Самое неоспоримое свидетельство бессмертия - это то, что нас категорически не устраивает любой другой вариант.
Эмерсон Ральф Уолдо

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное

Чтобы ехать за границу вам пригодится нотариальный перевод диплома.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (14)


Зыков С.
Наука и "технология абсурда"


Причиной, заставившей меня обратиться к этой теме, стало впечатление, что в последнее время уровень абсурдности во многих публикациях о науке достиг своего предела. Последней каплей явилось случайное знакомство с неким солидным "научным" трудом, опубликованным уже не в массовой прессе, а в издательстве "Наука", к которому у меня было уважительное отношение. Намеренно не хочу приводить название этого конкретного образца псевдонаучной макулатуры, так как, по-моему, суть не в нем, а в его типичности.

Полемика вокруг нежелания "официальной" науки признавать блестящие достижения отдельных новаторов, гениальных изобретателей и революционеров в области фундаментальных знаний не затихала никогда, но, к сожалению, в большинстве случаев она напоминала диалоги слепого с глухонемым. Большинство действительно авторитетных ученых считают ниже своего достоинства тратить время и вступать в такого рода полемику, причем, не столько с авторами "новаторских" идей, а, обычно, с журналистами и публицистами. Те из них, кто все же снисходит до споров и разъяснений, пишут блестящие статьи, находят убедительные аргументы, выплескивают эмоции, но... убеждают только тех, кто и так стоит на их позициях и восприимчив именно к научным аргументам и способам доказательств.

По-моему, задача состоит не в том, чтобы показать, что какая-либо новая абсурдная теория противоречит данным современной науки, а исследовать саму "технологию абсурда". При этом хотелось бы условиться о некоторых принципах.

Во-первых, если автор использует термин "не наука" (или его производные), то это не значит, что это имеет обязательно отрицательный смысл. Как говорил замечательный физик Р. Фейнман: "Любовь, например, тоже не наука, так что же в этом плохого?"

Во-вторых, никому не возбраняется увлекаться литературой, музыкой, кино, неопознанными объектами, мифологией, спиритизмом, мистикой, полтергейстом и пр. и тратить на это свои средства и личные средства тех, кого удастся на это уговорить, но... лишь до тех пор, пока это остается его/ее частным делом. Как только речь заходит об общественном признании, и тем более о финансировании из общественных источников, то личной убежденности в своей правоте далеко недостаточно.

Реникса

Слово, вынесенное в подзаголовок, было использовано А.И. Китайгородским в названии его популярной книги, изданной, по-моему, еще в 60-е гг. и посвященной вопросам взаимоотношения науки и лженауки. История появления этого неологизма, на мой взгляд, замечательная. Один из авторов новой "революционной теории мироздания" потратил массу сил и времени, пытаясь постигнуть значение вышеприведенной резолюции, написанной от руки рецензентом на полях его рукописи. Оказалось, что он прочитал по латыни простое русское слово "чепуха" (попробуйте написать от руки) и решил, что комментарий содержит некий глубокий смысл.

Так вот, большинство проблем, связанных с отделением "зерен от плевел" состоит как раз в том, что откровенная чепуха может быть тщательно замаскирована - иногда сознательно, иногда с искренним убеждением в своей правоте, но всегда достаточно убедительно для неподготовленного читателя. Что я имею в виду под неподготовленным читателем? Да просто нормального человека, который не может ориентироваться в каждом конкретном вопросе. Любой из нас обязательно, хоть в чем-нибудь, да является специалистом - в медицине, кулинарии, конструировании, торговле и пр. Проанализируйте свои впечатления от репортажа или телепередачи по предмету, в котором Вы глубоко разбираетесь, и по тематике, более далекой от Вашего личного опыта. Гарантирую, что даже в самом блестящем журналистском произведении первой категории Вы обнаружите несколько "ляпов", а во втором случае, все будет выглядеть вполне убедительно.

На мой взгляд, прямой вины журналистов в этом нет - они те же нормальные люди и если их собеседник достаточно красноречив, имеет навыки наукообразного изложения и уверенно сыплет цитатами, научной терминологией, ссылками на авторитеты, то почему бы и не поверить? Но, все-таки, ответственность журналиста состоит в осознании того, что его вера и убежденность - это еще не знание и не истина, а лишь частное мнение по поводу услышанного. Приведу, может быть несколько громоздкий, но, на мой взгляд, наглядный пример.

Не сочтите за труд прочитать две нижеследующие цитаты, независимо от вашей профессиональной подготовки в области теоретической физики.

(1) "Заметим, что октеты и декуплеты очень близки по массе друг к другу, за исключением Дельта-1688. По существу они вырождены, так как расщепление по массе гораздо меньше, чем их ширины. Это свидетельствует о пренебрежимо малом спин-орбитальном взаимодействии в трехкварковых состояниях со спином 3/2".

(2) "Очевидно, что квадрупольная составляющая спинорной компоненты для кварков с нулевой странностью в гораздо большей степени зависит от уровня перемешивания тахионных состояний, чем это было предсказано в классической теории Гейзенберга, описывающей изобарические мультиплеты типа каппа-567."

Так вот, первая из них - это выдержка из серьезной научной работы, а вторая - полная галиматья, которую я только что придумал при написании этой статьи. Положа руку на сердце, скажите, вы в состоянии объяснить, чем одна из них хуже другой (если вы, конечно, не физик)?

Мне представляется, что именно такие примеры помогают понять основы "технологии абсурда", когда в наукообразном изложении истина и нелепость могут выглядеть одинаково убедительно. Если смешать их в нужной пропорции, разбавить цитатами, ссылками на "известные" теоремы "Эйнштейна-Сидорова", и "третье следствие из пятой леммы Ландау-Петрова", густо сдобрить математическими формулами, то продукт готов к употреблению. Остается лишь отражать атаки тех немногих, кто действительно понял, о чем идет речь и вербовать восторженных сторонников среди журналистов, политиков, и т.п., завороженных перспективами неисчерпаемой энергии из вакуума, мгновенной связи на любых расстояниях, абсолютного оружия и прочего, и прочего, "неопровержимо" следующего из "высоконаучного" опуса.

Методы отражения атак и убеждения сторонников требуют отдельного рассмотрения - здесь "технология абсурда" также достигла очень серьезных успехов и разработала немало остроумных решений. Чепуха тоже умеет защищаться. Особая роль здесь принадлежит математике. Во-первых, можно взять любую очевидную и неопровержимую формулу (максимально утрируя, начнем, например, с 2 х 2 = 4) и сопроводить ее текстом вроде, "как показал имярек еще в одна тысяча девятьсот-надцатом году, эта формула справедлива для двумерного пространства, а, следовательно, для двух степеней свободы. Из приведенного соотношения следует, что количество подуровней в психической карме любого индивидуума равно четырем". Надеюсь, что в приведенном контексте абсурдность утверждения очевидна, однако, используйте вместо 2х2=4 уравнение Шредингера или Эйнштейна (последнее предпочтительнее, так как в тензорной записи присутствует много симпатичных и убедительных индексов), чуть-чуть расцветите фразу и количество критиков тут же уменьшится почти до нуля.

Математика, вообще, очень забавная штука - строго говоря, она наукой не является - это скорее искусство построения логически непротиворечивых и логически неопровержимых цепочек умозаключений. При этом она остается основой всех наук, их неотъемлемой (иногда основной) частью, и титул "царицы наук" носит полностью заслуженно. В математике отсутствует основное научное требование - иметь доказанное отношение, к реальному миру. Само понятие "экспериментальная математика" выглядит достаточно нелепо (не путать с вычислительным экспериментом). Так, например, неевклидова геометрия Лобачевского математически ничем не хуже тоже неевклидовой геометрии Римана, но (по современным представлениям) последняя описывает реальный мир, а первая - воображаемый. Редко вспоминают, например, что весь математический аппарат специальной теории относительности был развит и опубликован Пуанкаре, но... как математическое исследование, а вот Эйнштейн имел смелость заявить и убедительно (для других) обосновать, что это не просто забавная математическая игра ума, а реальность существующего мира. Еще один пример такого рода — теория групп. Изящнейшая математическая работа Галуа, написанная в XVIII веке была по достоинству оценена, лишь когда оказалось, что она является прекрасным инструментом для "наведения порядка" в хаосе новых идей и представлений квантовой механики, возникших из экспериментальной практики реального мира.

Оставаясь в пределах воображаемого мира, авторы "новых физик" вольны населять мир любыми видами излучений, невзаимодействующих с "обычным веществом", заполнять "физический вакуум" любыми частицами и полями - микролептонами и торсионами, макромезонами и мегагиперонами, да хоть шестеренками, колесиками, ангелами и духами с любыми свойствами, на которые хватит фантазии. Проблемы начинаются, когда они пытаются "спуститься на землю", и вот тут-то приходится уже взаимодействовать с "обычным" веществом и "обычными" полями. Сразу возникает масса вопросов: почему, например, невзаимодействующие излучения продолжают не взаимодействовать с миллионами фотоаппаратов, а вот в аппарате, принадлежащем автору теории, оставляют заметные следы на обычной фотопленке? Почему всепроникающие и неослабевающие излучения дают изображения близлежащего месторождения нефти, а вот соседние бензоколонки (да и дальние звезды и галактики) там же следов не оставляют? Если подобные факты поданы в "наукообразной" упаковке, то их нелепость не так бросается в глаза, как гораздо "меньшие чудеса", например, утюг, начавший транслировать первый канал центрального телевидения, или пылесос, начавший вышивать гладью.

Отвечая на подобные вопросы, авторам лженаучных теорий приходится прибегать к хорошо разработанной системе отражения атак "высокоученых снобов из лагеря косной официальной науки" (сразу отметьте смену терминологии с псевдонаучной на "политически-ярлычную"). Обратимся к наиболее распространенным приемам. Скажем, вам говорят: "Вы отрицаете возможность прорывов в современном научном знании и не допускаете того, что ваша наука не все знает об этом мире, вспомните Эйнштейна, опровергшего незыблемого Ньютона, или квантовую механику изменившую классическое представление о мире... "

Все правда, и в то же время совершеннейшая чушь - Ньютон, как был, так и остался незыблем - именно на его теориях построены, например, все достижения современной космонавтики, а Эйнштейн лишь определил место этой замечательной теории в реальном мире и существенно раздвинул горизонты - вот для атомной бомбы Ньютона уже не хватило. То же верно и в отношении квантовой механики - за классической физикой, остающейся по прежнему справедливой - вся энергетика, все электрические машины и транспорт, строительство и металлургия (список можно продолжать), но вот электроника (телевидение и сотовая связь, компьютеры и пейджеры, томагочи и лазерные принтеры) выросли уже из дебрей квантовой механики (классического примера "непонятности для простого смертного").

Другой типичный аргумент: "Вспомните, как официальная наука травила генетику и кибернетику, а жизнь доказала их правоту и посрамила ретроградов, снобов..."

Опять правда, и опять передергивание. Никогда и никто из настоящих ученых этим не занимался, эту постыдную обязанность выполняли как раз назначенные на должности академиков и профессоров последователи "единственно верного и справедливого". И вся эта драма не из области науки, а из области социологии и политики. Здесь, видимо, требуется дополнительное лирическое отступление. Политики - тоже (чаще всего) нормальные люди и полагать, что они принимают решения на основе всестороннего анализа научной сути проблем, по крайней мере, наивно. Искусство политики - это интуиция и умение выбирать консультантов, чутье и удача, здравый смысл и способность к интриге. А вот "народные массы" все те же, что и во времена древнего Рима: они мотивированы потребностями "хлеба и зрелищ", или, более научно, всемерного удовлетворения все возрастающих материальных и духовных потребностей... Так вот, Ф. Рузвельт, принимая решение о беспрецедентном масштабе финансирования научных исследований по атомной бомбе, сделал это не потому, что разобрался в аргументах физиков и убедился в их обоснованности, а потому, что интуиция подсказала ему, что Эйнштейну стоит доверять.

Уважаемые официальные (признанные, авторитетные и пр.) ученые, войдите в положение политиков, журналистов, популяризаторов, просто обывателей, наконец. Вот вы беседуете с ними и с вашим оппонентом, вы прилично одеты, он тоже, вы связно излагаете научные, а он псевдонаучные (но внешне очень похожие) мысли, вы ссылаетесь на авторитеты, он тоже (может быть даже на те же самые), но... Ваши аргументы выглядят примерно, как "не может быть потому что не может быть никогда" - ведь то, что реально стоит за вашей уверенностью оценено не будет. А ваш оппонент обещает решение энергетических проблем, изобилие и еще черт-те что. Теперь, допустите на минуту, что он просто обаятельный человек и приятный собеседник, и посвящает пропаганде своих идей (или бредней) большую часть своего времени. На чьей стороне шансы? Конечно, политик, не угадавший истины, просто профессионально непригоден, но не потому, что он не разобрался в проблеме, а потому, что его подводит интуиция, чутье, здравый смысл и умение разбираться в людях. Но поподробнее о политиках чуть позже.

Третий довод: "А попробуйте опровергнуть хоть одну из моих формул... У меня естъ хоть одна ошибка в выкладках?.. Что вы имеете против уравнения Дирака? " и т.п.

Чаще всего, кстати, можно найти массу ошибок (весьма, между прочим, трудоемкий процесс), но иногда и нет. Суть проблемы опять же не в этом. Проблема в одном - единственном вопросе - а какое это имеет отношение к реальности? Использование математической компоненты известных теорий (начиная с таблицы умножения) в качестве "обоснования" новой физики является одним из наиболее распространенных приемов. Возьмите любую серьезную работу по теоретической физике (например, описывающую свойства электронов) и просто замените все определения и переименуйте термины - вы получите вполне убедительно выглядящую теорию, описывающую "нечто", называющееся так, как вам заблагорассудится (например, свойства "вакуумных энергонов"). Можно пойти дальше - возьмите другую теорию, описывающую другой процесс (скажем, сверхтекучесть), с другими уравнениями, а переименования используйте те же самые. Результат - ваши энергоны приобрели дополнительные свойства (сверхтекучесть). Так можно продолжать и далее, насколько хватит фантазии и трудолюбия.

Еще один прием "технологов абсурда": "А вот великий Резерфорд не верил в практическое применение атомной энергии, а оказалось... Эйнштейн до конца жизни не верил в вероятностные принципы квантовой механики, а что получилось?.. Нынешние теоретики никак не могут договориться о размерности пространства... Я тоже имею право на свою точку зрения ".

Вот здесь уже сложнее. Во-первых, Резерфорд высказывался на эту тему в период, когда остальным по этому поводу вообще было нечего сказать, и объем известных даже ему фактов был чрезвычайно мал. Во-вторых, эстетическая неудовлетворенность Эйнштейна означала только то, что он искал другие логические и математические возможности объяснения совокупности экспериментальных фактов, но не удалось. Вообще, ссылка на авторитеты, тем более, далекого прошлого, и вопросы взаимоотношения знания и веры - вещи довольно скользкие. Вера - почти всегда - недостаток знания (у великих - тоже), а авторитет, вообще, понятие относительное. Формально, сейчас каждый выпускник средней школы умнее и Ньютона и Архимеда и тем более Евклида (они бедные и понятия не имели о простейшей кофеварке), но как далеко такое допущение от истины!

Что касается множества теоретических моделей, то проблема опять в отношении к реальности. До тех пор пока экспериментальных фактов недостаточно, теоретики отсекают заведомо излишние варианты, которые либо предсказывают ненаблюдаемые явления, либо не добавляют ничего нового к объяснениям, даваемым в рамках уже известных теорий. Так вот, уважаемые революционеры от науки, к сожалению, ваши творения не вписываются именно в эти требования, и для профессионалов это означает, что просто нет предмета разговора - с вами неинтересно.

Да, уже слышу: "Вы никого не допускаете в свою касту, не приемлете свежие идеи, не укладывающиеся в прокрустово ложе, закрылись от реального мира, в котором масса необъясненного..." и т.п. Ну, во-первых, я лично не имею счастья причислять себя к этой "касте" - я "великих" все больше со стороны наблюдаю, а во-вторых, поверьте, нет в этой среде большей радости и оживления, когда появляется кто-то новый с новой красивой идеей, да еще имеющей шансы иметь некоторое отношение к реальности. Насчет массы необъясненного - это отдельный разговор, здесь, наверное, не к месту, но в большинстве случаев, ручаюсь, - это либо просто "необъясненное вами лично", либо "необъясненное вам лично".

Что делать и кто виноват? Нарисованная выше картинка как-то безрадостна. Вроде бы ситуация безвыходная - правильные политические и экономические решения можно принять, только если интуиция не подвела, шансов на успех у аудитории у шарлатанов не меньше, а иногда и больше, чем у истинных ученых, само понятие "истинных ученых", по существу, сводится к неубедительному аргументу "а мы своих всех знаем".

Попытаюсь все же высказать несколько суждений. Их справедливость можно оспаривать, я не претендую на их действенность, но вдруг, хоть какую-то пользу принесут.

Есть несколько признаков, характерных для настоящей научной работы. Их присутствие не гарантирует истинности и новизны, но вот их отсутствие должно настораживать сразу:

Во-первых, каждый истинный ученый придерживается принципа, который можно сформулировать примерно так: "если тебе в голову пришла идея, то, прежде всего, попробуй ее дискредитировать всеми доступными тебе способами, и вот если это не удалось, то есть шансы, что идея стоящая".

Если описываются экспериментальные подтверждения теории или гипотезы, то аргументы типа "это происходило в присутствии многих свидетелей... заснято на кинопленку... неоднократно повторено в нашей лаборатории..." и т. п. изначально имеют нулевую ценность. Единственно возможный подход может выглядеть примерно так: "возьмите то-то и то-то, расположите так-то и так-то, убедитесь, что влияние того и этого отсутствует, включите, взгляните или измерьте, попробуйте объяснить результат иначе, чем это делаем мы".

Безоговорочно принимается следующий постулат - для окончательного подтверждения теории не хватит и миллиона фактов, а вот для ее опровержения вполне достаточно одного (естественно, при условии, что это действительно факт). Сколько бы рек ни впадало в Ледовитый Океан, теорию о том, что все они туда впадают, может опровергнуть одна Волга.

Если в результате многостраничных математических выкладок со сложными формулами и преобразованиями не получено ни одного измеримого числа (пусть даже известного, например, массы электрона и т.п.), то всю работу можно смело выбрасывать в корзину не читая и не вникая в суть математической эквилибристики.

Если в "научной" работе одновременно вводится более двух-трех новых (для не автора) понятий, и/или используется более двух-трех не общепринятых обозначений, и/или хотя бы для одного из них не даны определение и/или единицы измерения, то шансы того, что вы читаете "туфту" становятся весьма значительными, хотя тут еще можно и покопаться.

Если в дискуссии на просьбу что-либо разъяснить вы получаете ответ: "Да это должно быть известно любому мало-мальски образованному в этой области человеку", или; "Да это же с очевидностью следует из моих формул 125.5 с учетом 312.26 и 12.517",-то можете прекращать дискуссию сразу или продолжать до бесконечности - толку не будет, независимо от правоты любой из сторон.

Отдельно - об авторитетах. Ссылка на мнение кого бы то ни было (особенно отсутствующего и тем более умершего), вообще говоря, - прием почти всегда некорректный. Недоказуемо даже то, что вы и "авторитет" имели в виду одно и то же. Конечно, некоторое эмоциональное значение мнение "великих" имеет, но лишь в том случае, если они лично высказываются именно по данному конкретному поводу. Центральная проблема здесь - а кого признать авторитетом? Мне нравится Иванов, а вам Петров. Чем ваша компания лучше моей? Иванов признан вами, а Петров нами. Иванов академик вашей академии, а Петров - нашей. И т.д. до бесконечности. Вот здесь у меня рецептов нет. Если вы политик или бизнесмен и вам предстоит принятие решения, имеющее финансовые и экономические последствия, то совет один - полагайтесь на свою интуицию и обязательно поговорите с тем, кто придерживается противоположной точки зрения.

Из личного опыта о весомости авторитетов (хотите соглашайтесь, хотите нет):

Не знаю ни одного случая, когда бы Нобелевский комитет поддержал хоть что-нибудь из области лженауки. Совсем другое дело, что многие из очень достойных остались за пределами его внимания.

По мере продвижения по лестнице кандидат - доктор - член корр. - академик (имеется в виду РАН и "старая" ВАКовская процедура), - шансы наткнуться на невежду, шарлатана, сумасшедшего или просто идиота неуклонно уменьшаются, но никогда в точности не равны нулю.

Большинство новых российских академий, выросших в последнее время, как грибы после дождя, в качестве одной из основных функций, имеют как раз задачу "удовлетворить" обиженных (справедливо и несправедливо) отсевом при продвижении по "классической" цепочке. Выводы делайте сами.

Зарубежных академий - многие сотни, причем совершенно различных: от Королевского научного общества Великобритании (почти знак качества, сравнимый с нобелевским комитетом), до таких, которые высылают очень красивые удостоверения немедленно по получении пятидолларового чека.

Среди многих тысяч научных изданий, всегда есть всего пять-десять таких, (существующих многие годы), публикация в которых ценится существенно выше, чем присуждение любого научного звания. Для редколлегий таких изданий, пройти мимо чего-то действительно нового в науке - удар по репутации и несмываемое пятно на всю жизнь, но, извините, и критерии доказательности и обоснованности - соответствующие.

Суждения гениального и признанного изобретателя об основах мироздания могут оказаться наивными и нелепыми, корифей физики вполне может оказаться абсолютно бездарным конструктором, непревзойденный химик вполне может быть беспомощен в астрономии, и это ни в коей мере не наносит ущерба их репутации. Бывают, конечно, удачные сочетания и, к счастью, не так уж и редко, но, тем не менее, обидная пословица о пирожнике и сапожнике все же имеет право на существование. Здесь я должен оговориться - суждения истинно талантливого человека по любому поводу - всегда интересны, именно интересны, а не обязательно истинны — они могут дать толчок к взгляду на проблему с неожиданной стороны, могут указать на существенные пробелы в знаниях, разбудить фантазию, наконец, продемонстрировать профессионалу, как его наука воспринимается обществом (далеко не так как она обычно представляется "изнутри").

Относительно просто давать рецепты по научным вопросам, если финансовая поддержка ищется в сфере бизнеса. Тут все очевидно - уговорили собственника рискнуть своими деньгами в расчете на будущие сверхприбыли — и ради бога, тратьте хоть миллиарды на идеи любой степени фантастичности и обоснованности. Как уговаривали - тоже неважно - дело обоюдное. В случае удачи — всем польза, а если нет, то и виноватые заранее известны и каждый знал, на что шел.

Но если речь идет о деньгах налогоплательщиков, то есть, как бы ничьих, то может сложиться впечатление, что риска для участников "сделки" и нет никакого: чиновник - автор финансового решения - всегда оправдается тем, что "в науке отрицательный результат -это тоже результат", а то, что он был очевиден с самого начала - это пойди еще докажи (да и кому доказывать); автор "научной части" - тоже не в убытке: при грамотной постановке деятельности можно лет десять вешать лапшу на уши и непыльно существовать. И уж что-что, а отчитываться и грамотно указывать причины неудач и задержек - умение почти универсальное в околобюджетных сферах.

Так чем же напугать участников такой сделки, чтобы, все-таки, был стимул ответственно подходить к решениям? По-моему, автора "псевдонаучной части" ничем не проймешь. Потеря престижа для него - пустой звук; в кругах профессионалов он и так уже давно посмешище, а найти легковерную аудиторию, поверьте, труда не составит, независимо от ваших прошлых "заслуг" - вера в чудо неистребима. Материально он ничем не рискует - назад не отберешь, а за "ничьи" деньги никто всерьез "наезжать" не будет. А вот в поиске аргументов для чиновника и политика — есть надежда. Прежде всего, нынче они худо-бедно от общественного мнения (в том числе зарубежного) все-таки зависят, да и "осерчавший" начальник для чиновника - угроза реальная. В другую аудиторию не уйдешь: она одна, да и пресса - дай только повод - камня на камне от репутации не оставит, а здесь это уже не пустой звук. Пресса - она "чудаков от науки" любит и все им простит, а политиков и чиновников - извините. В этом смысле - чем выше чиновник - тем более он уязвим: мелочь всегда имеет шанс затеряться, а тем, кто на виду, действительно страшно хоть раз предстать в жалком и смешном виде. Принцип: "виноват всегда тот, кто умнее", - неплохой сдерживающий фактор, поскольку ни один политик себя дураком не признает, а вот виноватым еще туда-сюда.

Ну а как все-таки быть с тезисом "виноват всегда тот, кто умнее"? В соответствии с логикой, автор должен-таки объяснить, в чем состоит вина истинной науки. Действительно, у меня есть пара камней за пазухой и для столь уважаемой мной "официальной" науки.

Во-первых, я обвиняю истинную науку (оговорюсь, что речь идет о фундаментальной науке, а не о прикладных исследованиях) в том, что она сознательно, в течение многих лет вводила общество в заблуждение относительно своих истинных мотивов. В качестве таковых фигурировали и стремление к прогрессу, и забота о будущем, и вклад в экономику и т.п. В то же время, основным мотивом научного исследования всегда было и остается одно - удовлетворение своего собственного любопытства и получение наслаждения от процесса познания. Естественно, что при такой постановке вопроса, весьма непросто объяснить обществу, почему же оно должно раскошелиться для достижения таких целей. Берусь доказать, что раскошеливаться все же стоит, но это тема заслуживает отдельного рассмотрения.

Во-вторых, я считаю, что наука, вернее ее виднейшие представители, неверно оценивают принципы своих взаимоотношений с обществом, а особенно с властью. Это тоже тема отдельного подробного разговора, но необходимо четко понимать, что "золотой век" науки, когда политики, зачарованные впечатляющими результатами своих первых крупных инвестиций в фундаментальную науку (ядерное оружие, космос и т.п.), практически безоглядно доверяли "академикам" и охотно соглашались тратить бюджетные средства на "крупнейший в мире ускоритель" или "первого коммуниста на Луне", остался в прошлом.

Так что, уважаемые ученые, нечего жаловаться: "раньше нас понимали и ценили, а теперь - нет". И раньше не понимали, но верили (сначала с испуга, потом по инерции) и потому ценили, надеясь использовать. Помните об основном принципе: "хлеба и зрелищ". Если вы предлагаете "хлеб" - то в рамках рыночной экономики с этим вполне справится собственник, движимый ожиданием будущей прибыли, а если "зрелища", то учтите, что интерес политиков к престижным шоу заметно поубавился.

Несколько слов в заключение

Может возникнуть закономерный вопрос - а что это автор раскудахтался; ни одного конкретного примера лженауки не привел; ни одного лжеученого по имени не назвал; с каким конкретно новыми теориями он не согласен?

Хочу еще раз повторить: я считаю, что дело не в конкретных примерах. Бесполезно искать различия между микролептонами и торсионами, лучами Иванова и корпускулами Петрова. Примеров - легион. Хотите конкретных фактов, обратитесь, например, к книге академика Э.П. Круглякова "Что же с нами происходит?" (Новосибирск, Изд. СО РАН, 1998). Я с ним практически во всем согласен. Там будут и ссылки и даты публикаций - все как положено.

Есть еще одна причина, и для себя лично я считаю ее достаточно важной: я не в состоянии отличить (особенно заочно) шарлатана от искренне заблуждающегося автора. И если с первым все понятно и угрызений совести у меня не возникает, то ко второй категории я все-таки отношусь с некоторым сочувствием - тут все же горит светлая искра бескорыстного любопытства, а недостаток образования, завышенная самооценка и склонность к привлечению спонсоров несбыточными обещаниями - это еще не злой умысел, а личная драма.

«Здравый смысл» №17 2000 г.
Оставить отзыв. (14)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa