Мне говорят, что я своими утверждениями хочу перевернуть мир вверх дном. Но разве было бы плохо перевернуть перевернутый мир?
Бруно Джордано

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (34)


Борис Фаликов
Кара за богохульство


Определение Архиерейского Собора об отношении к богохульству и клевете — попытка разрешить конфликт церкви и общества с позиции силы.

Среди многочисленных документов прошедшего в Москве Собора было принято и определение об отношении церкви к богохульству и клевете. Почему один из высших органов церковного управления уделил особое внимание этой проблеме? Конечно, причины сугубо российские, но чтобы их понять, надо знать, как относятся к богохульству в современном мире.

В одних странах оно карается, в других нет. На Востоке гораздо чаще, чем на Западе и неизмеримо более сурово. В Пакистане ждет смертной казни полуграмотная крестьянка Асия Биби, которую обвинили в возведении хулы на пророка. А в Германии некоего Манфреда ван Х. за изготовление туалетной бумаги с цитатами из Корана присудили к одному году тюрьмы и 300 часам общественных работ. Отделался бы и просто штрафом, но припомнили прежние конфликты с законом. Кстати, фамилия его не разглашается и немецкие власти его прячут. Нетрудно догадаться почему.

Это не значит, что к богохульству на Западе относятся терпимо, просто там огромным уважением пользуется свобода слова. Каждый имеет право выражать свои убеждения, но это, понятное дело, может сильно обидеть тех, кто придерживается иных взглядов.

И перед законодателями встает нелегкая задача — надо и свободу слова сохранить и тех, против кого это слово направлено, уберечь от оскорбления. Поэтому в тех западных странах, где законы о богохульстве сохранились, их трактуют уже как наказание за оскорбление религиозных чувств, а не за хулу на Бога. А то и вовсе отменяют. Коли оскорбил, неважно как, держи ответ. Лишние законы ни к чему, они только загромождают правовое поле. Так и порешили в Британии, отменив в 2008 году закон против богохульства, который не применяли уже много десятилетий. Правда, в Ирландии закон, напротив, приняли, но в таком виде, чтобы он уживался со свободой высказываний. Однако очень многие ирландцы остались недовольны, и спорный закон обещают выставить на референдум. Словом, идут поиски нелегкого компромисса. А вот в исламском мире его не ищут. Там все ясно, обидели пророка, пожалуйте на эшафот.

Причины столь разного подхода коренятся в истории. Законы против богохульства создавались в ту пору, когда в государстве господствовала одна религия, поэтому ее и защищали, а все остальные преследовали. На Западе давно не так. В результате секуляризации религия утратила свой государственный статус, а если он где и сохраняется, то скорее формально. Поэтому она перестает диктовать свои правила игры, теперь их определяет светское государство. Оно защищает не только права одной религии, но и всех прочих, а также права тех, кто вовсе не верит. В мусульманском мире по большей части все осталось по-прежнему. Там есть одна государственная религия и все обязаны жить по ее правилам. Неудивительно, что закон о богохульстве в том же Пакистане столь суров. Богохульник совершает государственное преступление.

Нельзя сказать, что в РПЦ всего этого не понимают, как тут не понять, но старые законы против богохульства все равно милее и ближе. Происходит это потому, что церковь живет прошлым, постоянно вспоминая и идеализируя те времена, когда православное государство держало богохульников в большой строгости. Это был настоящий порядок, при таком не забалуешь, не то что сейчас. Но ничего не поделаешь, приходится утешаться воспоминаниями. Поэтому воздавая хвалу антибогохульным законам («применение подобных норм в правовой системе заслуживает положительной оценки и всяческой поддержки»), Архиерейский собор лаконично добавляет – если они не ведут к дискриминации. Не лишне было бы пояснить — кого. Иноверцев, неверующих... Но и так понятно, что формально РПЦ принимает правила игры, по которым живет светское государство и которые прописаны в его конституции. Хотя делает это без всякой охоты.

Вовсе неслучайно упоминание о дискриминации отсутствовало в первой редакции определения и, судя по всему, было добавлено на этапе обсуждения его Межсоборным присутствием. Вероятно, церковные интеллектуалы спохватились, что негоже так явно демонстрировать свой пассеизм. Любовь к прошлому плохо смотрится на фоне всеобщих призывов к модернизации.

Однако истинных чувств не скрыть, они то и дело прорываются на поверхность документа. Скажем, дав богословское определение богохульству и осудив его как тяжкий грех, соборяне оговорились, что не всякая критика церкви — хула на нее. Негативные явления в ее жизни есть и с ними надо бороться с позиции христианского учения. Стало быть, самокритика допускается. Но не более того. Ведь противники церкви используют эти недостатки для борьбы с ней. Для них они только повод, чтобы устроить провокацию и очернить РПЦ. А те, кто при этом ссылаются на свободу слова, лишь оправдывают свои богохульные действия и борьбу с религией. То есть свобода слова не более чем кунштюк, чтобы ударить побольнее. И никакая самостоятельная ценность за ней не признается. А уж европейское уважение и вовсе не просматривается. Скорее пренебрежительное отношение наших восточных соседей.

Необходимость существовать в условиях светского государства вызывает у нашей консервативной церкви дискомфорт. Но с ним она по понятным причинам готова смириться. Еще больший дискомфорт вызывает у нее светское общество, отношения с которым носят конфликтный характер.

То музейная братия не желает отдавать имущества, принадлежащего церкви по праву первородства, то художники устраивают выставку, оскорбляющую святыни. Противоречия нарастают. Определение Архиерейского собора об отношении к богохульству и клевете — попытка разрешить конфликт с позиции силы. Правда, в нем встречаются и миролюбивые слова, есть и пассажи, с которыми трудно не согласиться. Например, о том, что лучший способ борьбы с богохульством — самим православным вести себя прилично и не давать поводов для поношений. Но доминирует все же желание припугнуть.

Вряд ли эта попытка окажется удачной. Угрозы обрушить на головы светской публики кары земные и небесные только еще больше ожесточат ее. Единственный способ разрешить конфликт — это найти разумный компромисс между своей и чужой свободой. Научиться защищаться от критики, не пытаясь заткнуть оппоненту рот, и овладеть искусством критиковать без оскорблений.

Оставить отзыв. (34)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa