Духовенство было бы весьма недовольно, если бы его духовный труд оплачивался духовно.
Гольбах П.

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (2)


Каневский Константин
Вопросы правового регулирования атеизма и защиты прав атеистов в Российской Федерации.


Свобода совести предоставляет каждому не только право иметь религиозные убеждения, пропагандировать их и действовать в соответствии с ними, но и иметь атеистические взгляды, пропагандировать их в форме, не оскорбляющей чувства верующих, и действовать в соответствии с ними. К сожалению, на второй аспект свободы совести до последнего времени ученые и законодатели обращали недостаточно внимания.

Первое время в начале 1990-ых годов, после отказа государства от пропаганды атеизма, считались недопустимыми любые действия, направленные на распространение атеистических взглядов и критику религии как явления. В связи с усилением влияния традиционных конфессий, особенно православия и ислама, атеизм и вовсе некоторое время считался пережитком пошлого. Этим можно объяснить недостаточную правовую регламентацию в настоящее время права каждого не исповедовать никакой религии, распространять атеистические убеждениями и действовать в соответствии с ними. Хотя это право в отличие от права исповедовать любую религию, распространять религиозный убеждения и действовать в соответствии с ними не требует подробного правового регулирования, необходимо четкое определение основ правового статуса атеистической идеологии и атеистических организаций, особенно в стране, в которой долгое время господствовал государственный атеизм.

Особенно актуальной стала эта проблема в последние годы, когда под напором клерикальных религиозных настроений и попыток ввести фактически обязательное преподавание православной этики во многих учебных заведения усилилось атеистическое движение. В результате активизация атеистов в России в течение последних несколько лет стала устойчивым и закономерным процессом. В 2000 году были созданы ряд атеистических организаций, а в 2001 году начал выходить атеистический журнал. Хотя по сравнению с ведущими конфессиями значительной поддержкой общества атеистические организации в России не пользуются, нельзя игнорировать их возросшую активность и справедливую критику роста клерикальных настроений в обществе. В связи с этим необходимо серьезно рассмотреть вопрос о правовом статусе атеистических организаций и атеистической идеологии в России.

Конституционные нормы о равенстве всех идеологий и общественных организаций, идеологической нейтральности государства не позволяют устанавливать привилегированный статус атеистическим организациям и материально или организационно поддерживать их государству, хотя такие предложения иногда встречаются в научных работах. Например, Г.Г. Черемных в работе «Свобода совести в Российской Федерации» (М., Манускрипт, 1996 год) предлагал поддерживать из государственного бюджета атеистически ориентированные научные и научно-просветительские организации и установить, что Президентом Российской Федерации может быть только атеист (стр. 30-31). Сложившаяся в последние годы социально-политическая ситуация и вовсе сделала невозможным поддержку государством атеистических организаций.

В демократическом светском обществе государство действительно не должно поддерживать атеизм как идеологию и ее выразителей. В современной политике государства в России неверно другое – на высшем уровне власти в 1997 году при принятии второго закона России о свободе совести и до настоящего времени при формировании политики государства в области религии свободу совести рассматривают как свободу вероисповедания Неудивительно, что в принятом в 1997 году законе «О свободе совести и религиозных организациях» право каждого не исповедовать никакой религии, распространять эти взгляды и действовать в соответствии с ними декларируется в статье 3 закона, а в дальнейшем не раскрывается надлежащим образом. Если в первом российском законе о свободе совести – законе РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 года - несмотря на название содержались несколько важных норм, посвященных атеизму, то федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» по существу является законом о свободе вероисповедания. В нем были исключены нормы статьи 5 закона «О свободе вероисповеданий» об отделении атеистических организаций от государства, статьи 6 того же закона о недопустимости оскорбления граждан в связи с их атеистическими убеждениями. Часть 4 статьи 8 закона «О свободе вероисповеданий» в развитие положений статьи 5 того же закона устанавливала, что государство не оказывает материальной и идеологической помощи общественным объединениям граждан, образованным для совместного изучения и распространения атеистических знаний, а также не поручает им государственных функций. Статья 9 закона «О свободе вероисповеданий» устанавливала, что государственная система образования и воспитания носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии, что также означало и недопустимость атеистической направленности в государственной системе образования. Часть 2 статьи 16 закона «О свободе вероисповеданий» устанавливала недопустимость проведения атеистических мероприятий в местах, используемых верующими в соответствии с законодательством для совершения культа.

Таким образом, закон гарантировал отделение государства от атеистических организаций и устанавливал нормы, устанавливающие ответственность за оскорбление атеистами чувств верующих, что было важно в условиях отказа от государства от атеистической идеологии и признания религии полноправным общественным институтом.

Все указанные нормы закона «О свободе вероисповеданий», кроме запрета оскорбления чувств верующих и провозглашения светского характера государственной системы образования, отсутствуют в законе «О свободе совести и религиозных объединениях» 1997 года. Конечно, они во многом потеряли свою актуальность, так как в настоящее время государственные органы активно сотрудничают с религиозными организациями и на уровне официальных заявлений выражают желание возрождать духовные традиции России в союзе с традиционными конфессиями. Вместе с тем атеистическая идеология и атеистическая пропаганда – это неотъемлемая часть общественной жизни и одна из граней свободы совести. Практически полное ее игнорирование в основном нормативном правовом акте о свободе совести - федеральном законе «О свободе совести и религиозных объединениях» 1997 года - при очевидной его направленности на защиту интересов традиционных конфессий свидетельствует о том, что его авторы руководствовались собственными идеологическими предпочтениями и политической коньюктурой и не стремились создать закон, в полной мере гарантировавший всем право реализовать свободу совести в любой форме, в том числе придерживаться атеистических взглядов и пропагандировать их. Конечно, запрет поддержки государством атеистической идеологии и атеистических организаций можно вывести из статьи 13 Конституции Российской Федерации, устанавливающей идеологическое многообразие в Российской Федерации. Недопустимость атеистической направленности государственной системы образования можно обосновать исходя из абзаца 4 пункта 2 статьи 4 закона «О свободе совести и религиозных объединениях», которая устанавливает, что государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Однако в любом случае закон «О свободе совести и религиозных объединениях» должен содержать нормы прямого действия при регулировании всех важнейших общественных отношений в религиозной сфере, исключающих возможность их неоднозначного толкования. К сожалению, авторы указанного закона не смогли достичь этой цели и поспешно приняли недоработанный вариант закона с многочисленными пробелами и противоречиями.

Таким образом, желая утвердить авторитет традиционных конфессий и ограничить распространение других вероучений, не считая атеистическое движение серьезным соперником религии, авторы закона фактически приняли закон о свободе вероисповедания и не предусмотрели гарантий отделения государства от атеистических организаций. Еще раз необходимо подчеркнуть – не надо требовать от государства возврата к политике поддержки атеизма. Однако граждане, придерживающиеся атеистических взглядов, имеют право на уважение и защиту своих прав. В связи с этим чиновники должны понимать, что наряду со свободой вероисповедания и сотрудничеством с религиозными организациями в политике государства в области религии следует учитывать интересы атеистов и их объединений.

В современной России активное участие религиозных организаций во всех сферах жизни общества, их сотрудничество с государственными органами, армией и уголовно-исправительной системой далеко не всегда соответствует законодательству о свободе совести. Освящаются священниками здания государственных органов, знамена и военная техника, в учебных заведениях вводится иногда фактически обязательное преподавание религиозных дисциплин, государственные органы подписывают соглашения с традиционными конфессиями, в которых обязуются вопреки законодательству российской Федерации содействовать укреплению их позиций в подведомственных им сферах. Подобные действия прямо нарушают права последователей других вероучений и атеистов, которые уплачивают налоги наравне с христианами и мусульманами и вправе рассчитывать, что государство будет тратить деньги на решение задач всего общества, а не определенной религии, идеалы которой они не разделяют.

В некоторой степени протест против расширения сферы влияния традиционных религиозных организаций объясняется тем, что после долгих лет существования в подполье религиозные организации обрели возможности открыто осуществлять социальное служение, и не все граждане, придерживающиеся иных взглядов, готовы принять это. Однако часто из-за отсутствия должного правового регулирования, государственного контроля и традиций социального служения оно оборачивается нарушением прав граждан и приносит только вред религиозным организациям, подрывая их авторитет в обществе. Необходим достаточно длительный период формирования традиций и доработки законодательства с учетом практики его применения чтобы большинство общества позитивно воспринимало социальное служение церкви. Непременным условием этого является уважение прав всех граждан, в том числе и атеистов, при сотрудничестве религиозных организаций с государством, армией и уголовно-исполнительной системой. Если в пункте 6 статьи 4 закона «О свободе совести и религиозных организациях» содержится норма о недопустимости оскорбления чувств верующих, которая безусловно необходима, то такой же аксиомой должно быть в обществе необходимость уважения прав атеистов. Между тем иногда атеизм воспринимается как пережиток прошлого и ассоциируется исключительно с «научным атеизмом» советских времен, что безусловно неверно. Атеизм как направление общественной мысли существует с древнейших времен и имеет право на существование.

Непосредственно связан с правовым регулированием атеизма и вопрос о правовом статусе атеистических организаций. Они создаются, регистрируются и прекращают свою деятельность в соответствии с федеральным законом "Об общественных объединениях" в установленном порядке. Особых проблем при этом не возникает за исключением одной: атеистические организации несут ответственность не только по общим для общественных объединений основаниям, но и в соответствии с законом "О свободе совести и религиозных организациях" за оскорбление чувств верующих. Это значит, что вероятным основанием для принудительной ликвидации атеистической организации по решению суда в соответствии с абзацами 2, 3 и 4 части 1 статьи 44 закона "Об общественных объединениях" могут быть соответственно атеистическая пропаганда, направленная на разжигание розни по мотивам отношения к религии, нарушение прав граждан при ведении атеистической пропаганды и неоднократное оскорбление чувств верующих.

К счастью, данные вопросы в судах пока не возникали. Сложность этой задачи обусловлена тем, что верующие часто воспринимают социально-допустимые действия как оскорбления религиозных чувств. Это объясняется завышенной оценкой ими роли своих религиозных организаций, их учения и культа. Если сейчас нападки религиозных фундаменталистов от православия направлены на нетрадиционные религиозные организации, оскорбляющие даже своим присутствием священную православную русскую землю, то потом их мишенью может стать безбожное атеистическое движение, также разлагающее общество и разрушающее нравственные ценности. Поэтому необходимо в каждом конкретном случае с учетом мнения специалистов религиоведов решать, были ли нарушены нормы нравственности и толерантности атеистическими организациями и тем самым оскорблены чувства верующих, или претензии последних порождены излишним религиозным рвением. При этом многое зависит от непредвзятой позиции государства и его органов, так как очень сложно определить ту грань, за которой действия и публикации, оскорбляющие по мнению верующих их чувства, являются наказуемыми деяниями.

Особо следует отметить проблему активного проникновения религиозных организаций, особенно православных, в государственную систему образования. Абзац 5 части 2 статья 4 закона «О свободе совести и религиозных организациях» и подпункт 4 статьи 2 закона «Об образовании» устанавливают, что государство обеспечивает светский характер государственной системы образования. Допускается по желанию родителей и при условии получения разрешения органа местного самоуправления преподавание религиозных дисциплин в школе факультативно. Вместе с тем в законе «Об образовании» не предусмотрены гарантии от оказания влияния преподавателями на учеников с целью приобщения к религии. Запрет части 15 статьи 50 закона принуждать обучающихся, воспитанников к вступлению в общественные, общественно-политические организации (объединения), движения и партии, а также принудительно привлекать их к деятельности этих организаций и участию в агитационных кампаниях и политических акциях следует распространить на принудительное привлечение учащихся в религиозные организации и их деятельность. Также в числе оснований для увольнения педагогического работника образовательного учреждения по инициативе администрации этого образовательного учреждения до истечения срока действия трудового договора (контракта), предусмотренных частью 3 статьи 56 закона, следует предусмотреть оказание влияния на учеников с целью распространения религиозных и политических взглядов. Особая осторожность в преподавании религии в школе необходима, так как абсолютное большинство учеников младших классов не готовы критически воспринимать религиозные взгляды и легче поддаются религиозному воспитанию.

Понимая это, религиозные организации активно пытаются организовать свои факультативы в школах. В частности, РПЦ активно убеждает родителей объединяться и в установленном порядке подавать заявления о введении православных факультативных курсов в школе. В случае успеха религиозных организаций в этом начинании и повсеместном введении таких факультативов вполне возможны нарушения прав атеистов, навязывание нейтрально настроенным к религии ученикам религиозных взглядов, если преподавание религии не будет сочетаться с формированием толерантного и уважительного отношения к людям с иными взглядами. Из этого не следует делать вывода о необходимости запрета преподавания религии в школе вообще, ибо права верующих также должны соблюдаться. Чтобы не допустить перекоса государственной системы образования и обеспечить светский характер образования, достаточно жесткого контроля государственных органов за соблюдением действующего законодательства при введении факультативных религиозных курсов в школе и установка государственных органов на формирования климата взаимоуважения в обществе. К сожалению, в последнее время государственные органы, не особо считаясь с действующим законодательством, достаточно откровенно поддерживают стремление к расширению влияния в подведомственных им сферах РПЦ МП, а на региональном уровне ряда субъектов Российской Федерации также и Ислама.

Решение затронутых в данной статье проблем будет более эффективно, если государство признает их на официальном уровне и отразит в одобренной в установленном порядке концепции государственно-церковных отношений. Обращает на себя внимание тот факт, что в обоих опубликованных проектах концепции государственно-конфессиональных отношений ни слова не сказано об отношении государства к атеизму и его влияния на политику в религиозной сфере. А без четкого заявления о признании государством атеизма как одной из форм идеологии и соблюдения прав атеистов на практике невозможно создание подлинно светского государства. В концепции государственно-конфессиональных отношений необходимо отметить, что свобода вероисповедания является одной из граней свободы совести и что право каждого иметь атеистические взгляды, распространять их и действовать в соответствии с ними являются неотъемлемой частью свободы совести. При доработке концепций государственно-конфессиональных отношений также следует указать, что государства нейтрально, но уважительно относится к атеизму и атеистическим организациям, обязуется уважать и защищать права атеистов и учитывает их интересы при сотрудничестве с религиозными организациями.

В завершение следует отметить, что поскольку в большинстве работ о свободе совести в последнее время проблеме реализации права каждого придерживаться атеистических взглядов и пропагандировать их не уделяется достаточно внимания, остаются открытыми многие вопросы, связанные с юридическим статусом и ролью в обществе атеизма как идеологии и атеистических организаций. В частности, следует тщательно проработать вопросы о правовом статусе атеистических организаций, их месте в религиозной подсистеме общества, особенности защиты права атеистов на свободу совести, понятие и критерии оскорбления религиозных чувств.
Оставить отзыв. (2)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa