Религия мешает людям видеть, потому что она под страхом вечных наказаний запрещает им смотреть.
Дидро Дени

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Уголок науки / Человек

Оставить отзыв. (0)

Агрессией толпы можно управлять

Телевизионные кадры массовых беспорядков в центре Москвы, жертвами которых стали десятки людей, уже превратились в страницу нашей новейшей истории. Нет сомнения, что будут приняты административные меры, возможно, будут даже найдены и преданы суду зачинщики драки и актов вандализма. Гарантирует ли это нас от повторения подобного? Какие причины лежат в основе массовой агрессии? Действительно ли молодежь нового века стала "не такой", изощренно жестокой? Социальные психологи - доктор психологических наук Анатолий ЖУРАВЛЕВ, исполняющий обязанности директора Института психологии РАН, и кандидат психологических наук Евгений ДОРОФЕЕВ, ученый секретарь института - ответили на вопросы обозревателя "Известий-Науки" Татьяны БАТЕНЕВОЙ.

- То, что агрессивность присуща человеку как биологическому виду, известно. Действительно ли ее уровень растет?

Анатолий ЖУРАВЛЕВ:
Агрессивность всегда связана с деструкцией - разрушением чего-либо, нанесением ущерба, насилием. Но существуют феномены индивидуальной агрессии и групповой, в частности, массовой агрессии. Они принципиально различны. Когда речь идет об агрессии индивидуальной, то значимы личностные особенности - например, конфликтность человека, степень его самоконтроля и т.п. В групповых, и особенно массовых ее формах значимым становится совершенно иное - социальный контекст, социальная ситуация. Индивидуально-психологические различия нивелируются, люди ведут себя одинаково, хотя могут быть разными.

- Срабатывает влияние толпы?

А.Ж.: Да, в толпе поведение человека отличается снижением способности к произвольной регуляции, то есть к самоконтролю. Второе - возникает эффект психического заражения. К примеру, люди не могут сдержать зевоту, когда кто-то рядом начинает зевать, но не потому, что подражают этому осознанно. Точно так же в толпе: человек заражается от поведения других людей. Феномен толпы ужасен, в ней человек может все осознавать, но ведет себя как все.

- Феномен психического заражения - это проявление механизмов, унаследованных нами от животных?

А.Ж.: Да, в поведении масс животных много схожего. Но, кроме того, в толпе человек ощущает особую силу, защищенность, особый прилив энергии - тоже на уровне подсознания. Он может совершать действия, которые вне толпы никогда не повторит: с такой силой не ударит, так высоко не прыгнет, не закричит и т.п.

- По силам ли отдельному человеку не попасть под влияние толпы?

А.Ж.: Многое зависит от индивидуально-психологических характеристик, прежде всего от критичности мышления. Если удается сохранить ее в толпе, то шанс не заразиться остается. Но если верить статистике, лишь у небольшой части людей. Единственный надежный способ - выйти из толпы.

Евгений ДОРОФЕЕВ: В толпе возникает еще один важный эффект - диффузия ответственности. Как вы думаете, если с кем-то станет плохо на автобусной остановке, он скорее получит помощь, когда вокруг много людей или когда мало?

- Скорее, когда мало.

Е.Д.: Вот это и есть диффузия ответственности. Когда людей много, каждый думает: почему отвечать должен я, а не другой? В толпе ответственность распыляется, человек уверен, что не отвечает за свои поступки. Возникает ощущение полной безнаказанности. И это усиливает степень насилия - в группе оно сильнее, чем у одного, в толпе еще сильнее. Это, кстати, учтено и в законах: ответственность за групповые преступления выше, чем за те, что совершены в одиночку.

- Сколько нужно инициаторов агрессии в толпе, чтобы заразить всех?

А.Ж.: Достаточно одного агрессивно настроенного человека на сотню. Зачинщиков беспорядков может быть очень мало, а беспорядки будут огромны.

- Почему этот один начинает вести себя агрессивно?

А.Ж.: Потому что есть общие закономерности в динамике психического напряжения. Когда мы напряженно что-то делаем, за чем-то наблюдаем, чего-то ждем, происходит накопление напряжения. Это состояние длится какое-то время, но затем неизбежна разрядка. Ее формы многообразны: алкоголь в большой дозе, интенсивные движения, жестикуляция, гримасы, выкрикивания, вербальные формы агрессии и т.п. И накопление напряжения, и его разрядка могут строиться на основе как негативных, так и позитивных эмоций - их физиологические механизмы общие. Так, после большой радости люди часто истерически смеются, плачут, не находят себе места, кричат.

- Значит, если бы сборная России победила, результат радости ее болельщиков тоже мог быть разрушительным?

А.Ж.:
Вполне вероятно. Если есть аккумуляция напряжения - разрядка обязательна, это наш приспособительный механизм.

- Но не все так разряжают свое напряжение - избивая всех подряд, круша автомобили, витрины?

А.Ж.:
Разрядка может быть разной, но если ее не будет - это движение либо к невротизации, либо к психо-соматическим заболеваниям типа язвы, гастрита и прочего. Кстати, сильнее всего невротизация выражена у интеллигентов - людей рефлексирующих, контролирующих свои эмоции, стремящихся выражать их культурно.

- А у кого неврозов вообще не бывает?

А.Ж.: Именно у активных болельщиков, которые ходят на стадионы, участвуют в происходящем - кричат, прыгают, выкрикивают. И я говорю так не потому, что это тема нашей беседы. Психологи знают это давно.

- Но агрессивность болельщиков на этот раз была даже выше, чем обычно. Значит, сработали еще какие-то факторы?

А.Ж.:
Прежде всего ситуативное повышение значимости события для общества. Реклама чемпионата мира началась задолго до его начала. Телевидение постоянно твердило: чемпионат мира по футболу - это вопрос престижа страны, истинные патриоты должны болеть, помогать сборной и т.п. Во-вторых, в последние годы спортивные победы вообще используются и СМИ, и властями как способ повышения эмоциональной самооценки народа. Все последние 15 лет она неуклонно снижалась, поэтому нам внушают: вот в спорте мы можем побеждать, следовательно, мы - значимы, мы - великие. В СМИ в последние два года активно присутствовала еще одна тема: наши спортивные болельщики не такие, как во всем мире, они пассивные, беззубые, общество безразлично к спортивным событиям. При этом ТВ постоянно показывает поведение болельщиков других стран. Подражая им, наши в последние два года шли к тому же. Боюсь, ситуация будет еще более острой, а беспорядки - более массовыми.

- Так что же, показывать мировые спортивные события через цензуру - без драк болельщиков, без их эмоций?

А.Ж.:
Вряд ли это удастся. В мире в игровых видах спорта драки стали составным элементом шоу, социальной нормой. Это в интересах спортивного бизнеса, часть пропаганды вида спорта, его реклама. Так же рекламируют товары, используя, к примеру, образ обнаженной женщины, хотя к товару это совершенно никак не относится. Если на стадионах не будет элементов насилия, драк, публика не придет на стадион. И этому тоже есть психологические обоснования: это форма удовлетворения потребности людей состязательных, с мотивацией соревнования, но реально не участвующих в спорте. Свою мотивацию им надо как-то удовлетворять, вот они ее и удовлетворяют замещенными формами

- Но, может быть, за актами агрессии стоят и еще чьи-то интересы?

А.Ж.:
И это тоже есть во всем мире - феномен смещения цели. Спортивные зрелища и поведение болельщиков используются прежде всего политиками. Такой лидер приходит на стадион, чтобы все увидели: я такой же, как вы, я с вами - так он зарабатывает популистские очки. Способствовать беспорядкам политики могли и затем, чтобы потом решить какой-то политический вопрос. Так происходит во всем мире, и мы здесь не исключение. Кроме того, мировой опыт показывает, что необходима система работы с болельщиками. А у нас работает с ними только милиция.

- Ее действия в ситуации на Манежной вызвали много нареканий. Как они выглядят с точки зрения психолога?

А.Ж.:
В экстремальных ситуациях прежде всего проверяется профессиональная подготовленность - она явно недостаточна. Ясно, что у нашей милиции не хватает и опыта профилактики такого рода явлений. Не происходит накопления, в ситуациях участвуют разные люди. Низок уровень мотивированности, невысока защищенность самой милиции. Каждый рядовой милиционер понимает: если что-то не выполнит, пострадают лишь его руководители, а рядовых максимум лишат премии. А потерять можно и здоровье, и даже жизнь.

- Во многих странах есть опыт управления агрессивной толпой.

А.Ж.:
Эти приемы известны и не сложны для профессионалов: прежде всего необходимо рассечь группу на сектора, не связанные друг с другом, - феномен взаимного заражения исчезает. Но не все спецподразделения им владеют.

- Евгений Дмитриевич, вы не только сами много лет играете в футбол, но как психолог исследуете фанатов. Какие они?

Е.Д.: Для подростков характерна акцентуация характера - сильное проявление каких-то определенных черт личности. Часто это истероидность, связанная с тем, что физическое развитие завершено, а социализация, интеграция во взрослый мир запаздывает. Истероид склонен к демонстративности поведения, у него всегда и везде должны быть зрители - на улице, в классе, на стадионе. Кстати, истероидов много и среди взрослых - это и политики, и многие актеры. В интимной обстановке истероид может быть вполне милым, мягким, но если есть зрители - это совершенно другой человек: взвинченный, громко выражающий свои эмоции, стремящийся привлечь к себе внимание любым способом.

- Значит, беспорядки начинают истероиды?

Е.Д.:
Скорее инициируют - истероид любит завести других, спровоцировать конфликт и убежать. Завершают его люди другого психотипа - эпилептоиды. Их обычно на стадионах тоже много. Как подтверждают многие кросскультурные исследования, у нас в стране этот психотип вообще превалирует. Это педанты, склонные всегда достигать своей цели, им присуще злобно-тоскливое настроение, провоцирующим фактором для них служит алкоголь - эпилептоид еще больше мрачнеет, легко прибегает к насилию. Он часто зациклен на одной идее: например: виноваты во всем "черные" или "желтые", все равно какие - не такие, как я. А дальше механизм понятен.

- Почему так яростны именно футбольные фанаты, ведь на теннисных матчах или даже на хоккее массовых драк не бывает?

Е.Д.: Футбол - более доступный и менее прогнозируемый вид спорта, здесь победа может зависеть от случая, от направления ветра, от многого. Этим он и завораживает.

- А вообще, зачем нам такие зрелища, если жертвы столь велики?

Е.Д.:
Человек не может быть всегда рациональным. Где-то он должен играть, дурачиться, проявлять себя иррационально. Эти свойства хорошо канализуются через футбол и другие игры. Более того, футбол действительно способен сплотить нацию. Есть данные о том, что, когда в ответственных соревнованиях сборная страны выигрывает, на следующий день производительность труда повышается.

- Сейчас очень часто говорят, что наша молодежь утратила достоинства, присущие прежним поколениям, стала агрессивна как-то по-особому, даже более жестока, чем их сверстники за рубежом. Так ли это?

А.Ж.: Жизнь изменилась, наше общество интегрируется в мировые процессы, и ожидать, что мы сохраним прежние достоинства социализма, по меньшей мере наивно. Наша молодежь ведет себя так, как должна и как ведет везде в мире.
Источник: Известия.ru
Оставить отзыв. (0)

111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa