Религии подобны светлячкам: для того, чтобы светить, им нужна темнота.
Шопенгауэр Артур

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Рус Eng
Институт Свободы Совести

Аналитика

Все аналитические обозрения


Экспертное заключение в связи с выпуском методических материалов «Государственно-конфессиональные отношения» (издательство Российской академии государственной службы при Президенте РФ 2003 г.).

С.А.Бурьянов, С.А.Мозговой
24.11.2003

В издательстве Российской академии государственной службы при Президенте РФ на кафедре религиоведения вышли в свет методические материалы "Государственно-конфессиональные отношения", содержащие теоретические основы и программы соответствующих учебных дисциплин (Государственно-конфессиональные отношения. Методические материалы. Для использования в учебном процессе. - М.: РАГС, 2003.- 179 с.).

Наличие специализации "Государственно-конфессиональные отношения" обосновывается потребностью в подготовке высококвалифицированных специалистов государственной службы по связям с религиозными объединениями, которые необходимы, если следовать логике Конституции РФ, для реализации основополагающих конституционных принципов в области свободы совести.

Соответственно, указанные методические материалы призваны способствовать подготовке вышеупомянутых специалистов и удовлетворению насущной потребности в кадрах системы государственной службы. Учебный и тематический планы отражают соответствующие методологические подходы и содержание методических материалов.

Экспертный анализ призван дать ответ на вопрос, в какой мере методологические подходы и содержание методических материалов "Государственно-конфессиональные отношения" соответствуют Конституции РФ, современным научным разработкам данной проблематики, задачам построения правового демократического государства, а значит, и будут способствовать подготовке высококвалифицированных специалистов государственной службы?

Объектом анализа являются, как общие методологические подходы, так и отдельные аспекты в связи с содержанием методических материалов.

Касаясь общетеоретических и методологических подходов, лежащих в основе методических материалов "Государственно-конфессиональные отношения", прежде всего, необходимо определить корректность самой постановки проблемы формирования государственно-конфессиональных отношений и государственной вероисповедной политики относительно задач реализации конституционных принципов в сфере свободы совести.

В Конституции РФ и в нормах международного права, являющихся приоритетными для правовой системы России, ничего не говорится о государственно-конфессиональных отношениях и государственной вероисповедной политике, как самодовлеющих явлениях. Более того, подтверждая приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права, Конституция РФ декларирует в качестве правовой основы принципы свободы совести каждому (ст.28), светскости государства и равенства религиозных объединений перед законом (ст.14), равенства прав и свобод гражданина независимо от отношения к религии, убеждений (ст. 19) и ряд других принципов, имеющих значение только во взаимной связи.

Государственно-конфессиональные отношения и государственная вероисповедная политика, как самодовлеющие явления существовали исторически. Но, по крайней мере, с момента принятия в 1993 году всенародным голосованием Конституции РФ, и государственно-конфессиональные отношения и государственная вероисповедная политика должны рассматриваться как производные от вышеупомянутых конституционных принципов и строго им соответствовать.

В данном контексте можно предположить как минимум два, принципиально разных методологических подхода. А именно:

  1. соответствующий конституционным принципам свободы совести, светскости государства и равенства религиозных объединений перед законом, равенства прав и свобод граждан независимо от отношения к религии;
  2. противоречащий Конституции РФ и нормам международного права, носящий самодовлеющий характер, обосновывающий конфессиональные предпочтения государства в виде реализации "лукавых" моделей отношений государства и заинтересованных конфессий, маскирующий использование религии в политических целях.

Очевидно, что методические материалы тяготеют к противоречащему Конституции РФ и нормам международного права подходу, результатом чего явилось сведение проблемы обеспечения свободы совести к вероисповедной политики государства посредством государственно-конфессиональных отношений. Таким образом, декларируемые права каждого индивида на свободу совести изначально отдаются на откуп властных групп и конфессиональной бюрократии - структурам, имеющим свои корпоративные интересы, далеко не всегда совпадающие с интересами общества.

Понятие "вероисповедная политика в Российской Федерации" "красной нитью" проходит через все разделы пособия, в структуру которого авторы пытаются включить "принцип свободы совести" на правах подчинённой категории. Включение широкого универсального понятия "свобода совести" в более узкое понятие "вероисповедная политика" является не корректным и неизбежно ведет к методологической путанице. Если следовать логике Основного закона страны, то конституционные принципы свободы совести не предусматривают такой "специальной" политики. Реализуя "вероисповедную политику" невозможно реализовать свободу совести "каждого" индивида. Более того, с ее помощью невозможно добиться даже религиозной свободы, так как невозможно обеспечить права и свободы только "верующим", при этом игнорирую интересы остальных.

Главная проблема в том, что "вероисповедная политика" допускает (и даже подразумевает) использование религии в политических целях, манипуляции общественным сознанием. А может она только для этого и нужна? В этом случае религия превращается в идеологию, что, как правило, сопровождается определенными религиозными пристрастиями (симпатиями и антипатиями) властных групп и в конечном счете всегда заканчивается вмешательством во внутренние дела религиозных объединений, в жизнь верующих граждан. Подобные факты уже неоднократно были в нашей истории и всегда способствовали дестабилизации общества. Таким образом, вероисповедная политика (равно как и атеистическая), по своему определению, не способствует реализации конституционного принципа свободы совести.

Отношение государства к верующим и различным религиозным объединениям должно быть равным, впрочем, как и к неверующим, а также всем общественным некоммерческим организациям. То есть отношения демократического правового государства, поставившего в качестве цели построение открытого гражданского общества, должны строиться с религиозными объединениями на общих с иными общественными некоммерческими объединениями правовых основаниях.

Приходится констатировать, что в методических материалах РАГС свобода совести трактуется, как синоним религиозной свободы (т.е. широкое, объемное понятие подменяется узким и одномерным, отражая отсутствие представления о свободе совести, как общечеловеческом феномене), а затем ставится в зависимость от самодовлеющих государственно-конфессиональных отношений и вероисповедной политики, формируемых исходя из интересов узких групп.

Указанные методологические подмены, воспроизводимые в процессе обучения и переподготовки государственных служащих РАГС способствуют массовым нарушениям прав и свобод граждан, их преследованиям со стороны исполнительной и судебной власти в связи с мировоззренческим выбором.

Уже во введении к курсу "История государственно-конфессиональных отношений" (с.55 методических материалов) сообщается об "острой потребности в современной модели государственно-конфессиональных отношений", которая "должна отвечать российским традициям…", "отсюда необходимость востребования многовекового российского опыта разрешения "религиозного вопроса" и т.д. Каков был этот "многовековой опыт" силового подавления мировоззренческой свободы людей с помощью карательных институтов в клерикальном монархическом и советском атеистическом государстве известно даже школьнику и уж тем более разработчикам методических материалов.

Несмотря на отсутствие научных и тем более правовых критериев определения "традиционности" религиозных организаций, о чём в последние годы было написано немало научных статей, проведено семинаров и круглых столов, авторы настаивают на делении религиозных организаций на "традиционные" и "нетрадиционные" (Курс "История религии в России", с.12., курс "Конституционно-правовые основы вероисповедной политики Российской Федерации", с.149).

Список рекомендованных источников лишь наглядно отражает правовой нигилизм и формальный подход составителей. Так, в программу по теме "Законодательные акты Российской Федерации о свободе совести в Вооружённых Силах" (с.35 методических материалов) включается Закон Российской федерации "О статусе военнослужащих" 1993 г., который уже пять лет как отменён (ныне действует Федеральный закон "О статусе военнослужащих" 1998 г.), а также совсем не упоминается ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" 1997 г., в котором ст. 3 и ст. 4 регламентируют реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания в Вооружённых Силах, а также Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе" от 28 июня 2002 года.

Очевидно, авторы методических материалов не утруждают себя изучением российского законодательства, а юридические и фактические ошибки предыдущего издания учебно-методических материалов (Религия и право. Учебно-методические материалы по специальности "государственное и муниципальное управление". М., РАГС, 2000, с.34) переносятся и тиражируются в новом издании, несмотря на критические замечания по этому поводу.

Однако в данных материалах есть и некоторая новизна. Ею является публикация программ по "Христианской философии и теологии" (с.118). Похоже, религиоведы светского учебного заведения забыли правило "Богу - богово, кесарю - кесарево" и берутся преподавать теологию, "заклиная" при этом теологов не заниматься религиоведением.

Характерно, что в качестве источников по курсу "Конституционно-правовые основы вероисповедной политики в Российской Федерации" предлагается только концептуальный взгляд кафедры религиоведения РАГС (с.40-42 материалов), при игнорировании многочисленных альтернативных материалов.

Ангажированный подход к рекомендуемой литературе вообще не выдерживает критики, особенно касательно публикаций, посвящённых темам государственно-конфессиональных отношений, новых религиозных движений и проблеме клерикализации.

Так, на основании списка литературы к семинару "Клерикализм в современном российском обществе" (курс "Религия и политика") формируется представление, что клерикализм насаждается исключительно религиозными организациями (Русской православной церковью), в то время как это не всегда так.

Вопросы семинара составлены таким образом, что не видны истоки и причины явления клерикализации, она сводится исключительно к деятельности религиозных организаций, политических партий и движений, а роль государственной бюрократии и интересы правящих элит вынесены "за скобки" обсуждения. Возникает впечатление, что разработчикам методических материалов вообще нечего сказать слушателям по этой проблематике, в то время как вина за клерикализацию лежит, прежде всего, на государственной бюрократии.

Некорректно подобранные источники и литература свидетельствуют о научной и педагогической недобросовестности некоторых авторов книги, благодаря которым априорно сооружается некая антиконституционная система государственно-конфессиональных отношений, игнорирующая не вписываемые в нее научные работы, прежде всего правового характера. Тем более, что рекомендуемая литература посвящена анализу ситуации начала 90-х гг., о современных тенденциях речь вообще не идет.

И уж верх некомпетентности продемонстрирован в курсе "Новые религиозные движения, культы, эзотерические учения" в котором для обсуждения на семинарском занятии выносится не существующий и никогда не существовавший в истории России "Закон о свободе совести и вероисповедания", а в перечне литературы предлагаются для изучения, конфессионально ангажированные и воинственно антикультистские книги Макдауэлла Д., Стюарта Д. Обманщики. М., 1993, Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник. Белгород, 1997, Тайные общества и секты. Минск, 1996, Современные ереси и секты в России. СПб., 1995 и др. конфессионально ориентированная литература.

Доминирование неких "специальных" корпоративных интересов, боязнь публичности, закрытость отношений государства с религиозными объединениями и келейность "делания науки" в данной области привели к появлению методических материалов "Государственно-конфессиональные отношения", концептуально противоречащих основополагающим конституционным принципам, игнорирующих современные научные разработки и содержащих многочисленные пробелы частного характера. Таким образом "методические материалы" лишают себя научной объективности и оснований для использования в качестве учебных курсов.

Более того, посредством подобных "методичек" воспроизводится плеяда "чиновников-религиоведов" для которых понятия права человека, уважение мировоззренческого выбора, равенство религиозных организаций и другие конституционные принципы - пустой звук.

Анализ методических материалов позволяет сделать следующие выводы, относительно методологических и методических принципов официальной науки и образования в сфере государственно-конфессиональных отношений:

  1. "Официальная" наука и образование, при заинтересованном и/или молчаливом согласии лидеров ряда конфессий, находятся под контролем властных групп, и потому роль первой сводится к подведению некой наукообразной базы под антиконституционную религиозную политику власти;
  2. Имеют место вопиющие подмены: свобода совести подменяется свободой вероисповеданий, права человека - правами объединений, религия - идеологией, приоритет права - приоритетом политики, интересами властных групп.
  3. Проблема обеспечения свободы совести каждому сводится к реализации вероисповедной политики посредством самодовлеющих государственно-конфессиональных отношений.
  4. Политизированные религиоведы РАГС делят религиозные объединения на "традиционные" и "нетрадиционные", несмотря на отсутствие соответствующих научных и правовых критериев традиционности.
  5. В качестве учебной литературы рекомендуются сомнительные источники конфессионально ориентированного содержания, допускающие в адрес новых религиозных движений обличительно-оценочные названия "деструктивные культы", "секты" и т.п.
  6. Имеет место некорректное включение в структуру курса "Государственно-конфессиональные отношения" религиозной философии и теологии.
  7. Имеют место правовой нигилизм, игнорирование юридических разработок, публикаций и источников, отражающих современные тенденции государственно-конфессиональных отношений и реализацию конституционных прав человека в сфере свободы совести.
  8. Данные методические материалы не будут способствовать подготовке специалистов государственной службы, ориентированных на приоритет реализации права каждого на свободу совести и иные принципы, составляющие основу конституционного строя.

Все это ложится в основу причин и последствий системной коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями, являющейся основным фактором кризиса реализации свободы совести, и в конечном итоге сокрушительного поражения идеалов гражданского общества в современной России. Права человека и свобода совести фактически является заложницей "вероисповедной политики" и самодовлеющих государственно-конфессиональных отношений, которые поражены коррупцией и представляют угрозу демократическим механизмам осуществления власти, стимулируют расслоение людей по мировоззренческим признакам, ксенофобии, религиозные преследования, сепаратизм, вооруженные конфликты, распад федеративной системы России.

Сопредседатели Совета Института свободы совести
С.А.Бурьянов, юрист, С.А.Мозговой кандидат исторических наук

Касаясь общетеоретических и методологических подходов, лежащих в основе методических материалов "Государственно-конфессиональные отношения", прежде всего, необходимо определить корректность самой постановки проблемы формирования государственно-конфессиональных отношений и государственной вероисповедной политики относительно задач реализации конституционных принципов в сфере свободы совести.


| Об Институте | Анонсы и новости | Пресс-релизы | Аналитика | Книжные новинки | Контакты | Подписка |
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa