Гораздо лучше быть справедливым, чем верить в божественность Иисуса Христа.
Ингерсолл Роберт Грин

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (31)


Майерс, Пол Закари
Дань уважения тем, кого больше нет


Пол Закари Майерс, 10 апреля 2005

Перевод Василия Томсинского

Оригинал:
PZ Myers. "The proper reverence due those who have gone before"

Некоторые люди могли бы подумать, что я совершенно ненормальный человек. Очень давно, когда я был студентом в Вашингтонском университете, работал в медицинской школе, я сделал замечательное открытие для обеденного часа: хранилище костей. Запрятанная в отдаленном углу здания комната была заполнена полками, заставленными картонными коробками. В каждой коробке лежали кости какого-либо человека, завещавшего свои останки для научных исследований. Кости были полностью очищены и отделены друг от друга, а многие распилены на части, так что вы могли бы заглядывать в пазухи и пустоты костей, некогда заполненные костным мозгом, или всматриваться в полости черепа. Эта комната стала моим любимым местом уединения и покоя. Я мог бродить без цели вокруг чьих-то останков или просто рассматривать какой-нибудь кусочек кости, подобно Гамлету, скорбевшему о бедном Ёрике.

Взгляните, например, на плечевую кость. Она имеет элегантную форму. Вы можете видеть места прикрепления мускулов, которые двигали плечо при жизни, и в целом форма этой кости является продуктом общих генетических инструкций и детальной каждодневной коррекции в результате реакций в ответ на усилия, которые человек прикладывал к ней. Таз или позвонок – замысловатые и странные скульптуры. А череп – след личности, последний остаток лица, которое кто-то хорошо знал и любил, не имея представления обо всех удивительных выпуклостях, швах и полостях, скрытых под плотью.

И еще, кость не просто красивое эксплуатационное изделие, это след человека. Она – печальное напоминание обо всем том, что было потеряно. Вот этот человек, который боролся и любил, мечтал и страдал шестьдесят лет, и все, что от нее осталось у меня – несколько потоков гидроксиапатита с изящными узорами. Столь многое исчезло, столь многое было потеряно. И это судьба всех нас, все что требуется – несколько поколений для того, чтобы вся человеческая память угасла, и все что останется – абстракции. От большинства из нас не останется даже кусочка иссушенной кости в коробке в забытой комнате, мы станем прахом и слизью, а наше существование будет забыто.

И хотя возможно о нас никто не будет знать, тем не менее, останется след в генах пра-пра... правнуков или в нескольких словах, сохраненных в библиотеке, или в каком-то крошечном толчке истории, который мы ей дали. Это все, к чему я стремлюсь, все, что я могу – сеять семя, которое в свою очередь будет сеять семя, которое также будет сеять семя... и так далее. Этого достаточно.

Я нерелигиозный человек в каком-либо смысле (и это еще слабо сказано), но я чувствую такое же почтение к Библии, как к части кости. Библия – исторический памятник – обрывочный, неполный, недостоверный памятник человеческих жизней, она гораздо больше упускает, чем упоминает. Она не столь симпатична, как кость, но она представляет часть уродства и в то же время часть поэзии в человеческой истории. Я могу расценить ее как долю событий и верований нескольких тысяч лет одного довольно влиятельного племени. Эта книга о многих временах и людях, которые в большинстве своем не упомянуты.

Я хочу попытаться сказать кое-что обо всей человеческой истории. Позвольте мне изобразить Библию в виде маленькой картинки в несколько пикселей.

Представьте, что это Библия, стоящая на полке. Мой крошечный прямоугольник из нескольких пикселей – символ, представляющий все, что есть в Библии, не преуменьшая ничего. Если вы с благоговением относитесь к содержанию Библии, отлично, значит, эти несколько пикселей должны вызвать в вашем воображении воспоминания об исторических событиях, стремлениях и людях, которые любили, создавали семьи, творили искусство и сражались за то, во что верили. А для тех из нас, кто склонны к менее романтичным взглядам на Библию, этот черный прямоугольник символизирует тысячи лет войн, глупостей, страданий и потерь. Не важно, чем является Библия, для удобства я представил ее в виде рисунка корешка черной книги. Теперь учтите, что этот рисунок символизирует 2,000 лет и жизни сотен тысяч или миллионов людей.

А вот другое изображение. На картинке слева виден один из следов Лаетоли. Когда в Восточной Африке произошло извержение вулкана, в результате которого ландшафт оказался покрытым мелкозернистым пеплом; смоченный дождем, пепел сформировал во всем регионе обширный пласт массы подобной твердому цементу. Два (возможно три) человека шли через этот пласт, оставляя следы в материале, который потом затвердел под Солнцем, сохранив их след. Мы ничего не знаем о том, кто были эти люди, откуда они шли и куда направлялись. Мы можем представить. Один человек был больше другого (мужчина и женщина? Женщина и ребенок?). Они шли вместе в ландшафте, опустошенном вулканом. Безусловно, это была трагедия, изменившая жизнь, катастрофа, которая разрушила все, на что они надеялись. Они переживали бедствие библейских масштабов, и все что осталось нам – несколько одиноких отпечатков ног, никаких других данных об их жизни или их стремлениях.

Эти люди были нашими весьма отдаленными предками, у них был маленький мозг и небольшой скелет, но они ходили как люди. Вероятно, это были африканские австралопитеки (Australopithecus afarensis), и это важнейшее событие имело место 3,6 млн. лет назад. Может быть, самонадеянно называть их "люди", "мужчина" или "женщина", поскольку они не классифицируются как люди, но все же... из того, что мы знаем о наших самых близких живущих родственниках – шимпанзе – они, безусловно, испытывали привязанность, могли думать, и поскольку они ближе к нам в нашем генеалогическом древе, я должен признать, что они обладали, по крайней мере, чем-то близким к человеческим чувствам.

Вот другое изображение, небольшое количество костей другого австралопитека – Люси. Как и об останках в тех коробках в хранилище костей, мы знаем немного о мыслях, деятельности и жизни Люси. Она была маленькой женщиной, меньше 120 см. ростом, жившей в стародавней Африке. Мы можем вообразить, что она имела семью, она жила в группе или племени, она добывала пищу, она знала дни голода и дни изобилия, она заботилась о ком-то или о ней заботились, она знала моменты счастья и моменты печали. Все то, что она считала самым важным, исчезло, и знаний об этом больше нет, а все что осталось – эта кучка костей. Когда я держу в руках бедро мужчины умершего в 50 лет, я чувствую горе утраты, насколько больше почтения мы должны чувствовать к этим костям человека того мира, который исчез 3,2 млн. лет назад?

И взгляните, как много утрачено. Между временем пары, убегавшей по области вулканического пепла, и бедной Люси лежит временой промежуток в 400,000 лет. Если в Библии запечатлена борьба людей на протяжении 2,000 лет, то нам потребовалось бы 200 библий, чтобы поведать нам историю только одной загадочной ветви нашей родословной.

Двести библий, которые никогда не были написаны, книги, которые даже не существовали, и тем самым не могли бы исчезнуть. Многочисленные события превратились в ничто больше, чем несколько отпечатков ног и кучку костей.

И вот еще большая трагедия (слева еще одно свидетельство смерти, и трудно избавится от впечатления, что человеческая история – это одна большая трагедия. Радость редко сохраняется и доходит до нас). Слева изображение костей Турканского юноши, еще один скелет из Африки, на сей раз скелет ребенка человека прямоходящего (Homo erectus). Его мы можем называть человеком, не беспокоясь о появлении назойливых каламбуров – мол, это просто останки животного. Эти кости потрясают мое воображение в еще большей мере. Я сам отец, а это кости молодого человека, возможно, 12 лет, он был высоким и сильным. Я могу представить облегчение родителей в те опасные дни при взгляде на такого крепкого парня: он давно уже миновал те опасные годы, которые чреваты высокой смертностью, когда жизнь младенца могла быть оборвана какой-нибудь болезнью или кратким периодом голода. Но этого не случилось, и вот перед нами энергичный парнишка в преддверье взрослой жизни, он продолжит род, он будет помогать на охоте, им можно будет гордиться и вдруг – он мертв.

У вас не возникает вопрос: оплакивала ли его мать?

Турканский мальчик умер 1,6 млн. лет назад. Со времен Люси и до потери этого сына, сколько Ев оплакивали мертвых Авелей? Материала хватило бы на 800 библий.

Но есть еще одна ужасающая вещь. Турканский юноша на полпути от Люси к нашим временам. Нам нужно еще 800 книг в этой гипотетической утраченной библиотеке человечества.

Помните, каждый черный прямоугольник символизирует длинную, сложную книгу наподобие Библии, которая в свою очередь является только частью человеческого опыта одного промежутка времени. Так много было утрачено, и эти немногие клочки представляют такое бремя истории.

И как вы знаете, есть люди, которые утверждают, что одной книги достаточно, что она полна, что она одна может объяснить, кто мы такие, и как мы появились.

Действительно странно, это те самые люди, которые заявляют, что являются "духовными". Однако, по-моему, они легкомысленны, не знают и не понимают историю, и не способны воздать дань уважения тем, кого больше нет.

Оставить отзыв. (31)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa