФ "Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть, без добровольного согласия, подвергнут медицинским, научным или иным опытам".



Эту статью конституции нарушили в отношении Владыки Дидима как гражданина России, даже если не упоминать о его высоком духовном сане.



В принципе, в православной России для духовных лиц существовал Церковный Суд, и, если и возникали у духовных лиц проблемы, они их решали в нем.В современной России такого суда не существует. Районный суд под давлением министерской визы, с нарушениями процессуального кодекса, вопреки каким-то нравственным понятиям , принял иск на человека, обличенного высоким духовным саном. Похоже, кто-то загребает жар чужими руками. О законности смешно говорить в сложившейся ситуации, но, поинтересовалась, нашла в Интернете Гражданский процессуальный кодекс.

Раздел ll, подраздел l V , глава 35,

статья 306

«Принудительное психиатрическое освидетельствование»

Заявление врача-психиатра о принудительном освидетельствовании гражданина подается в суд по месту жительства гражданина. К заявлению прилагается мотивированное заключение врача-психиатра о необходимости такого освидетельствования и другие имеющиеся материалы. В течение трех дней со дня подачи заявления судья единолично рассматривает заявление о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина и принимает решение о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина или об отказе в принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина».

Таким образом, судить о душевном состоянии православного Архипастыря будет еще и районный судья. Это нормально?!

Кто ж эти всесильные, способные обойти Конституцию, законность, закрывать неугодный сайт, открыть его снова удалось только после обращения к Прокурору. Кому так « насолил» непокорный Владыка, для кого так опасна самостоятельность его суждений, кому так нужна его гражданская смерть? Вопросы, конечно , риторические, но ответ и так на поверхности. Архипастырь опальной Православной Церкви, Владыко Дидим верен своим убеждениям, ВЕРЕ, он, как всегда, не удобен и не покорен.
ПРОТЕСТ
Я, Ирина Громова (Беляева) выражаю свой резкий протест против грубой попытки дискредитировать Архиепископа Дидима, против гнусных методов заставить его замолчать, сломить его волю. Я требую отмены суда, потому что «дела» как такового не существует. Призываю всех неравнодушных людей присоединиться к моему протесту!

Просмотров: 15777 | Добавил: gromova |

Архиепископ Дидим Нестеров (didim@inbox.ru) 18:46 24/09/2007
Помогите, ради Бога. В психушку не пойду - лучше смерть.

позвоните мне, а то я действительно с ума сойду

ПСИХУШКИ ВМЕСТО КОСТРОВ ИНКВИЗИЦИИ


Вот уже много времени как вернулась в Россию карательная Психиатрия. Уже без суда на принудительное обследование забирают психически здоровых людей - в основном журналистов.

11 сентября мне позвонили домой и сказали, что 13 сентября слушается Ваше дело о привлечении Вас
К принудительному лечению в психдиспансере. И только за то, что я поверил министру здравоохранения Зурабову и написал о болезни которая со мной протекала. У меня откуда то появлялись на теле большие шрамы и потом внезапно исчезали. Местным ученым это не надо поэтому я написал по наивности ему.
Он велел о бследовать меня в принудительном порядке…в психушке. И вот один суд состоялся в Приморском районе Санкт-Петербурга. Без меня. Где приняли решение поместить меня на принудительное обследование. Просто там есть Школьная улица, а я я живу на Шкльной только в Шушарах Пушкинского района.
И я ничего не знал. Спасибо девчонке из Пушкинского суда. Она предупредила меня о суде. Я нашел хорошего адвоката и он сумел перенести суд на средину октября.

Люди напишите Президенту протест.. Ведь сегодня меня, а завтра Вас.

Мой сайт «ПЛАНЕТА РАСПЯТОГО БОГА 2»
http://didim.ucoz.ru/

Сайт Президента России http://president.kremlin.ru/mainpage.shtml

Мой адрес didim@inbox.ru
(812)451-13-60

Телефоны моего адвоката 936- 90-77
(812)722-27-97 домашний

Олег Владимирович Ферапонтов


У кого есть знакомые в СМИ- попросите их заняться. Только все надо срочно

С уважением Архиепископ Дидим (Нестеров Дмитрий Дмитриевич)СПБ, Шушары, Школьная 34, кв.63


Сегодня подготовил для суда свое нижайшее заявление

В районный Суд г. Пушкин Ленинградской обл.
От Архиепископа Российской Истинно-православной Церкви Дидима (Нестерова Дмитрия Дмитриевича) проживающего в поселке Шушары Пушкинского района Ленинградской области. 1944г. рождения
Пишу «не от руки» потому, что ручкой
не получается. Руки скрутила подагра.

Ваша Честь. Прошу меня простить, что не могу, по причине тяжкой болезни,(Подагра, инвалид второй группы, из квартиры не выхожу) присутствовать лично, что бы Вы сами убедились в моей вменяемости.
По поводу моего письма бывшему министру здравоохранения поясняю:
-Я действительно болел как и указано в том злополучном письме. А так как я во время болезни находился в «диких» местах без дорог и телефона(Мобильный даже не работает)то лечила меня хозяйка дачи Ирина Олеговна Беляева. Надеюсь она будет допрошена в суде в качестве свидетеля. Я приехал после выздоровления домой, позвонил знакомому профессору медицины из 26 клиники и объяснил ему свою болезнь. Он сказал, что попробует разобраться, но этой болезни в России быть не может, а надо «стучаться» по вышестоящим кабинетам что бы меня обследовали.
Сказать откровенно – я бы никому и не писал по поводу болезни, но был немного пьян . А так как я не пьющий – врачи запретили, меня немного «развезло», вот я и снаивничал
Ваша Честь, прошу учесть, что я никогда у врачей психиатрии не наблюдался. И к ним обращался только по долгу службы. В 1991г. я как депутат проводил депутатское расследование по
поводу незаконной деятельности ряда врачей психиатров г. Волгограда в связи их нарушениями долга врача. Они применяли к здоровым психически людям так называемую «карательную психиатрию.» Виновные врачи понесли наказание в соответствии Закона Российской Федерации.
Я прошу применить Вашу власть и указать врачам заявившим о моей невменяемости не видя меня на недопустимость их поведения.

С уважением Архиепископ ДИДИМ
(Нестеров Дмитрий Дмитриевич)


Архипископ Дидим Нестеров (didim@inbox.ru) 15:19 08/09/2007
А что же вы ,господа, хотели от безбожной власти? Порядочности ?
Я верю, что очень скоро наши власти
доберутся до так нызываемых"слуг Господних" Старшие священнослужители всех конфессий почти все служили или в ГБ или на ГБ.Но это не все. 95 процентов епископата - это"голубенькие". Если попадался нормальный священник - его изгоняли.
мой сайт:"ПЛАНЕТА РАСПЯТОГО БОГА 2"
http://didim.ucoz.ru
didim nesterov (didim@inbox.ru) 13:02 04/09/2007
Слава Богу, что наш Президент не скрывает своей веры в Бога.Но как писал Козьма Прутков: зри в корень.

Президенту надо смотреть глубже. В России не только РПЦ. Вот ему бы и выступить с позиции объединения всех церквей.(сайт ПЛАНЕТА РАСПЯТОГО БОГА 2 )

Архиепископ РИПЦ Дидим Нестеров
Архипископ Дидим Нестеров (didim@inbox.ru) 12:10 16/06/2007
почти все "священнослужители" всех вероисповеданий в СССР так или иначе служили в "конторе".
Но многие из них честно служили России.
Я всегда верил в Бога. Мне повезло, я родился и жил в верующей семье.

Почитайте книгу"Инок. Легеды о черном монахе" На сайтах.
1-19
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa