Гораздо лучше быть справедливым, чем верить в божественность Иисуса Христа.
Ингерсолл Роберт Грин

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Уголок науки / Человек

Оставить отзыв. (0)

Демографический исход

Демографический исход
16 апреля 00:35
Что такое демографический переход и насколько правомерны апокалиптические сценарии?
Как со временем менялась численность людей? И влияла ли она на ход истории, ускоряя и сжимая историческое время? Что такое демографический переход и насколько правомерны апокалиптические сценарии? Об этом доктор физико-математических наук Сергей Капица и доктор исторических наук Игорь Бестужев-Лада.

Обзор темы

Численность населения выражает суммарный результат всей экономической, социальной и культурной деятельности человека, составляющей его историю. Демография способна дать только количественные данные, не описывая закономерностей развития человечества. В науке имеется целый ряд направлений, по которым мы пытаемся двигаться к интеграции, и одно из них - синергетика, использующая развитые в физике, химии, математике методы исследования сложных систем для анализа экономических, социальных, биологических процессов. Исследования С.П. Капицы о динамике численности мирового населения используют методы синергетики. Им взята стандартная в физике модель поведения системы, состоящей из многих частиц, и применена к динамике населения Земли.
Такое моделирование позволяет:
количественно описать рост населения нашей планеты на протяжении всей истории человечества,
дать оценки времени начала развития в 4-5 млн. лет тому назад,
определить число людей, когда-либо живших, приблизительно в 100 млрд., определить предел в 11-12 млрд., к которому стремится население Земли в предвидимом будущем,
на основе количественного анализа исторического процесса оценить устойчивость роста населения Земли,
оценить те качественные изменения, которые нас ожидают в будущем,
на основании выводов о глобальном развитии населения мира обратиться к демографическому состоянию и будущему России.
До последнего времени численность человечества удваивалась чуть ли не каждые сорок лет. Мир сейчас в самом пике роста населения, это даже не экспоненциальный, это гиперболический рост, когда численность уходит в бесконечность за конечное время - весьма небольшое, кстати, что вызывало тревожные прогнозы и даже рисовало апокалиптические сценарии будущего. Но на кривых, полученных из анализа модели, виден перелом, после которого скорость роста резко падает, а численность населения стабилизируется. Этот период назван С.П. Капицей демографическим переходом. Он характеризуется как быстрым возрастанием скорости роста, так затем и столь же стремительным его уменьшением. Первый этап уже пройден так называемыми развитыми странами, и теперь такой процесс происходит в развивающихся странах. Переход сопровождается ростом производительных сил и перемещением значительных масс населения из сел в города.
Долгое время сама возможность рассмотрения населения мира как системы, как единого и замкнутого объекта, который достаточно характеризовать числом людей в данный момент, в демографии отрицался. Ряд демографов в населении мира видели только сумму населения всех стран и не имеющую смысл объективной динамической характеристики. Но в настоящее время от такого подхода отходят. Более того, именно взаимосвязанность и взаимозависимость современного мира, обусловленная транспортными и торговыми связями, миграционными и информационными потоками, объединяют всех в единое целое и дают неоспоримые возможности рассматривать сегодня мир, как глобальную систему. Однако анализ развития показывает, что и в далеком прошлом население Земли вело себя как демографическая система, все части которой медленно, но верно взаимодействовали.
Маккендрик, Форстер, Хорнер, обработав данные за несколько веков, уже предлагали эмпирическую формулу, с удивительной точностью описывающую рост населения Земли в течение сотен и даже многих тысяч лет. Несмотря на то, что это выражение хорошо согласуется с данными демографии, оно тем не менее ограничено областью применения. Из этой формулы следует, во-первых, что по мере приближения к 2025 году население мира будет стремиться к бесконечности. Во-вторых, она дает абсурдный результат и по далекому прошлому: получается, что при сотворении Вселенной 20 млрд. лет тому назад должно было присутствовать десять человек, которые уютно расположившись друг против другу, несомненно обсуждали все величие происходящего.
Фактор, который, по мнению С.П. Капицы, оказался неучтенным - время, характеризующее жизнь человека (его репродуктивную способность и продолжительность жизни). Этот фактор проявляется при прохождении через демографический переход. В начальный же период роста, когда N мало, минимальная скорость роста не может быть меньше появления одного человека, вернее гуманоида за некоторое характерное время - время человека t.
Учитывая это и введя в уравнения роста характерное время развития человека, как микроскопический параметр феноменологии, С.П.Капица получает переходящие друг в друга решения, охватывающие историю человечества от самого возникновения человека и человечества, которые можно продолжить за пределы критической даты.
Полученные асимптотические решения описывают рост человечества в течение трех эпох. Первая - наиболее продолжительная эпоха А - представляет линейный рост, переходящий затем в гиперболический режим роста эпохи В, завершающийся взрывным развитием, который в результате демографического перехода переходит к асимптотически стабилизированному плато - эпоху С. Из-за введения t = 45годам значение критического года перелома сдвигается от 2025 г. к 2000 г.
В предвидимом будущем математическая модель указывает на асимптотический переход к пределу 12 млрд., причем 90 % предельной численности, равной 11 млрд., следует ожидать к середине XXII века. Этот результат можно сравнить с расчетами ООН и Международного института прикладного системного анализа NASA. Прогноз ООН основан на суммировании ряда сценариев для фертильности и смертности по девяти регионам мира и доведен до 2150 г. По оптимальному сценарию ООН население Земли к этому сроку выйдет на постоянный предел 11 600 миллионов, который затем экстраполируется до 2200 г. Прогнозы NASA охватывают меньший диапазон времени - до 2100 г. и основаны на разделении мира на шесть регионов при десяти сценариях развития. Оптимальным полагается вариант медленного спада рождаемости, при котором расчеты ООН и NASA практически совпадают. Общим для всех прогнозов является указание на стабилизацию населения мира в предвидимом будущем.
Продолжительность демографического перехода, при котором население Земли утроится, составляет всего 2t = 90 лет, однако за это время, составляющее 1/50 000 всей истории человечества, произойдет коренное изменение характера его развития. Тем не менее, несмотря на краткость перехода 1/10 всех людей, когда-либо живших, переживут это время. Острота перехода, в котором участвуют страны на самых разных стадиях развития, обусловлена синхронизацией процессов развития, что характерно для нелинейных явлений и происходит благодаря глобализации в современном взаимосвязанном мире.
Именно ударность, обостренность перехода, когда его время оказывается меньше средней продолжительности жизни в 70 лет приводит к нарушению тех длительных, выработанных за тысячелетия истории ценностных и этических представлений. Сегодня принято говорить, что связь времен разорвана и в этом видят проявление неустроенности жизни, неравновесия процесса роста, следующую из представлений модели причины характерного для нашего времени стресса.
Существенен вывод о стабилизации численности населения мира после демографического перехода. В свете представленной модели это происходит из-за перехода от одного типа развития - гиперболического роста в течение эпохи В и режима с обострением - к стабилизированному режиму эпохи С, как следствие тех системных динамических и статистических закономерностей, которые лежат в основе роста.
При демографическом переходе коренным образом меняется соотношение между молодым и старшим поколением. С точки зрения системного подхода и статистической физики переход представляется как фазовое превращение, которое и следует связывать с изменением распределения по возрасту в системе народонаселения. В модели это учитывается только временем t. Эволюция же этих распределений может быть рассмотрена методами демографии на основе ее представлений, разработанных для этих целей и имеющих особое значение именно для описания демографического перехода.
Этот подход позволяет охватить все развитие человечества, рассматривая его рост как взрывной процесс самоорганизации. Этот подход стал возможен благодаря переходу на следующий уровень интеграции по сравнению с уровнем, принятым в демографии для описания поведения отдельной страны или региона во временном масштабе одного или двух поколений. Таким образом, методы моделирования и демографии по существу дополняют друг друга, никак не противореча в той области, где они перекрываются.
Математическая модель нелинейна и потому ее можно применять только ко всему населению Земли, которое рассматривается как целостная система. В этом отношении эта теория по своей структуре напоминает современную релятивистскую космологию, которая также применима только ко всей Вселенной. Однако если Вселенная расширяется от начальной особенности, то человечество благодаря самоорганизации в своем развитии движется к сингулярности. Более того, мы уже находимся внутри этого особого периода, что и делает наше время столь уникальным.
Сжатие исторического времени по мере приближения к критической дате демографического перехода, указывает на причину перехода: человечество вынуждено круто изменить ход развития именно потому, что не может поддерживать все возрастающие темпы роста по мере приближения к 2000 году. Так, если бы оно придерживалось прежнего закона гиперболического роста, то в настоящее время нас было бы 8, а не 6 миллиардов. Трансформация исторического времени можно также увязать с представлением о временной протяженности - 1а longue duree, обсуждаемом французскими «новыми историками».
В представленной периодизации видно, как в настоящее время происходит завершение целой эпохи роста и смена парадигмы развития человечества. Рост, описываемый кооперативным взаимодействием, включающий все виды человеческой деятельности, по существу учитывает и развитие науки и техники, как системного фактора развития, которое принципиально не выделяет наше время по сравнению с прошлым. Такое влияние новых технологий происходило на всем протяжении прошлого человечества и именно такими этапами отмечены, например, эпохи Каменного Века. Тот же процесс, только в большем темпе происходит и сегодня. Поэтому, полагая закон развития неизменным, что видно по неизменности роста населения мира до демографического перехода, следует полагать, что не исчерпание ресурсов, перенаселение или развитие науки и медицины станет определяющим в изменении алгоритма роста. Его изменение определяется не граничными условиями, а внутренними причинами - в первую очередь ограниченной скоростью роста, определяемой природой человека и количественно выраженной в характеристическом времени t = 45 годам.
Действительно, на всем пути развития человечество в целом всегда располагало достаточными ресурсами для развития, и человек их осваивал, расселяясь по Земле и увеличивая эффективность производства. Тогда же когда контактов, ресурсов и пространства не было, развитие кончалось, однако в среднем общий рост был неуклонным. Так, сегодня в развитых странах 3-4% населения может прокормить всю страну. По утверждению экспертов Международной организации питания и в настоящее время также есть достаточно пространства и ресурсов на планете для обеспечения питанием 20-25 млрд. человек. Более того, по-видимому, и в обозримом будущем такие ресурсы будут иметься и позволят человечеству пройти через демографический переход, при котором население увеличится всего в два раза. Этот вывод можно сформулировать как принцип демографического императива, как следствие имманентности системного роста человечества, в отличии от популяционного принципа Мальтуса, который полагал, что рост населения лимитируется ресурсами и голодом.
После демографического перехода и стабилизации населения мира, возникает вопрос о критериях развития. Если в прошлом все выражалось в количественном росте, то в новых условиях при стабилизации численности населения критерием развития, по-видимому, станет качество жизни и населения. Так, за изменением возрастной структуры населения следует глубокая перестройка ценностных ориентации в обществе, большая нагрузка на здравоохранение, систему социальной защиты, образования и науки, вырабатывается новое, ответственное отношение к окружающей среде. Эти фундаментальные изменения ценностных установок общества несомненно представляют основную проблему на новом этапе эволюции человечества, которое наступит в предвидимом будущем.
С исторической и социальной точки зрения исключительное значение имеет системная устойчивость развития человечества как в процессе роста, так и во время переходного периода. При демографическом переходе на его первой стадии, как показывает расчет, системная устойчивость будет минимальной и именно тогда происходит исторически внезапное появление молодого и активного поколения. Так было в развитых странах, в первую очередь в XIX веке в Европе, и так возникли демографические предпосылки для стремительного экономического развития при Промышленной революции, роста городов, и для тех мощных волн эмиграции, которые привели к заселению Нового Света, Сибири и Австралии. Но это не в достаточной мере стабилизировало процесс развития и способствовало системному кризису мировых войн. Ведь в канун Первой мировой войны Европа развивалась темпами никогда в будущем уже не превзойденными - экономики Германии и России росли более чем на 10% в год. Это сопровождалось необыкновенным расцветом науки и искусств, предопределившим все, что затем происходило в культуре XX века.
Мировые войны XX века привели к общим потерям около 280 миллионов или 10% населения мира. Следует напомнить о Черной Смерти - страшной пандемии чумы в XIV веке, приведшей к значительным нарушениям роста населения мира. Как в случае Мировых войн XX века, человечество очень быстро восполнило эти потери и, что примечательно, вернулось на прежнюю траекторию роста, указывая на ее общую устойчивость.
В настоящее время возможна потеря системной устойчивости при прохождении развивающихся стран через демографический переход, переход, который произойдет в два раза быстрее, чем в Европе, и охватывает в десять раз больше людей. Так, экономика Китая растет более чем на 10% в год, тогда как население, превышающее 1,2 мдрд. растет на 1,1 %. Население же Индии достигло 1 миллиарда и растет на 1,8%, а экономика - на 6% в год. Вместе с аналогичными цифрами, характеризующими стремительное развитие стран Центральной Азии, Тихоокеанско-Азиатского региона, возникают все увеличивающиеся градиенты роста населения и экономического неравенства, разрушительный потенциал которых может угрожать глобальной безопасности. К факторам потенциальной нестабильности следует добавить демографические градиенты на границах государств. Так просторы Сибири в настоящее время теряют население, в то время как Северные провинции Китая стремительно растут. На границе же США и Мексики происходит, подобно нашей границе с Китаем, диффузия населения на север. Динамика роста народонаселения Европы и Азии показывает, как в самое ближайшее время центр развития переместится в Азиатско-Тихоокеанский регион. Тихий океан станет последним средиземноморьем планеты, где Атлантика была вторым и Средиземное море первым.
Стремительно нарастающие неравномерности развития могут стать потенциальной причиной потерей устойчивости роста и, как следствие, привести к вооруженным конфликтам. Такие возможные неустойчивости принципиально нельзя предсказать, однако указать на их вероятность не только возможно, но и следует сделать. Именно в сохранении устойчивости развития состоит главная ответственность мирового сообщества: сохранить мир в эпоху крутых перемен и не дать местным конфликтам разгореться в пожар подобный тому, что возник в Европе в начале XX века. Без такой глобальной устойчивости не возможно решение всех других глобальных проблем, как бы значимы они и не казались. Поэтому при обсуждении глобальных вопросов безопасности, наряду с военной, экономической и экологической безопасностью, следует включить в анализ, причем далеко не на последнем месте, демографический фактор безопасности и стабильности мира, который должен учитывать не только количественные параметры роста населения, но и качественный, в том числе этнический факторы.
В последнее время в связи со значительным увеличением давления стремительно растущего человечества на окружающую среду и биосферу экологическая проблематика приобрела особое значение. Однако следует иметь ввиду, что противопоставление демографического императива экологическому в нынешних условиях практически не возможно. Во-первых, развитые страны навряд ли поступятся, несмотря на все призывы, к ограничению своих потребностей. С еще большим основанием это можно сказать и о развивающихся странах, многие из которых прямо заявили, что их приоритетом является экономическое развитие и что их вклад в глобальное вмешательство в природу мало по сравнению с развитыми странами. К этому следует добавить, что само влияние в том числе парниковых газов на глобальное потепление еще не достаточно понято.
Охватывая все развитие системы человечества, нелинейная модель, естественно, не применима к отдельным регионам и странам. Однако глобальный ход развития оказывает влияние на каждую страну, каждую демографическую подсистему, как часть целого, в том числе и России. В эпоху демографического перехода можно ожидать, что в силу стремительности и неравновесности процессов самоускоряющегося роста и его внезапного прекращения при демографическом переходе, будут нарушаться те длительные, создающиеся веками исторического процесса связи не только на уровне человека, личности и общества, но и на более высоком уровне стран и государств, в масштабах мировой истории. Иными словами, в мире сейчас скорее будут главенствовать центробежные силы, а не центростремительные, организующие и самоорганизующие факторы, как тенденции глобального развития.
В настоящее время в России завершается демографический переход - рост населения прекращается, и численность его стабилизируется. Это есть основное явление в демографической эволюции страны в последние десятилетия. Однако на этот процесс накладываются события последних десяти лет, прежде всего экономический кризис. Он привел к глубоким потрясениям общества и сказался на уменьшении средней продолжительности жизни, особенно у мужчин, которая ныне стала меньше 60 лет и рождаемости. Это во многом обязано низкому уровню здравоохранения в стране, финансирование которого в 5-6 раз меньше, чем у развитых стран, находящихся в такой же стадии демографического перехода. Не меньшее значение имеет то обстоятельство, что в обществе традиционно не ценится должным образом человеческая жизнь. Это видно по производственному травматизму и состоянию армии, социального страхования и окружающей среды.
В отличие от смертности, с рождаемостью ничего столь катастрофического, по мнению демографов, не происходит. Ее снижение в начале 90-х годов - это закономерное снижение вследствие демографического перехода и характерное для всей цивилизации современных развитых стран и последствий экономического и морального кризиса. Поэтому и России в силу своей принадлежности к странам, уже прошедших в массе своей через переход, предстоит и дальше жить в условиях низкой рождаемости.
Важным элементом стала миграция населения. Если до 1970 года миграция в основном происходила из России, то в недавнее время до 800 000 человек ежегодно прибывает в страну. Таким образом, миграция стала существенным и, по-видимому, долговременным фактором, прямо влияющим на демографическую ситуацию и способствующим некоторой компенсации потерь от избыточной смертности и низкой рождаемости. Наконец, все большую роль будет играть старение населения, как следствие демографического перехода. Это приведет к существенному повышению доли старших поколений в возрастной структуре общества с соответствующими изменениями ценностных связей и все возрастающими требованиями к социальному обеспечению пенсионеров, как все более многочисленной части общества и требующей значительной части бюджета.
Уменьшение числа молодых граждан будет требовать перехода к малочисленной профессиональной армии и отказа от призыва, как очень расточительной формы использования демографических ресурсов страны. Россия столкнется с этой ситуацией к началу следующего века, так что реформа армии должна к этому времени привести к новым принципам формировании вооруженных сил. С другой стороны, возникает вопрос о качественных измерениях роста, определяемых в первую очередь развитием культуры - образования, науки и техники. Ввиду глобализации современной науки и межнационального характера производства при интенсивном обмене технологиями очевидно, что развитие может происходить только при действенном международном сотрудничестве. В основе этих процессов лежит тот фундаментальный качественный переворот, который переживает сегодня мир и каждая страна в отдельности.
Россия уже далеко зашла по пути демографического перехода в завершающую стадию стабилизации численности населения, однако соответствующие изменения здравоохранения, социально-экономических условий только происходят и вместе с тем совпали с коренной перестройкой экономических отношений, регионализацией экономики и ее демилитаризацией. В некоторых регионах России, и особенно в прилежащих странах Средней Азии, продолжается рост населения, обязанный первой стадии демографического перехода. Это сопровождается притоком населения в города, растущими массами неприкаянной молодежи, безработицы и дисбалансами в развитии и, как следствие - возрастающей нестабильностью общества.

Из статьи И. Бестужева-Лада «Чуда не будет: С точки зрения футуролога»

Что происходит? Если сохранятся наметившиеся тенденции (изменить их к худшему могут стихийные бедствия или новая мировая война, а к лучшему – только невообразимое чудо), то к 2050 г. человечество вырастет в полтора раза: с 6,14 млрд. чел. в середине 2001 г. до 9,04 млрд. в 2050-м. Но это целиком за счет Азии, Африки, Латинской Америки. В Европе, наоборот, падение с 727 до 662 миллионов, в России – со 144 до 128.
В США рост с 285 до 414 млн., но почти целиком за счет выходцев из Латинской Америки, негров и азиатов. Сами “белые американцы”, составлявшие всего полвека назад до 80% населения США, постепенно становятся “нацменьшинством” и по удельному весу как бы меняются местами с неграми ХIХ века. И им тоже трудно будет позавидовать.
В особенно тяжелом положении оказалась Россия. Точнее, так называемая евразийская субцивилизация (плюс Украина, Беларусь и ряд примыкающих к ним маргинальных стран). Говорят, что в ней сошлось все лучшее, что есть в Европе и Азии. Возможно, но спорно. А вот то, что одновременно сошлось и все худшее, – это уж точно. Во всяком случае, живем, как в Индии, а размножаемся (точнее, вымираем), как в Германии.
Сравните сами. По данным последних демографических прогнозов, население Мексики с 2001 по 2050 г. возрастет, как и все человечество, на 50%, Индии – на 58%, Пакистана – аж на 138% (почти втрое!). С другой стороны, население Греции, напротив, сократится на 11%. России – на 12%, Германии – на 14%, Италии – на 20%, Японии – на 21%, Испании – на 23%, Болгарии – на 35% (на целую треть!). У Франции и Англии процент менее прискорбен, но, как и в США, почти целиком за счет выходцев из Азии и Африки.
Как видим, Россия занимает в этом траурном ряду далеко не первое место. Но положение страны настолько тяжелое, что процесс депопуляции проходит особенно болезненно. Население России тает со скоростью до 1 млн. человек в год. И это несмотря на то, что его подкрепляют два потока мигрантов мощностью несколько сот тысяч человек в год каждый. Один – “русскоязычные” беженцы из ближнего зарубежья, которым больше невмоготу. Но этот поток тоже тает год от года: кто хотел и смог – уже приехали, остальные по разным причинам вряд ли покинут насиженные места. Второй – приезжие с Кавказа и Закавказья, а также начинающие приезжать из Средней и Юго-Восточной Азии. Там рождаемость повсюду тоже начинает сокращаться, но все еще сравнительно высока, безработица простирается от трети до двух третей трудоспособных, и люди едут на заработки. Этот поток год от года нарастает.
Проблема в том, что едет в основном неквалифицированная рабочая сила. (Квалифицированная, как мы знаем, наоборот, бежит из России на Запад.) В какой-то части приезжие пополняют ряды “разнорабочих”. Но значительная часть умеет только стоять за прилавком на базаре. Тут к продавцам подкатывается мафия из тех же краев, вместе они “оттесняют” русских конкурентов, поднимают цены и, по сути, начинают собирать дань, как с покоренной страны. Понятно, это чревато крупным конфликтом.
Фактически на всем пространстве России начинает складываться совсем новый этнос – не советский, не русский, не татарский и даже не пресловутой “кавказской национальности”, а этакий “коктейль” из всего понемножку в самых разных вариациях. При этом с быстро нарастающим численным преобладанием тех, кто “мы сами нездешние”. И это лишь отчасти за счет смешанных браков. В основном складывается пестрый конгломерат из разнонациональных общин. Что ж? Лондон и Париж сегодня почти наполовину состоят из негров, арабов, индусов и т.п. Но там – относительная стабильность. А у нас она держится на волоске. И не ровен час, случись что-нибудь – заполыхает похуже, чем в бывшей Югославии.
Кто виноват? В деревне без семьи – ты Герасим со своей Муму. Бездетная женщина – как горбатая. За какого-никакого выйдешь замуж и будешь рожать, как все. При этом ребенок – твой помощник, подросток – “замродителя”, молодожен – союзник и “живая пенсия” на старости лет. В городе без семьи легче. И ничуть не позорно. Ребенок – обуза, подросток – кошмар, а потом и вовсе “разрыв поколений”.
Таким образом, главный “виновник” беды – противоестественный городской образ жизни, при котором теряется потребность в семье и детях. А переход к нему в разгаре. Это объективный процесс. Его приказом или уговорами не поправишь.

Тезисы для дискуссии:

· Чем физические и синергетические методы отличаются от методов классической демографии?
· Прогнозы эмпирической формулы Маккендрика, Форстера, Хорнера и математическая модель С.П.Капицы.
· Демографический переход или демографическая революция, что это такое?
· Что такое принцип демографического императива и в чем его отличие от популяционного принципа Мальтуса?
· Как связана численность людей с ускорением хода исторического времени?
· Сколько людей жило, живет и будет жить на Земле?
· Стабилизация и старение населения.
· Причины депопуляции в развитых странах, и в России в частности.
· Будет ли приток иммигрантов в Россию постоянен или он скоро начнет (или уже начал) спадать?
· Какие меры необходимы для нормализации демографического положения России? И что надо понимать под «нормализацией»?
· Что происходит с населением Земли и куда развивается человечество?
· Насколько безудержен рост населения Земли и правомерны апокалиптические сценарии будущего

Библиография

Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века: Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции. М., 2000.
Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация. М., 1998.
Впереди XXI век: перспективы, прогнозы, футурологии: Антология современной классической прогностики/Под ред. И.В. Бестужев-Лада. М., 1999.
Демографическое будущее России/Под ред. Л.Л. Рыбаковского, Г.Н.Кареловой М., 2000.
Капица С.П. Феноменологическая теория роста населения Земли//Успехи физических наук. 1996. Т.16. №1.
Капица С.П., Курдюмов С.П. Синергетика и прогнозы будущего. М., 1997.
Капица С.П. Сколько людей жило, живет и будет жить на Земле: Очерк теории роста человечества. М., 1999.
Николис Г., Пригожин И.Р. Самоорганизация в неравновесных системах/Пер. с англ. М., 1984.
Обострение демографического кризиса и современного положения России/Под ред. Б.С. Хорева, Л.В. Иванковой. М., 2000.
Сови А. Общая Теория Населения/Пер. с фран. М., 1977.
Стабилизация численности населения России: Возможности и направления демографической политики/Под ред. Г.Н. Кареловой и Л.Л.Рыбаковского. М., 1997.
Хакен Г. Синергетика. Иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. М., 1984.
Caring for the future: making the next decades a life worth living. Oxford, 1996.
Cohen J. How many people can the Earth support? Norton, 1995.
Lutz W. The future population of the world. What can we assume today? London, 1994.

Тема № 99
Эфир 16.04.2002
Хронометраж 01:05

Источник: Программа А. Гордона
Оставить отзыв. (0)

111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa