Точка зрения, будто верующий более счастлив, чем атеист, столь же абсурдна, как распространенное убеждение, что пьяный счастливее трезвого.
Шоу Бернард

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (13)


Перах Марк
О Большом взрыве и Книге бытия. Неудавшаяся попытка согласования.


Вопрос о соотношении между библейскими историями и данными современной науки издавна занимал и продолжает занимать воображение многих как верующих, так и агностиков. Этот интерес легко объясним, если учесть, что с одной стороны наука предлагает убедительные рациональные доказательства правильности её положений, а с другой стороны вера, основанная на иррациональном, но глубоко чувствуемом основании, отвечает эмоциональной жажде чудесного, казалось бы, поднимающего человека над его животной природой и отрицающего трагедию неизбежной смерти. Каждый человек стоит перед выбором одного из трёх вариантов мировоззрения. Один выбор состоит в принятии научного взгляда и в отказе от религиозной веры. Противоположный выбор состоит в безоговорочном принятии догматов религии и, следовательно, в отрицании научных теорий. Однако есть и третий выбор, состоящий в попытке согласовать религиозную догму с данными науки. Привлекательность последнего варианта очевидна, ибо в случае успеха такой попытки человек может сохранить веру, эмоционально необходимую ему, в то же время принимая научные данные с их интеллектуальной убедительностью.

Поскольку спрос рождает предложение, в последние годы появились в большом количестве статьи, книги, а также материалы в Интернете, авторы которых предлагают различные варианты толкований Библии и научных теорий, предположительно раскрывающие их взаимное соответствие и объясняющие, что противоречия между наукой и религией - кажущиеся.

Обилие указанных материалов не позволяет рассмотреть их в одной статье. Однако можно получить представление о такой литературе, если рассмотреть какой-либо типичный её образец.

В качестве такого образца могут служить три весьма популярные книги, написанные физиком Джералдом Шрёдером, которые достаточно типичны для литературы указанного сорта, и которые мы и обсудим в этой статье.

Первая книга Шрёдера [1] имеется в русском переводе [2]. Две другие его книги [3,4] пока на русский язык не переведены, но, как будет показано в этой статье, русский читатель едва ли потерял что-либо от отсутствия русского перевода.

Первая книга (в её английском оригинале) имеет подзаголовок, который переводится как Раскрытие гармонии между современной наукой и Библией. Этот подзаголовок представляет в краткой форме основную идею книги Шрёдера. Шрёдер поставил перед собой амбициозную цель: показать как верующим, так и скептикам, что противоречия между библейскими откровениями и научными данными проистекают всего лишь из неправильной интерпретации, и что на самом деле каждое слово в Библии находится в точном согласии с результатами научных исследований.

Как в печатных публикациях, так и в материалах, помещаемых Шрёдером в Интернете, он постоянно напоминает читателю о том, что он обладает научной степенью доктора философии (в физике), присвоенной ему Массачусетским Институтом Технологии (одним из самых престижных высших учебных заведений и научных центров Америки) и что он – профессиональный физик, с опытом научной работы. (Степень доктора философии в Америке – более или менее эквивалент степени кандидата наук в бывшем СССР, причём термин философия в данном случае обозначает любую науку). Однако, если заинтересоваться действительными научными заслугами Шрёдера, нетрудно обнаружить, что его научная деятельность сводится к его диссертации на тему об измерении концентрации радона, защищённой в семидесятых годах, плюс несколько коротких заметок на ту же тему, опубликованных много лет назад. В течение почти тридцати лет, Шрёдер не ведёт никакой научной работы. В последние годы он состоит лектором в организации именуемой Эш Хатора. Эта организация занимается исключительно религиозной пропагандой, с целью побудить неверующих, или потерявших веру, обратиться к религии. Истинный же уровень аргументации Шрёдера, как и вообще его компетенции в науке, становится очевидным из его трёх книг, обсуждаемых в этой статье.

Основной тезис Шрёдера сводится к утверждению, что нет никаких противоречий между современной наукой и Библией. В этой статье, моя цель состоит не в принятии той или другой стороны в разногласиях между наукой и Библией, а лишь в обсуждении аргументации Шрёдера, чтобы увидеть, сумел ли он доказать отсутствие противоречий между данными науки и библейским рассказом.

Обсуждение первой книги [1] Шрёдера будет включать следующие разделы:

  1. Хронология вселенной и человечества по Шрёдеру
  2. Оценка вероятностей по Шрёдеру
  3. Отдельные детали и примеры из книги Шрёдера.

ХРОНОЛОГИЯ ВСЕЛЕННОЙ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ПО ШРЁДЕРУ

На стр. 12 английского варианта его первой книги Шрёдер пишет "… разногласия между археологией и богословием не только не необходимы, но и не реальны". Через несколько строчек Шрёдер продолжает: "Цель этой книги - объяснить эту согласованность, как специалистам, так и любителям".

Таким образом, как мы видим, Шрёдер намеревался объяснить, как специалистам, так и неспециалистам, которые до его книги бродили во мраке, истинный смысл, как научных данных, так и библейских откровений.

Важной ступенью на пути к достижению цели Шрёдера явился его анализ хронологических данных, которые прежде его книги казались столь различными в Библии и в науке.

Хронологические рассуждения Шрёдера состоят из двух частей. Первая часть рассматривает библейский рассказ о сотворении мира в шесть дней, а вторая часть - период между концом этих шести дней и нашим временем. Мы рассмотрим обе части в указанном порядке.

СОТВОРЕНИЕ МИРА В ШЕСТЬ ДНЕЙ СОГЛАСНО ШРЁДЕРУ

Поскольку главная цель Шрёдера состояла в доказательстве, что библейский рассказ и данные науки не противоречат один другому, одной из его важных задач было согласование библейского рассказа о сотворении мира за шесть дней с данными науки о существовании вселенной в течение примерно от 12 до 16 миллиардов лет.

И до и после опубликования книги [1] Шрёдера, указанное расхождение между Библией и наукой обсуждалось многократно (см. например [5,6,7,8,9,10]). Объяснение, которое часто выдвигалось (например, в [5,6]), сводилось к предположению, что слово "день" в Библии не следует толковать в буквальном смысле, то есть как приблизительно 1/365 продолжительности одного оборота Земли вокруг Солнца. То, что для нас миллиард лет, для Бога может быть один "день".

Невзирая на отрицание этого Шрёдером, его объяснение, в сущности, сводится к той же идее, но с одним различием. Шрёдер обращается к теории относительности Эйнштейна, чтобы предложить конкретное истолкование рассказа о шести днях творения, согласное с данными науки.

Как объясняет Шрёдер, теория относительности, среди прочих результатов, установила, что не существует абсолютного времени. Это верно. Шрёдер далее сообщает, что в различных системах отсчёта промежуток времени между двумя событиями может быть различным. Это тоже верно. Процесс, который в одной системе отсчёта длился шесть дней, в другой системе отсчёта мог продолжаться миллиарды лет. И это пока верно.

Далее, однако, Шрёдер предлагает конкретное спекулятивное истолкование, как надо согласовать научные данные с библейским рассказом на основе теории относительности. Согласно Шрёдеру, прежде создания первого человека, Адама, Бог действовал в своей собственной системе отсчёта, крайне отличной от той системы отсчёта, к которой он перешёл в момент создания Адама. Промежуток времени, который в первой системе отсчёта (до Адама) длился шесть дней, во второй системе отсчёта длился около 15 миллиардов лет.

Можем ли мы утверждать, что вышеприведённое объяснение неверно? Нет. Можем ли мы утверждать, что это объяснение верно? Нет. Объяснение Шрёдера требует порыва веры. В этом нет ничего дурного, если только это объяснение не выдается за основанное на научных данных. Предположение, что система отсчёта творца отлична от системы отсчёта человечества, не имеет никакого отношения к науке. С точки зрения религии, вышеприведённое объяснение не ново, и находится вне научной дискуссии. Шрёдер, однако, хочет, чтобы читатели поверили, что его объяснение основано на специальной теории относительности (СТО). Так ли это?

Действительно, СТО утверждает, что в различных инерционных системах отсчёта время течёт с различной скоростью. Однако, СТО чётко определяет, что понимается под "различными инерционными системами отсчёта". Течение времени различно в таких системах отсчёта, которые механически движутся одна относительно другой с постоянной скоростью. Для того чтобы промежуток времени между двумя событиями, который в одной системе отсчёта длится шесть дней, в другой системе длился бы 15 миллиардов лет, эти две системы отсчёта должны двигаться одна относительно другой с очень большой скоростью.

Понятно, что приложение этих выводов СТО к сотворению мира за шесть дней требует изрядно напрячь воображение. Под системой отсчёта физика понимает физические тела. Для того, чтобы удовлетворить условиям СТО в соответствии с объяснением Шрёдера, прежде всего, придётся допустить, что Бог – это физическое тело, занимающее определённый объём. Далее, придётся также вообразить, что в процессе сотворения вселенной Творец мчался с колоссальной скоростью мимо сотворяемой им вселенной. Образ бога, обладающего физическим телом, да ещё и марафонца, представляется весьма далёким от бестелесного и существующего вне времени и пространства Бога еврейской и христианской Библии. В попытке использовать СТО для примирения научного и библейского взглядов, Шрёдер предложил произвольную модель, не имеющую никаких оснований ни в Библии, ни в науке.

В первой книге, в его примитивной попытке привлечь теорию относительности для истолкования шести дней творения, Шрёдер в основном ограничился СТО. Забегая вперёд, посмотрим, как в дальнейших публикациях Шрёдер пытается улучшить его объяснение, на сей раз, обращаясь к общей теории относительности Эйнштейна (ОТО). В ОТО показано, что течение времени зависит также от тяготения. Шрёдер теперь пытается основать своё истолкование шести дней творения, используя ОТО. При этом он проявляет непонимание основ ОТО, непростительное даже для студента, едва начавшего изучение основ этой теории. Шрёдер ссылается на теорию Большого Взрыва, согласно которой наша вселенная возникла приблизительно 12-16 миллиардов лет назад в результате колоссального взрыва энергии в некотором микроскопически малом объёме. В момент Большого Взрыва, учит нас Шрёдер, возникло огромное количество чистой энергии, но поскольку ещё не существовали звёзды или какие бы то ни были иные сгустки материи, то есть ещё не существовали массы, то не существовало и тяготение. По мере появления звёзд, галактик, и т. д., продолжает Шрёдер, то есть по мере превращения энергии в массу (согласно знаменитому уравнению Эйнштейна Е = mc2) возникало постепенно увеличивающееся тяготение. По мере роста тяготения, согласно ОТО в истолковании Шрёдера, течение времени замедлялось. То, что длилось шесть дней творения при первоначальном низком уровне тяготения, на нашей современной шкале времени соответствует миллиардам лет!

Восхищённый своей теорией, казалось бы, столь элегантно объясняющей расхождение между библейским рассказом о шести днях творения, и данными науки, Шрёдер не останавливается на качественном объяснении, а добавляет количественное истолкование. Согласно расчёту Шрёдера, то, что при первоначальном уровне тяготения длилось один день – первый день творения - при нынешнем тяготении соответствует 8 миллиардам лет. То, что при соответственно возросшем тяготении длилось ещё один день – второй день творения – на нынешней шкале времени соответствует четырём миллиардам лет; третий день творения соответствует двум миллиардам лет, и т. д. Хотя Шрёдер не предлагает явно формулы для его расчёта длительностей шести дней творения, нетрудно сообразить, что фактически его расчёт описывается следующей формулой:

Тn = 1.6 x 1010/ 2n,

где Тn- это продолжительность дня творения номер n, так что для первого дня творения ( n=1) получаем T1 = 8,000,000,000 лет на нынешней шкале времени; для второго дня творения получаем Т2 = 4,000,000,000 лет, и т. д., так что в сумме продолжительность всех шести дней творения на нынешней шкале времени оказывается 15.75 миллиардов лет.

Шрёдер не приводит никаких оснований для выбора именно этой формулы, которая поэтому представляется совершенно произвольно выбранным соотношением, подобранным исключительно для того, чтобы получить результат, желаемый Шрёдером.

Однако, обсуждение вышеприведённой формулы беспредметно в любом случае, так как сама концепция, предложенная Шрёдером для истолкования шести дней творения, якобы на основе ОТО, бессмысленна и фактически противоречит основам ОТО.

Согласно ОТО, в физических системах, подверженных различному тяготению, время течёт с различной скоростью. Однако, обнаружить это различие в ходе времени можно только путём сравнения процессов, происходящих, по меньшей мере, в двух различных системах. В изолированной системе, если процессы в ней нельзя сопоставить с происходящими в другой системе, невозможно ничего сказать о скорости течения времени, так как нет никакой точки отсчёта для определения скорости течения времени. Другими словами, не существует абсолютного времени, с которым можно было бы сравнить ход времени в данной системе, подверженной данному уровню тяготения. Если принять схему замедления хода времени по мере возникновения масс в расширяющейся вселенной, предложенную Шрёдером, то такое замедление происходило бы во всех физических системах одинаково, так что все часы во вселенной замедляли бы ход в равной мере. (Конечно, было бы различие между часами, расположенными в разных местах, в зависимости от местных вариаций тяготения, однако, это различие не имеет отношение к гипотезе Шрёдера). Таким образом, если и принять схему Шрёдера, постулируемое им замедление хода времени невозможно было бы обнаружить каким бы то ни было способом, так что оно не имеет физического смысла. Чтобы обнаружить эффект всеобщего замедления времени, постулируемого Шрёдером, необходимо было бы иметь хотя бы одни часы, не подверженные влиянию нарастающего всеобщего тяготения, то есть, часы показывающие абсолютное время. (Скажем, если бы существовала иная вселенная, где не происходило бы изменение тяготения, и притом имелся бы метод, позволяющий сравнивать ход часов в нашей вселенной с часами в этой другой вселенной). Такие часы неизвестны. ОТО отрицает существование абсолютного времени, так что гипотеза Шрёдера не только не основана на ОТО, но противоречит этой теории

Вывод: не становясь на точку зрения ни Библии, ни науки, можно заключить, что попытка Шрёдера примирить точку зрения Библии с научной, путём ссылки на теорию относительности, как специальную, так и общую, совершенно неубедительна, и демонстрирует непонимание им фундаментальных положений этой теории.

ХРОНОЛОГИЯ ШРЁДЕРА ОТ АДАМА ДО НАШИХ ДНЕЙ

Шрёдер сообщает нам, что в тот момент, когда творец создал Адама, он мгновенно переключил ход времени, так что, вместо предыдущей системы отсчёта, в которой творение вселенной заняло шесть дней, была введена новая система отсчёта, на этот раз общая для Бога и человека. С этого момента, говорит Шрёдер, все даты событий, указанные в Библии, абсолютно достоверны и совпадают с датами, определёнными наукой. Например, если Библия говорит нам, что Адаму было 130 лет, когда родился его сын Сет (Сиф), то это означает в точности 130 лет по нашему календарю, то есть, продолжительность периода времени, в течение которого Земля делает 130 оборотов вокруг Солнца. Если Библия говорит нам, что Адам был создан 5750 лет назад (считая от 1990 г.) то это означает в точности именно указанный период времени. Шрёдер уверяет нас, что указанный срок - 5750 лет от Адама до нас, в точности совпадает с археологически установленной хронологией истории человечества. Приведём соответствующую цитату из книги Шрёдера (стр. 31): "В 1990 году все поколения со времён Адама в совокупности прожили 5750 лет. Эти данные Библии о начале зарегистрированной истории хорошо совпадают с археологическими открытиями двух последних столетий".

Аргументация Шрёдера по этому вопросу включает две части. Одна часть относится к дате начала бронзового века, а другая к природе тех человекоподобных существ, которые, как показывают данные археологии, жили на Земле в течение многих тысяч лет ранее, чем примерно 6000 лет назад.

Рассмотрим обе части аргументации Шрёдера.

А) Аргументация, относящаяся к началу бронзового века.

Шрёдер сопоставляет поколения потомков двух сыновей Адама - Сета (Сифа) и Каина. Библия сообщает продолжительность жизни каждого из потомков Сета, от Еноша (сына Сета) до Ноя, которому было 600 лет, когда произошёл потоп. Между Еношем и Ноем всего было девять поколений. Далее Шрёдер сосчитывает так же девять поколений потомков Каина, кончая Тубал-Каином. Продолжительность жизни потомков Каина не сообщается в Библии, но на основании подсчёта числа поколений, Шрёдер предполагает, что Тубал-Каин был современником Ноя, и исходя из этого, вычисляет промежуток времени от Адама до Тубал-Каина. Он приходит к выводу, что указанный промежуток составил 1350 лет. Вычитая 1350 из 5750, Дж. Шрёдер заключает, что Тубал-Каин жил приблизительно 4400 лет назад (считая от 1990 г).

Приведённые вычисления Шрёдера основаны на элементарной ошибке, допущенной им при прочтении библейского текста. Как мы увидим при обсуждении второй книги Шрёдера, он сам вынужден был пересмотреть свои хронологические вычисления. Шрёдер ни одним словом не поясняет в его второй книге, почему он изменил там вышеприведённые даты. Нетрудно, однако, увидеть ошибку в вышеприведённых вычислениях, которая, по-видимому, вынудила его пересмотреть приводимые им даты. В таблице 2, озаглавленной "Генеалогия до потопа" (стр. 31 первой книги) Шрёдер сопоставляет поколения потомков Сета и Каина. При этом он включает в последовательность потомков Каина такие имена как Иавал (седьмое поколение) и Иувал (восьмое поколение). После них он указывает Тубал-Каина, который, по этому подсчёту, принадлежит к девятому поколению после Каина. Однако, достаточно прочитать соответствующие стихи (от 4:20 до 4:22) в книге Бытия, и становится очевидно, что Иувал и Иавал были не отцом и дедом Тубал-Каина, как показалось Шрёдеру при невнимательном чтении Библии, а его единокровными братьями, ибо все трое были сыновьями Лемаха. Таким образом, согласно Библии, Тубал-Каин принадлежал не к девятому, а к седьмому поколению после Каина, что отодвигает время его жизни изрядно назад по сравнению с таблицей Шрёдера.

В качестве следующего шага Шрёдер сообщает, что, согласно Библии, Тубал-Каин был изобретателем бронзы. Следовательно, заключает Шрёдер, согласно Библии, бронзовый век начался примерно 4400 лет назад. Но это как раз то, говорит Шрёдер, что и наука вывела из археологических данных. Какое убедительное доказательство, что хронология, данная в Библии, полностью согласуется с данными науки!

В самом деле?

Проверим, что в действительности говорит Библия. Шрёдер ссылается на стих 4:22 в книге Бытия. Посмотрим на это стих. Вот буквальный перевод с иврита стиха 4:22 из книги Бытия: "Также Цилла родила Тубал-Каина, кузнеца всех режущих инструментов из меди и железа".

Обратим внимание на последние два слова в этом стихе. На иврите эти слова "нехошет убарзель" что дословно означает "медь и железо". Шрёдер утверждает, что слово "нехошет" обозначает также бронзу и латунь.

Разумеется, это может быть только предположением, так как точное значение слова - это медь, в то время как бронза на иврите это "адар" а латунь это "плиз". Однако, поскольку слова "адар" и "плиз" вообще не встречаются в тексте Торы, возможно, что слово "нехошет" (Нун-Хет-Шин-Тав) было действительно использовано в цитированном стихе для обозначения также сплавов, основанных на меди, то есть бронзы и латуни.

Однако, трудно не заметить, что Шрёдер, в его стремлении найти согласие между библейской и научно установленной хронологией, странным образом игнорировал слово "барзель" в приведённом стихе о Тубал-Каине. Это слово означает железо. Если Тубал-Каин делал инструменты не только из меди или бронзы, но также из железа, время его жизни должно быть отнесено к намного более поздней эпохе, чем утверждает Шрёдер. Использование железа началось приблизительно через полторы тысячи лет после начала бронзового века. Пропуск Шрёдером слова "железо" в ссылке на стих о Тубал-Каине полностью опровергает хронологию, предложенную Шрёдером. Более того, пропуск этого слова, который мог быть только преднамеренным, подрывает всю аргументацию Шрёдера, делая сомнительной его беспристрастность.

На этом разваливается хронология "после Адама", предложенная Шрёдером.

Б) Аргументация, относящаяся к археологическим данным о периоде ранее, чем 5750 лет назад (считая от 1990 г.)

Разделавшись, как он думает, с началом бронзового века, Шрёдер должен был разобраться с другим противоречием между Библией и наукой. Согласно Библии, Адам был создан из праха земного менее 6000 лет назад. С другой стороны, археологические данные указывают, что существа, весьма подобные современному человеку, жили на Земле намного ранее. Чтобы примирить эти два взгляда, Шрёдер выдвигает на первый взгляд остроумное объяснение. Согласно Шрёдеру, человекоподобные существа, которые жили до времён Адама, были на самом деле не вполне людьми. Они были, как говорит Шрёдер, животными, которые обладали многими чертами человека, но не обладали человеческой душой (на иврите "нешама"). Согласно этому объяснению, Адам был первым настоящим человеком, который получил "нешама" от Бога, в то время как человекоподобные существа пред-Адамовой эпохи души не имели.

Прежде, чем детально рассмотреть объяснение Шрёдера, отметим следующий исторический факт. Согласно Шрёдеру, примерно 5760 лет назад произошло поистине революционное событие, коренным образом изменившее природу человека. Человек получил от Бога душу (нешама), тем самым превратившись из человекоподобного животного в настоящего человека. Известно, однако, что, например, в Египте развитое государство существовало ранее, чем 6000 лет назад. Имеется обилие информации об этом государстве. Не следует ли ожидать, что в исторических материалах, относящихся к периоду времени несколько менее 6000 лет назад, когда, по Шрёдеру, произошло такое кардинальное изменение природы человека, как превращение из животного в настоящего человека, должны были бы найдены следы революционного превращения? Однако, в материалах, оставленных Египетской цивилизацией, не обнаруживаются какие-либо следы какого-либо революционного события приуроченного ко времени около 5760 – 5800 лет назад.

Для обсуждения гипотезы Шрёдера следует попытаться определить, что отличает человека от животного. В этом обсуждении я не буду опровергать объяснение Шрёдера как таковое, поскольку оно не может быть ни доказано, ни опровергнуто посредством рациональных доказательств. Принятие или опровержение гипотезы Шрёдера об отсутствии души у человекоподобных предшественников Адама - это вопрос веры, а я не обсуждаю в этой статье аргументов за или против верований. Я попытаюсь, однако, установить некие критерии, позволяющие отличить человека от животного.

Представляется, что среди черт, присущих человеку, но отсутствующих у животных, можно указать следующие:

  1. Человек обладает языком, неизбежно разговорным, но часто также и письменным. Никакое животное не обладает развитым разговорным языком (кроме примитивных звуковых сигналов с ограниченным объёмом передаваемой информации, например у дельфинов, или некоторых видов обезьян) не говоря уже о системе письменности.
  2. Человек обычно создает общество, часто включающее многие тысячи особей, и обладающее вертикальной структурой, со многими уровнями иерархии. Общество часто вырабатывает системы управления и законов. Среди животных нет никакого эквивалента правительству и законодательству (если не считать примитивной субординации, например, в волчьих стаях).
  3. Человек обычно создает технологии, направленные на улучшение его уровня жизни. Это технологии включают строительство жилищ, производство инструментов, облегчающих добычу пропитания и изготовление одежд, и т. д. Человек обладает способностью улучшать технологии, и изобретать их новые формы. Некоторые животные также умеют строить жилища и даже плотины (бобры) но они никогда не меняют приёмы строительства и не обладают умением улучшать и изобретать.
  4. Человек обычно развивает искусства, включая танец, музыку, и изобразительное искусство. Никакое животное не имеет склонности к искусству.
  5. Наконец, человеку свойственно придерживаться какой-либо религии. Никакое животное не обладает концепцией божественного.

Если мы примем перечисленные пять пунктов, нам придётся заключить, что, согласно объяснению Шрёдера, человекоподобные существа, которые жили ранее, чем приблизительно 6000 лет назад, и были не настоящими людьми, а лишь человекоподобными животными, не имели письменности, не имели системы законов, не имели правительства, не имели никакого искусства, и не имели никакой религии.

Археологические данные (см. например [11]) опровергают подобные допущения.

Библейский рассказ утверждает, что первый человек шагал по земле менее 6000 лет назад. Посмотрим, что говорит археология.

  1. Археологические данные показывают, что уже 40,000 лет назад человекоподобные существа делали инструменты из камня. Известно ли какое-либо животное, умеющее превращать камень в инструмент?
  2. Цветные изображения животных делались на скалах уже 27,000 лет назад (например, изображение лошади в Pech Merle, Франция). Какое животное интересуется изобразительным искусством?
  3. Археологические данные свидетельствуют, что уже 23,000 лет назад человекоподобные существа украшали свою наружность с помощью бус, прикрепляемых к одежде. Известны ли животные, которые бы делали себе одежду, и, более того, украшали бы её каким бы то ни было способом?
  4. Археологические данные свидетельствуют, что уже 18,000 лет назад человекоподобные существа делали иглы из кости для шитья одежды. Имеются ли животные, которые бы шили себе одежду?
  5. Археологические данные свидетельствуют, что уже 11,000 лет назад человекоподобные существа применяли лук и стрелы. Способно какое-либо животное изобрести и применять такой сложный инструмент, как лук и стрелы?
  6. Археологические данные свидетельствуют, что уже 9,000 лет назад человекоподобные существа изготовляли керамическую посуду. Эта посуда обжигалась в печах, где температура достигала 1000 градусов. Способны какие-либо животные строить печи и изготовлять посуду?
  7. Приблизительно в то же время, около 9,000 лет назад, человекоподобные существа строили поселения, которые занимали по нескольку гектаров. В этих поселениях строения использовались для жилья и для хранения запасов. Около 8,000 лет назад, такие поселения уже занимали до 15 гектаров. Жители этих поселений применяли искусственное орошение и выращивали злаки. Они применяли печати, что указывает на существование какой-то формы письменности и документации. Известны ли какие-либо животные, строящие посёлки, применяющие искусственное орошение, собирающие урожаи с полей, и располагающие системой письма и документацией?
  8. Наконец, археология свидетельствует, что примерно 8,000 лет назад, то есть более чем на 2,000 лет ранее даты, когда, согласно Библии, появился первый человек, Адам, человекоподобные существа (например, жители поселения в Тепе Гавра, в Месопотамии) систематически строили в центре поселений религиозные храмы. Известны ли животные, которые имели бы какие-либо религиозные понятия?

Повторю снова, что в этой статье я не затрагиваю вопрос, какие данные верны - библейские или научные, в частности библейский рассказ о создании первого человека менее 6000 лет назад, или археологические свидетельства о гораздо более раннем существовании человека на Земле. Я могу сказать, однако, что аргументация Шрёдера, направленная на доказательство согласия между библейским рассказом и данными науки, не выдерживает элементарного рассмотрения.

ШРЁДЕР ВЫЧИСЛЯЕТ ВЕРОЯТНОСТИ

В главах, посвящённых вероятностным соображениям, подход Шрёдера отличен от принятого им в главах о хронологии. В последних, Шрёдер полностью принимал научные данные и стремился показать, что они вполне соответствуют библейскому рассказу. В главах же, посвящённых рассуждениям о вероятностях (скажем, самопроизвольного происхождения жизни), Шрёдер полностью отрицает научные теории и принимает библейский рассказ.

Научные теории происхождения жизни (которые пока что далеки от завершения и разрабатываются в нескольких вариантах) основаны на предположении, что жизнь возникла самопроизвольно, в результате ненаправленных химических реакций в атмосфере первобытной земли. Другие варианты теории допускают, что жизнь была принесена на Землю из космоса, и что она первоначально возникла в какой-то иной звёздной системе в результате упомянутых ненаправленных химических взаимодействий. Шрёдер отрицает такие теории на основе вероятностных соображений.

Например, на стр. 111 он пишет об учёных: "Эти учёные предлагали гипотезы, без всякой попытки тщательно исследовать вероятность таких процессов". Очевидно, Шрёдер хочет, чтобы читатели поверили, что в отличие от "нетщательных" учёных, он тщательно исследовал возможность самопроизвольного возникновения жизни через посредство ненаправленных химических взаимодействий. Вывод, сделанный Шрёдером из его тщательных исследований, таков: самопроизвольное зарождение жизни было невозможно, потому что вероятность возникновения органических соединений, необходимых для возникновения жизни, слишком мала. Поэтому промежуток времени, необходимый для осуществления подходящих химических реакций, должен был бы быть настолько долог, что превзошел бы всю длительность существования вселенной. Этот утверждение не ново, оно был предложен несчётное число раз и до Шрёдера сторонниками библейской версии происхождения жизни (например, в [12,13]).

Описанный вывод в свою очередь основан на определённом истолковании понятия вероятности, разделяемом Шрёдером. Сущность взгляда Шрёдера на вероятность иллюстрируется следующими цитатами из его книги (стр. 113): "Вероятность случайного воспроизведения двух одинаковых белковых цепочек, каждая со 100 аминокислотами, составляет 1 шанс из 20100 , что равно единице со 130 нулями".

Хотя арифметика в цитированной фразе не вполне точна (фактически выражение содержит многие цифры, отличные от нуля) утверждение Шрёдера верно в том смысле, что соответствующая вероятность действительно очень мала. Однако, последующие рассуждения Шрёдера противоречат понятию вероятности как оно определено в теории вероятности (см например [14,15,16]). Вот что он пишет далее на стр. 113: "Для того, чтобы достичь вероятных условий случайного возникновения единственного белка, необходимо было бы совершать 10110 попыток в каждую секунду с момента начала времён".

Какой триумф для противников теории самопроизвольного зарождения жизни! Какое элегантное вычисление! Если бы только эти вычисления и выводы были верны за пределами чистой арифметики!

В действительности вышеприведённые рассуждения Шрёдера ошибочны. Если бы рассуждения Шрёдера были верны, то, например, для того, чтобы выиграть главный приз в Калифорнийской лотерее, где шанс такого выигрыша приблизительно 1 из 16 миллионов, было бы необходимо покупать по одному билету 16 миллионов раз. Известно, однако, что несколько раз госпожа Удача улыбалась лицам, купившим только один билет, в первый раз в жизни. Такие выигрыши случались не один раз, вопреки крайне малой их вероятности.

Для понимания неправильности толкования Шрёдера, поговорим о смысле понятия вероятности.

Начнём с нескольких примеров. Рассмотрим простейшую ситуацию - расчёт вероятности результата подбрасывания монеты. Разумеется, общепринято считать, что если используется обычная, неповреждённая и не искусственно сфабрикованная монета с неравномерным распределением массы, то вероятности выпадения орла и решётки равны и составляют 1/2 каждая. Если в конкретной попытке выпадает орёл, есть в этом что-нибудь удивительное? Разумеется, нет, мы не удивлены таким результатом, несмотря на то, что его вероятность была менее единицы. Оба результата - орёл и решётка - равновероятны, какой-то один из них должен был обязательно случиться.

Теперь обратимся к случаю метания кубика. В этом случае имеются шесть равновероятных исходов - появление одной из цифр 1, 2, 3, 4, 5, или 6 на грани, обращённой кверху. Если любой из этих равновероятных исходов имел место, удивительно ли это? Нисколько, несмотря на то, что вероятность данного исхода была всего 1/6.

Пусть теперь имеется колода карт. В ней 52 различных карты. Мы выбираем наугад одну карту, и она оказывается семёркой пик. Удивляемся мы этому? Нисколько. Какая-то карта из пятидесяти двух возможных должна была быть обязательно выбрана, и тот факт, что она оказалась семёркой пик, нисколько не удивителен, несмотря на то, что вероятность выбора именно этой карты была всего лишь 1/52.

В чём значение трёх вышеупомянутых чисел - 1/2, 1/6, или 1/52? Ни в чём. Независимо от этих чисел, принципиальная ситуация в трёх вышеописанных играх была совершенно одинаковой. В каждом случае было N равновероятных исходов. В каждом случае было достоверно известно, что один из N возможных исходов случится (хотя мы не знали, какой именно). Какой бы из N возможных исходов ни случился бы в конкретном опыте, в этом не было бы ничего удивительного. Такой наш вывод не зависит от величины N, будь она 2, 6, 52 или триллион.

Более того, если, скажем, вероятность некоего исхода равна 1/52, значит ли это, что мы должны повторить попытку 52 раза, чтобы этот исход действительно имел место? Никоим образом. Если мы желаем выбрать семёрку пик из пятидесяти двух разных карт, значит ли это, что мы должны выбирать карту за картой 52 раза (восстанавливая начальное количество карт в колоде после каждой попытки), чтобы, наконец, попасть на семёрку пик? Вовсе нет. Угадать семёрку пик с первого раза так же возможно, как и не угадать её ни разу даже после, скажем, 100 попыток.

Величина, именуемая вероятностью, не доставляет никакой информации, позволяющей предсказать исход каждой конкретной попытки. Величина вероятности предсказывает следующее: если мы повторим попытку очень много раз, то семёрка пик окажется выбранной в среднем один раз из пятидесяти двух попыток. Для того чтобы это предсказание имело реальный смысл, число попыток должно быть намного больше 52. Если число попыток увеличивать, число выборов семёрки пик будет приближаться к рассчитанной вероятности, то есть, к выбору её, в среднем, один раз из пятидесяти двух попыток. То же самое, однако, справедливо и для любой другой из пятидесяти двух разных карт в колоде. Поэтому, каждый раз, когда семёрка пик оказывается выбранной, в этом нет ничего удивительного или сверхъестественного.

Точно так же, если рассчитанная вероятность какого-либо события составляет один из триллиона, нет ничего удивительного или сверхъестественного, если это событие происходит в действительности, поскольку это событие так же возможно, как и любое другое событие из совокупности равновероятных событий, для которых была рассчитана указанная малая вероятность. Поэтому аргументы Шрёдера (и многих его предшественников из лагеря противников самопроизвольного возникновения жизни) основанные на вычислении крайне малой вероятности такого самопроизвольного зарождения, несостоятельны, ибо сколь угодно малая вероятность никоим образом не означает невозможности того или иного события.

Отметим, что вышеприведённое определение вероятности - лишь одно из нескольких возможных определений [14, 15, 16 ]. Наше определение верно не всегда (хотя оно верно в рассмотренных случаях). В частности, наше определение предполагало равновероятность всех возможных исходов опыта. Нередки, однако, ситуации, когда одни из возможных событий имеют большую вероятность, чем другие. Для более детального объяснения сказанного, рассмотрим понятие вероятности с несколько другой точки зрения, а именно её отношение к уровню информации об объекте. Опять начнём с примера.

Представим, что вы стоите перед многоэтажным зданием, в котором работают несколько тысяч человек. 5 часов дня, конец рабочего дня, сейчас служащие начнут выходить из здания. Вы хотели бы угадать, окажется первый человек, вышедший из здания, мужчиной или женщиной. Вы не имеете никакой информации о составе служащих в здании. Поэтому вы оцениваете вероятность появления, как женщины, так и мужчины как 1/2. Представим теперь, что вы побывали ранее в этом здании, и знаете, что среди служащих в этом здании имеется примерно 2/3 мужчин и 1/3 женщин. В этом случае вы оцениваете вероятность появления женщины первой как 1/3, а мужчины, как 2/3. В обеих ситуациях свойства системы - в данном случае соотношение между числом мужчин и женщин в здании - было совершенно одинаковым. В действительности шанс появления мужчины первым был одним и тем же в обоих случаях. Однако рассчитанная вами вероятность была различной. Это различие не было обусловлено какими бы то ни было свойствами системы, а только объёмом информации о системе, доступной вам. Этот простой пример показывает, что рассчитанная вероятность в большей мере отражает уровень незнания в отношении системы, чьё поведение оценивается рассчитываемой вероятностью, чем действительный шанс того или иного исхода.

Рассмотрим подробнее вопрос о различии между рассчитанной вероятностью и реальным шансом того или иного события. Если информация об объекте ограничена, то мы не знаем о факторах, которые, возможно, исключают какие-либо из предполагаемых исходов. Поэтому мы вынуждены включать в число вероятных исходов и такие, какие на самом деле невозможны, хоть мы и не знаем об этом. Более того, мы не знаем, насколько различаются реальные шансы разных исходов, и потому мы вынуждены предполагать их равновероятными (в приведённом примере истинные шансы были 1/3 и 2/3, но мы оценивали оба, как равные 1/2).Чем больше предвидится равновероятных исходов поведения системы, тем меньше рассчитанная вероятность каждого индивидуального исхода. При этом действительный шанс каждого исхода не зависит от нашего уровня знаний о системе. Если наше знание системы возрастает, мы исключаем из числа возможных исходов её поведения те, которые, при возросшем уровне информации о системе, мы теперь находим невозможными (или, наоборот, добавляем возможные исходы, о которых мы не знали). Если мы отбрасываем некоторые из исходов, как невозможные, о чём мы ранее не знали, рассчитанная вероятность каждого исхода, всё ещё считаемого возможным, возрастает. Истинный же шанс каждого исхода вовсе не зависит от нашего знания системы, и потому не связан непосредственно с рассчитанной вероятностью. Таким образом, вывод Шрёдера, основанный на крайне малой вероятности самозарождения жизни несостоятелен ещё и потому, что крайне малая величина рассчитанной им вероятности в значительной мере обязана крайне малому объёму информации об условиях предполагаемых химических реакций. Если бы мы знали больше о возможных и невозможных путях протекания упомянутых реакций в условиях первобытной Земли, то рассчитанная вероятность зарождения жизни могла бы оказаться на много порядков больше рассчитанной Шрёдером. В терминах теории вероятности, расчёт Шрёдера, повторяющий расчёты многих его предшественников, основан на постулате о равномерном распределении вероятностей, в то время как истинное распределение наверняка было далёким от равномерного. Никакой сторонник естественного происхождения жизни не предполагает возникновения жизни в результате чисто случайного, одновременного сочетания всех необходимых для этого компонентов, не говоря уже о том, что все теории самопроизвольного возникновения жизни (см. например [17]) основаны на предположении о постепенном многоступенчатом процессе, а не об единовременном акте, вероятность которого крайне мала.

Если бы мы знали детальные условия протекания случайных химических взаимодействий в первобытной атмосфере, то вне всяких сомнений мы нашли бы, что некоторые из таких взаимодействий были существенно облегчены в существовавших тогда конкретных условиях сравнительно с другими. На каждом последовательном этапе указанных взаимодействий, некоторые пути протекания реакций оказываются существенно облегчёнными (например, вследствие сильных каталитических воздействий, или вследствие снижения потенциальных барьеров реакций, скажем, электромагнитным облучением). Иначе говоря, различные пути взаимодействий были далеко не равновероятны, и это подрывает вычисления Шрёдера и его единомышленников, так как истинная вероятность процесса возникновения белков или РНК была на много порядков больше рассчитанной Шрёдером.

Если даже допустить равновероятность всех возможных химических взаимодействий (заведомо неверное допущение), совершенно безразлично, была рассчитанная вероятность 1/2 или 1 из триллиона. Какое-то одно, конкретное событие из N равновозможных событий необходимо должно было произойти, так почему же не именно то, которое действительно произошло? Рассчитанная вероятность этого события, как бы мала она ни была, была равна вероятности любого другого из предположительно равновероятных событий, предвиденных при вычислении вероятностей.

Некогда в прошлом возникла жизнь. Это было одно из множества вероятных (но наверняка не равновероятных) событий. Рассчитанная вероятность этого события, как бы мала она ни была, не имеет никакого познавательного значения. Любое другое из N вероятных событий могло произойти взамен, но не произошло. Может быть, какое-либо из этих N-1 возможных событий, если бы оно произошло, было бы не менее удивительным, чем жизнь, как мы знаем её. Мы никогда не узнаем ответ на этот вопрос. Аргументация Шрёдера, основанная на вычислениях вероятности самопроизвольного зарождения жизни, лишена смысла, так же, как и вычисления времени, якобы необходимого для протекания соответствующих химических реакций. В действительности возникновение жизни происходило через многие малые ступени, причём химические взаимодействия выбирали на каждом этапе наиболее лёгкий путь, и время, необходимое для завершения процесса, тем самым сокращалось на много порядков по сравнению с рассчитанным Шрёдером.

Могут вышеприведённые соображения служить доказательством самозарождения жизни в противовес рассказу о создании жизни по божественному замыслу? Разумеется, нет. Однако вышеприведённые рассуждения показывают, что гипотеза самозарождения жизни никаким образом не противоречит каким-либо статистическим/вероятностным соображениям.

Вывод: вопреки намерению Шрёдера, он не сумел продемонстрировать согласие библейского рассказа с научными данными, а его вероятностные соображения основаны на наивном истолковании понятия вероятности и непонимании теорий зарождения жизни.

ПРИМЕРЫ КОНКРЕТНЫХ ОШИБОК В ПЕРВОЙ КНИГЕ ШРЁДЕРА

Помимо рассмотренных недостатков и слабостей общего характера, в первой книге Шрёдера есть также немало мелких (и не очень мелких) конкретных ошибочных утверждений и аргументов. Некоторые из этих недостатков будут обсуждены в этом разделе.

1)Пример библейского "кода".

На стр. 182 книги Шрёдера мы читаем: "Я предлагаю здесь только два примера из числа тысяч тонких особенностей, обнаруживаемых в Библии".

Первый такой пример, рассмотренный Шрёдером, касается так называемого библейского "кода". По этому вопросу имеется обширная литература, включая несколько книг, множество вебсайтов, статьи в журналах, фильмы, и т. д. Обзор этого вопроса дан в статье [18], русский вариант которой имеется как в печати [19], так и в Интернете [20]. Вместо подробного обсуждения примера, приведённого Шрёдером, я отсылаю читателя к этой статье, в которой показана полная беспочвенность утверждений о кодах, якобы находимых в тексте Библии.

2)Вес и масса; кинетическая энергия и скорость.

На стр. 40 Шрёдер пишет: "Масса (или вес) тела, когда оно в покое, в технических терминах называется массой покоя". Мне трудно представить, что физик с учёной степенью может всерьез считать массу и вес одним и тем же [21,22], не говоря о том, что слова "в технических терминах", не имеют в данном случае никакого смысла. В каких "нетехнических терминах" масса тела в покое называется как-то иначе, чем масса покоя?

Я хотел бы истолковать это, как небрежность стиля. С другой стороны, такому доброжелательному истолкованию противоречит применение Шрёдером того же выражения "масса (или вес)" более, чем один раз. Например, это же выражение мы видим на стр. 37. Это даёт повод для предположения, что Шрёдер на самом деле считает массу и вес одним и тем же. Подобное утверждение, сделанное студентом первого курса на экзамене по физике, означало бы немедленную двойку. Масса покоя - это свойство тела, константа, независимая от системы отсчёта. Полная (или релятивистская) масса зависит от скорости, и, следовательно, от системы отсчёта. Однако, вес тела - это совершенно иная величина, определяемая взаимодействием тела с планетой. Вес зависит от массы тела и от массы планеты, и, в первом приближении, от квадрата расстояния между центром планеты и телом (если тело намного меньше планеты или имеет сферическую форму). Нет сомнения, что Шрёдера учили этому, когда он был студентом.

На той же стр. 40 Шрёдер пишет: "…оно приобретает скорость и таким образом приобретает кинетическую энергию пропорциональную скорости". В самом деле? Шрёдер очевидно не знает, что кинетическая энергия пропорциональна квадрату скорости [21,22].

Есть ещё немало примеров сомнительных формулировок в книге Шрёдера, и вопрос о том, были они результатом незнания или отсутствия тщательности в выборе выражений, не меняет дела, особенно учитывая, что книга Шрёдера предположительно должна была пролить свет на важные и доныне недостаточно понимаемые проблемы.

Шрёдер взялся за весьма амбициозное начинание. На стр. 24 он пишет: "Среднему неспециалисту, будь он иудеем или христианином, неизбежно представляется конфликт между наукой и Библией... Являются мир науки и мир Библии взаимно исключающими? Истина прямо противоположна".

Разбираемая книга предположительно должна была доказать последнее утверждение для "среднего неспециалиста". Как бы похвальной ни была такая цель, после прочтения книги Шрёдера приходишь к выводу, что автор не сумел достичь её. Имеются немало книг, посвящённых той же или подобной теме. Вопрос состоит в том, какова была цель публикации ещё одной книги на эту тему, книги, изобилующей ошибками, необоснованными гипотезами и сомнительными утверждениями? Да ещё переводить весь это вздор на многие языки, включая русский!

ВТОРАЯ КНИГА ШРЁДЕРА

ИЗМЕНЕНИЕ ДАТ ВО ВТОРОЙ КНИГЕ ПО СРАВНЕНИЮ С ПЕРВОЙ

Одно из расхождений между первой [1] и второй [3] книгами Шрёдера - это хронологические данные, относящиеся к Ною, всемирному потопу, Тубал-Каину и началу Бронзового века.

Как было отмечено ранее, в его первой книге Шрёдер привёл вычисления, согласно которым от Адама до Тубал-Каина прошло приблизительно 1350 лет, Тубал-Каин был современником Ноя и Бронзовый век начался приблизительно 4400 лет назад (стр. 31-32 и таблица 2 в первой книге). Во второй книге для начала Бронзового века указывается уже период времени, отстоящий на 5000 лет от нас, то есть смещённый на 600 лет назад по сравнению с указанным в первой книге (см. например, стр. 131 второй книги). Далее, на стр. 130 второй книги Шрёдер указывает интервал времени от Адама до Тубал-Каина - 700 лет, вместо 1350, им же указанных в первой книге. С другой стороны, во второй книге Шрёдер относит всемирный потоп ко времени приблизительно 4100 лет назад (стр. 131 второй книги), то есть на 900 лет позднее той даты начала бронзового века, которой он теперь придерживается во второй книге. По этим изменённым данным, Тубал-Каин уже не оказывается современником Ноя, так как изобретение бронзы, приписываемое Шрёдером Тубал-Каину, теперь отнесено на 900 лет ранее. Никаких объяснений такому изменению дат Шрёдер не даёт. Как было сказано при обсуждении первой книги, указанное изменение дат было, по-видимому, вызвано тем, что в первой книге Шрёдер ошибся в его счёте поколений от Каина до Тубал-Каина. Не в праве ли читатель ожидать, что если автор отказывается от каких-то утверждений, то он должен, по крайней мере, как-то объяснить такое изменение взгляда?

Несмотря на пересмотр дат, Шрёдер во второй книге по-прежнему утверждает, что начало Бронзового века, согласно археологическим данным, совпадает с данными Библии (согласно его вычислениям). При этом, как и в первой книге, Шрёдер игнорирует указание в Библии, что Тубал-Каин делал инструменты также из железа. Поскольку теперь время жизни Тубал-Каина сдвинуто Шрёдером на 900 лет назад, то оно оказывается еще дальше во времени от эпохи применения железа, определённой археологически, так что в свете пересмотренных дат, хронологические изыскания Шрёдера относительно начала Бронзового века становятся ещё менее обоснованными.

ОСТАНОВКА ВРЕМЕНИ В СВЕТОВОМ ЛУЧЕ

Рассматриваемый параграф (стр. 161-164) содержит истолкование предельного случая "сокращения времени" в быстро движущейся системе отсчёта, согласно специальной теории относительности. Как показывает эта теория, интервал времени между двумя событиями, происходящими в одном и том же месте внутри некоей системы отсчёта и измеренный внутри этой системы отсчёта, всегда короче, чем интервал времени между этими же событиями, измеренный в другой системе отсчёта, которая движется с определённой скоростью относительно первой системы, так что во второй системе эти два события происходят в различных местах. Различие между двумя измеренными интервалами времени тем больше, чем быстрее одна система отсчёта движется относительно другой. Если относительная скорость приближается к скорости света, "местный" интервал времени стремится к нулю.

Шрёдер рассматривает пример со световым лучом, несущим информацию о взрыве сверхновой, происшедшем по земному времени 170 тысяч лет назад. Световому лучу понадобилось именно столько времени, чтобы достичь Земли, ибо Сверхновая 1987А находится от неё в 170 тысячах световых лет. Поскольку, однако, сигнал движется со скоростью света, то в системе отсчёта, связанной с ним, течение времени остановлено. И если бы в этой системе "жил" наблюдатель, то для него взрыв сверхновой и прибытие сигнала об этом на Землю произошли бы одновременно.

Шредер, в общем, правильно объясняет этот "парадокс" теории относительности. К сожалению, Шрёдер упускает весьма существенную деталь описываемой ситуации, а именно тот факт, что в системе отсчёта, связанной с сигналом, оба события - взрыв и достижение Земли сигналом - происходят в одной и той же точке, в то время как в системе отсчёта, связанной с Землёй, эти два события происходят в двух различных местах, отдалённых одно от другого огромным расстоянием. Именно это выделяет систему отсчёта, привязанную к фотонам, из всех прочих систем, где интервал времени между событиями больший (и, следовательно, в данном случае отличный от нуля) – см., например, [22]. Объяснение этого пункта могло бы способствовать более легкому восприятию "парадоксального" вывода теории относительности с его кажущимся противоречием каждодневному опыту.

Разумеется, в соответствии с его программой, Шрёдер пытается провести аналогию между описанным "парадоксом" теории относительности и концепцией Бога, находящегося вне времени. Концепция Бога вне времени относится к области веры, и не имеет никакого отношения к "остановке времени" в системах, движущихся со скоростью света. Попытка Шрёдера, невольно вызывающая представление о Боге, обладающем материальным «телом» и бегущим со скоростью света мимо звёзд и планет, чтобы удовлетворить требованиям теории относительности, может только дискредитировать его подход, и, вместе с тем, и сами концепции веры.

ДИФРАКЦИЯ ВОЛН ПО ШРЁДЕРУ

На стр. 150-151 Дж. Шрёдер объясняет явление дифракции волн. До определённого предела объяснение Шрёдера правильно и объясняет дифракцию на примере морских волн, проникающих в акваторию гавани через проход в дамбе. К сожалению, и в этом случае Шрёдер не смог удержаться полностью на пути физически правильного рассказа. Суть объяснения Шрёдера, верная, пока он трактует дифракцию на отверстии, размер которого близок к длине волны, становится неверным, когда он, в сущности, утверждает, что на отверстиях, размер которых превосходит длину волны, дифракция не имеет места (стр. 150).

Если бы это утверждение было верным, было бы возможно построить оптический микроскоп с практически неограниченным увеличением. Диаметр входного отверстия микроскопа намного превосходит длины волн видимого света. Если бы не дифракция световой волны на входном отверстии, то, применяя последовательно установленные линзы, можно было бы достичь миллионно-кратных увеличений, без электронной микроскопии. Увы, дифракция кладёт предел разрешающей способности любого оптического инструмента, а с ней и полезному увеличению.

В простейшем случае дифракции на одном отверстии, увеличение размера отверстия сверх длины световой волны не ликвидирует дифракцию, а только расширяет центральный дифракционный максимум, оттесняя максимумы высших порядков к краю отверстия и сближая их. Более того, дифракция имеет место, даже если один из краёв отверстия расположен бесконечно далеко, так что в этом случае приходится уже говорить не об отверстии, а об огибании волной края непрозрачной стены. Дифракция имеет место всегда, когда свободное распространение волны во всех направлениях стеснено каким бы то ни было образом [22].

Это один из типичных примеров многочисленных неточностей, характерных для стиля Шрёдера, и бросающих тень на надёжность всех его утверждений.

"ДИСКРЕДИТАЦИЯ ПРИЧИННОСТИ" ПО ШРЁДЕРУ

На стр. 153 мы видим начало секции, озаглавленной "Причинность опровергнута". Процитируем фразу, выражающую главную мысль этой секции (стр. 157): "В противоположность тому, чему мы научились в школьной физике, закон природы, известный как причина-и-следствие - это не закон".

Вопрос о причинности обсуждается в науке и философии, по крайней мере, со времён Аристотеля, введшего концепцию четырёх причин, все из которых необходимо учитывать при попытках объяснить происхождение тех или иных явлений. Ближе к нашему времени, Лаплас обосновал концепцию детерминизма, на которой основан важный принцип воспроизводимости опытных данных, как обязательное требование к научным экспериментам. С появлением квантовой механики, возникли серьёзные проблемы в истолковании принципа детерминизма в его применении к миру субатомных частиц. На эту тему написаны сотни, если не тысячи статей и множество книг. Существуют более чем одна интерпретация предположительного нарушения принципа причинности в микромире. Попытка Шрёдера обсудить этот сложный, и пока что не разрешённый вопрос не выходит за рамки примитивного, крайне упрощённого описания некоторых опытов, как раз таких, где интерпретация, совместимая с принципом причинности, легко осуществима.

Обратимся, например, к конкретному описанию Шрёдером опытов с дифракцией частиц, которые, по его мнению, опровергают принцип причинности. Шрёдер странным образом не замечает, что, пытаясь опровергнуть причинность, он постоянно опирается в его рассуждении на эту же причинность.

На стр. 153-157 Шрёдер объясняет, что если на пути частиц установлена преграда с одним отверстием в ней, то на экране за преградой появится изображение отверстия, края которого размыты из-за дифракции. Это верно. Если в преграде сделаны два отверстия, то картина изменится, и на экране появится решётка из нескольких максимумов (изображенная на рис 9, стр. 151). Это тоже верно. Далее Шрёдер сообщает, что описанные картины, различные в зависимости от числа отверстий, возникают, даже если частицы движутся через отверстия поодиночке. Верно. Каким образом, спрашивает Шрёдер, частица, проходящая через одно из отверстий, знает о существовании или отсутствии второго отверстия? С точки зрения частицы, проходящей через одно из отверстий, существование или отсутствие второго отверстия, через которое она не проходит, никак не меняет условия эксперимента для этой частицы. Однако, в зависимости от наличия или отсутствия второго отверстия, поведение частицы различно. Следовательно, говорит Шрёдер (стр. 156-157): "Эти эксперименты означают конец пути для принципа причинности. В классической физике причинность требовала, чтобы одинаковые условия приводили к одинаковому результату. В этих экспериментах с двумя отверстиями результат оказывается неопределённым. Частица движется с заданной скоростью через отверстие к заданному экрану. На место её падения на экран влияет второе отверстие, через которое она не проходит. С точки зрения частицы одинаковые условия приводят к разным результатам".

На самом деле Шрёдер не замечает, что всё его рассмотрение основано на принципе причинности. Что надо сделать, чтобы получить на экране размытое изображение отверстия? Шрёдер говорит, что для этого надо открыть на пути частицы одно отверстие. Что надо сделать, чтобы на экране появилась типичная дифракционная картина, с несколькими максимумами? Теперь надо, говорит Шрёдер, открыть два отверстия. И наоборот, если открыть одно отверстие, то неизбежно, в России, Америке или Австралии, вчера или сегодня, или через двадцать пять лет, на экране возникнет тот же самый полностью предсказуемый размытый дифракционный максимум, а если открыть два отверстия, то так же неизбежно всегда возникнет та же самая типичная, полностью предсказуемая дифракционная картина. Это и есть принцип причинности в действии. В вышеприведённой цитате, ошибка Шрёдера заключается в словах "с точки зрения частицы", то есть в смешении причинности на макроскопическом уровне с причинностью на микроскопическом уровне. Поскольку открытие одного или двух отверстий влияет на поведение каждой индивидуальной частицы (но изменяет его всегда одинаково) правильный вывод состоит в признании, что открытие второго отверстия на самом деле изменяет условия опыта именно "с точки зрения частицы".

Наука объясняет, что частица, проходящая через одно отверстие, ведёт себя по-разному в зависимости от наличия или отсутствия второго открытого отверстия, "через которое она не проходит" потому что она обладает волновыми свойствами.

Со времени гениального прозрения Луи де Бройля, реализация волновых свойств частиц материи стала неотъемлемой частью науки. До появления термина "квантовая механика", это великолепное достижение человеческого интеллекта имело два других названия. В формулировке Вернера Гейзенберга (1928) эта наука в течение некоторого времени именовалась матричной механикой, а в формулировке Эрвина Шрёдингера, волновой механикой. Вскоре, однако, было выяснено, что обе формулировки эквивалентны, и тогда был рождён термин "квантовая механика". Однако термин Шрёдингера очень точно отражал сущность этой науки. В зависимости от условий, один и тот же материальный объект может вести себя, как частица или как волна. Чем меньше масса объекта, тем сильнее выражены его волновые свойства. Например, электрон ведёт себя, как частица с определённой массой только, если он ничем не стеснён. Такой свободный электрон не проявляет волновых свойств, пока он не подвержен действию, например, электромагнитного поля. Если электрон оказывается, скажем, в электрическом поле, периодически распределённом в пространстве (как в кристаллическом твёрдом теле) такой электрон ведёт себя как волна. У такого электрона даже не обнаруживается та масса, которая присуща ему в свободном состоянии. Если электрон сталкивается в его движении с механическим препятствием, например, с перегородкой, в которой имеются отверстия, то "с точки зрения электрона" на него накладываются ограничения со стороны микроскопических электрических полей, существующих в материале перегородки. Как показывает квантовая механика, в такой ситуации электрон (а также протон, атом, ион, и т. д.) проявляет волновые свойства. Правильно теперь говорить не о частице, а о волне, движущейся через отверстия. Как иллюстрирует пример с морскими волнами (рис. 9 на стр. 150) нет ничего удивительного в том, что волна ведёт себя по-разному в зависимости от количества открытых отверстий в перегородке.

Хотя вопросом о причинности в субатомном мире действительно занимаются как квантовая механика, так и философия науки, изложение Шрёдера в этих параграфах вульгаризирует данные науки, так что лучше было бы, если бы он не пытался обсуждать вопрос, о котором он, очевидно, имеет весьма смутное представление.

В свете сказанного, утверждение Шрёдера на стр. 74, что (я цитирую) "Чудеса не только возможны согласно квантовой механике, они регулярно наблюдаются в физических лабораториях" - это не более чем подмена действительного желаемым. Никаких чудес никто никогда не наблюдал в контролируемых условиях научного эксперимента.

Причина подобных высказываний становится понятной из собственного признания Шрёдера на стр. 51: "Моя цель - показать гармонию между наукой и Библией". Когда цель становится самоцелью, установление истины отходит на второй план.

РАЗБАВЛЕННАЯ ТЕПЛОТА И МАЗЕРЫ

В этом разделе мы поговорим о ряде отдельных несуразностей и ошибок, коими изобилует вторая книга Шрёдера.

1) На стр. 152, в начале секции, озаглавленной "Открытие частично-волнового дуализма" Шрёдер рассказывает историю открытия и объяснения фотоэлектрического эффекта. Здесь, в пределах полу страницы, мы видим серию элементарных ошибок.

Шрёдер начинает с утверждения, что в 1905 г. Эйнштейн (я цитирую) "опубликовал результаты экспериментов, продемонстрировавших то, что стало известным, как фотоэлектрический эффект".

На самом деле Эйнштейн не опубликовал никаких экспериментальных результатов по фотоэффекту, так как он никогда не выполнял таких экспериментов. Фотоэлектрический эффект был открыт, и его основные закономерности были частично изучены Генрихом Герцем, более, чем на двадцать пять лет ранее. Эйнштейн, однако, в его знаменитой статье предложил революционную теорию для объяснения фотоэффекта.

Шрёдер пишет далее: "Эйнштейн продемонстрировал, что частота, с которой электроны испускаются металлом, зависит не только от интенсивности светового луча, но также от его цвета". Во-первых, Эйнштейн не продемонстрировал это, ибо ещё Герц обнаружил роль длины волны (цвета). Во-вторых, утверждение Шрёдера неверно. На самом деле "частота" испускания фотоэлектронов (то есть, количество электронов, выброшенных за одну секунду) зависит только от интенсивности света и не зависит от длины волны (цвета). С другой стороны, кинетическая энергия выброшенных электронов (то есть, их скорость) действительно зависит только от длины волны и не зависит от интенсивности света, что представлялось загадочным до теории Эйнштейна [22].

2) На стр. 154 Шрёдер описывает воображаемый опыт, в котором пучок атомов направлен на преграду с отверстиями. Он пишет: "Мы применим мазер, прибор, который может выстреливать атомы поодиночке". На самом деле? Читатель, знакомый хотя бы на самом элементарном уровне с физикой или электроникой, вправе быть озадаченным, пытаясь решить, с чем на самом деле Шрёдер больше незнаком - с тем, что такое атом, или с тем, что такое мазер, или и с тем и с другим?

Слово мазер, как известно, это аббревиатура для английского выражения "Усиление микроволн посредством стимулированного испускания радиации". Мазер не может испускать атомы, ни поодиночке, ни группами. Мазер испускает когерентную электромагнитную радиацию в микроволновом диапазоне. Разновидность мазера, работающая в диапазоне видимого света, иногда именуется оптическим мазером, но чаще лазером, ныне ставшим вездесущим компонентом бытовой электроники. Эти сведения Шрёдер мог бы почерпнуть в любом техническом справочнике или учебнике.

Можно продолжать перечисление ошибочных и необоснованных утверждений и неточностей во второй книге Шрёдера, потому что книга изобилует ими, но я ограничусь лишь ещё одним, последним замечанием.

На стр. 180 мы читаем: "Эффект охлаждения при расширении логичен. Это - разбавление данного количества теплоты в увеличивающемся объёме". Объяснение Шрёдера, с точки зрения элементарной термодинамики просто анекдотично. Если бы Шрёдер открыл элементарный учебник физики [21, 22], главу о началах термодинамики, он бы узнал или вспомнил, что теплота не может "разбавляться" в каких-либо объёмах.

На стр. 183. Шрёдер снова повторяет бессмысленное утверждение о "разбавлении теплоты".

Приведённые отрывки создают впечатление, что, в отличие от всех остальных физиков, как с учёными степенями, так и без таковых, Шрёдер всё ещё придерживается теории теплорода, оставленной наукой, как ошибочной, ещё со времён Румфорда (1796). Все остальные физики считают, что "теплота" - это не субстанция, которая может содержаться в системе. Термодинамика определяет теплоту, как величину, аналогичную работе, и измеряющую преобразование энергии из одного вида в другой, если такое преобразование происходит посредством хаотических молекулярных взаимодействий [21,22]. Никакого "разбавления" эта величина не может претерпеть, ни при расширении, ни при каком-либо ином процессе. Возможно, конечно, что, применяя неправильно понимаемый им термин "теплота", на самом деле Шрёдер имел в виду компонент внутренней энергии, отражающий кинетическую энергию молекулярного движения. Но и при таком снисходительном толковании высказываний Шрёдера, всё равно утверждение о мифическом "разбавлении" внутренней энергии при увеличении объёма так же бессмысленно. На самом деле, в соответствии с первым законом термодинамики, падение температуры при расширении обусловлено тем, что температура - это мера внутренней энергии, а последняя уменьшается, если система совершает работу против внешних сил. Расширение, если оно сопровождается совершением работы, приводит не к выдуманному Шрёдером "разбавлению" тепловой энергии, а к уменьшению среднеквадратичной скорости молекулярного движения.

Например, как хорошо известно в физике [23], расширение в вакуум – это изотермический процесс. Иными словами, если система расширяется в вакуум, её температура не изменяется (поскольку никакая работа не совершается в таком процессе). Расширение само по себе не вызывает охлаждения, для которого необходимо, чтобы расширение сопровождалось совершением работы.

Теория расширения вселенной после «Большого Взрыва» не объясняет, куда вселенная расширяется. Представляется, что эта теория предполагает расширение вселенной в «никуда» что бы это слово ни означало (это «никуда» очевидно не то, что в пределах вселенной именуется вакуумом).

Указанная неопределённость вызывает вопрос: почему вселенная охлаждалась в процессе расширения? Представляется разумным предположить, что фундаментальные законы физики сохраняют силу при рассмотрении расширения вселенной, включая закон сохранения энергии. В этом свете, охлаждение вселенной в процесс её расширения может быть объяснено эндотермическим характером процессов создания химических элементов, звёзд, галактик, и.т.д. В ходе этих процессов колоссальная тепловая энергия первоначального «огненного шара», постулированного теорией Большого Взрыва, превращалась в другие формы энергии, включая энергию, потенциально содержащуюся в создаваемых массах, согласно уравнению Эйнштейна, и в кинетическую энергию разлетающихся масс.

Попытка Шрёдера разделаться со сложным вопросом об охлаждении расширяющейся вселенной путём изобретения бессмысленного «растворения теплоты в увеличивающихся объёмах» говорит гораздо больше об отсутствии должной научной квалификации Шрёдера, чем о предмете дискуссии.

ТРЕТЬЯ КНИГА ШРЁДЕРА

В его третьей книге [4] Шрёдер в основном концентрируется на вопросах молекулярной биологии, в то время как разделы, посвящённые физике, занимают сравнительно небольшую долю книги. Поскольку я не специалист в биологии, я не буду спорить против экскурсии Шрёдера в эту замечательную науку (хотя несколько биологов, которые ознакомились с произведением Шрёдера, высказали в частных сообщениях мнение о весьма любительском уровне рассуждений Шрёдера, во многом искажающих истинное положение дел в этой науке). Шрёдер – физик по образованию, то есть такой же дилетант в биологии, как и я. Диспут между мной и Шрёдером по вопросам биологии был бы похож на спор между двумя слепыми о качестве картин Репина. Однако, будучи профессиональным физиком с полувековым стажем, я могу квалифицированно обсуждать те части книги Шрёдера, где он пытается использовать аргументы из физики. Учитывая, что Шрёдеру была присвоена учёная степень в физике весьма почтенным учреждением, элементарные ошибки Шрёдера, когда он берётся обсуждать вопросы физики, поистине поразительны.

Вот один пример. На стр. 38 его книги Шрёдер приводит следующее уравнение:

hν = mc2 ..............................(1)

где h – постоянная Планка, ν – частота волны де Бройля для частицы, m – масса этой частицы, и c – скорость света. Иначе говоря, если верить Шрёдеру, квант энергии ( ) соответствующий частоте ν волны де Бройля для частицы, равен её энергии покоя, которая, по знаменитой формуле Эйнштейна, равна mc2.

Хотя формула (1), данная Шрёдером, абсурдна, нетрудно сообразить, каким образом Шрёдер пришёл к ней, проявляя при этом поразительное для физика полное непонимание, о чём он толкует. Шрёдер взял две правильные формулы и механически соединил их в одну, лишив их тем самым смысла. Одна из этих формул пишется так:

Е = hν ..............................(2)

Формула (2) была впервые предложена (в 1900 г.) Планком для кванта энергии, излучаемой абсолютно чёрным телом. В 1905 г. Эйнштейн применил эту формулу для энергии фотона (то есть кванта электромагнитной энергии) как испускаемого источником радиации, так и фотона в движении, и фотона, поглощаемого приемником радиации.

Вторая из правильных формул, использованная Шрёдером выглядит так:

Е = mc2..............................(3)

Это знаменитая формула Эйнштейна, выражающая эквивалентность массы и энергии.

Увидев тот же символ Е в левой части обеих формул (2) и (3), Шрёдер механически объединил их в одну формулу (1). Как Е в формуле (2), так и Е в формуле (3), обозначают энергию. Однако, Шрёдер очевидно не знает элементарного факта – Е в формуле (2) и Е в формуле (3) обозначают две совершенно разные энергии. В формуле Планка (2) Е первоначально обозначало квант радиационной энергии. В 1923 г. де Бройль предложил распространить эту формулу на так называемые «волны материи», ныне именуемые волнами де Бройля. В применении к волне де Бройля, Е - это переменная величина, зависящая от количества движения частицы, то есть от скорости её движения. В формуле же (3) тот же символ Е обозначает энергию покоя частицы, то есть величину постоянную для данной частицы. Переменная энергия Е в формуле (2) имеет весьма отдалённое отношение к постоянной энергии Е в формуле (3).

Применим формулу (3), например, к электрону. Масса электрона m = 9.1х10-31 кг. Скорость света c=2.997.108 м/сек. Правая часть уравнения (1) равна 8.17x10-14 Джоуля, то есть около 5.1x105 электрон-вольт. Следовательно, если бы формула Шрёдера (1) была верна, то все электроны во вселенной всегда имели бы одну и ту же энергию Е = 5.1 x 105 электрон-вольт. (Чтобы иметь такую энергию, электрон должен был бы быть подвергнут ускорению в электрическом поле с разностью потенциалов несколько более полумиллиона вольт). Разумеется, различные электроны на самом деле обладают различными энергиями в широком диапазоне.

Можно отметить, что формула, внешне выглядящая, как формула (1), абсурдная в её истолковании Шрёдером, может быть вполне легитимно применена в случае, весьма далёком от обсуждения Шрёдером, а именно к процессу взаимной аннигиляции частицы с античастицей. Например, для взаимной аннигиляции пары электрон-позитрон формула (1) правильна, если, однако, некоторые символы в ней имеют не то значение, какое им придаётся Шрёдером. Для такого случая, m означает массу электрона (или равную ей массу позитрона), а – энергию одного из двух гамма-фотонов, возникающих в результате аннигиляции электрона и позитрона. (Некоторая неточность этого уравнения обусловлена неучётом составляющих энергии, не связанных с массой покоя частиц, например, кинетической энергии движущихся частиц). Так или иначе, этот случай не имеет ничего общего с волнами де Бройля и абсурдными рассуждениями Шрёдера.

Если, вопреки наличию учёной степени в физике, Шрёдер фактически проявляет такое, поистине удручающее непонимание элементарных понятий этой науки, каково может быть доверие к его рассуждениям, когда он берётся за проблемы молекулярной биологии, палеонтологии, или истории, то есть областей знания, в которых он не имеет никакого образования?

Книги Шрёдера не заслуживала опубликования и тем более перевода на разные языки. Надевая личину учёного, Шрёдер проталкивает абсурдные псевдонаучные объяснения разногласий между дорогой его сердцу Библией и наукой, забивая умы неподготовленных читателей квазиинтерпретацией как Библии, так и научных данных.

Литература:

[1] Gerald L. Schroeder, Genesis and the Big Bang. The discovery of the harmony between modern science and the Bible (New York, Bantam Books, 1992).

[2] Джералд Шрёдер, Шесть дней Творения и Большой Взрыв (Израиль, издательство ДААТ/Знание, 2000).

[3] Gerald L. Schroeder, The Science of God. The Convergence of Scientific and Biblical Wisdom (New York, The Free Press, 1997.

[4] Gerald L. Schroeder, The Hidden Face of God. How Science Reveals the Ultimate Truth (New York, The Free Press, 2001).

[5] Hugh Ross, Creation and Time (Colorado Springs, CO, NavPress, 1994).

[6] Nathan Aviezer, In the Beginning. Biblical Creation and Science (Hoboken, NJ, KTAV Publishing House,1990).

[7] Henry Morris, The Bible and Modern Science (Chicago, Moody Press, 1956)

[8] Henry Morris and Duane Gish, The Battle for Creation (San Diego, CA, Creation-Life, 1976).

[9] Eugenie Scott (online), “Scientific Creationism, Evolution and Race", http://www.ncseweb.org/resources/articles/5008_scientific_creationism_evol_12_7_2000.asp, последний раз доступность сайта проверена 29 июля 2002 года.

[10] Richard Dawkins, Climbing Mount Improbable (New York, W.W. Norton, 1996).

[11] The Cambridge Encyclopedia of Archeology (New York, Crown Publishers, Inc./Cambridge University Press, 1980).

[12] Henry Morris and John Morris, Science, Scripture and the Young Earth (El Cajon, CA, Institute for Creation Research, , 1989).

[13] Michael J. Behe, Darwin’s Black Box. The Biochemical Challenge to Evolution. (New York, Simon and Schuster, 1996).

14] Николай Б. Тихомиров, Теория вероятностей и математическая статистика (Калинин, Изд. Калининского Пединститута, 1971).

[15] Meyer Dwass, First Steps in Probability (New York, McGraw-Hill Co, 1967).

[16] Mark Perakh (online), Improbable Probabilities, http://www.talkreason.org/articles/probabilities.cfm, последний раз доступность сайта проверена 18 июля 2002 года.

[17]. Richard Dawkins, The Blind Watchmaker (New York, W.W. Norton, 1986)

[18] Mark Perakh (online), The Rise and Fall of the Bible Code, http://www.talkreason.org/articles/Codpaper1.cfm, последний раз доступность сайта проверена 18 июля 2002 года.

[19] Марк Перах, Взлёт и падение Библейских Кодов, Континент, номер 103, стр. 240, 2000.

[20] Марк Перах (онлайн), http://atheism.ru/persons/author.phtml?author=Perakh, последний раз доступность сайта проверена 18 июля 2002 года.

[21] Г.С. Ландберг (редактор), Элементарный учебник физики, (Москва, изд. Наука, 1973)

[22] David Halliday, Robert Resnick and Jearl Walker, Fundamentals of Physics, (New York, John Wiley & Son, Inc., 1993).

[23] Ю. Б. Румер и М. Ш. Рывкин, Термодинамика, статистическая физика и кинетика (Москва, изд. Наука, 1972).

Оставить отзыв. (13)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa