Чем больше мы познаем неизменные законы природы, тем все более невероятными становятся для нас чудеса.
Дарвин Чарльз

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (8)


Борис Фаликов
Непротивление злу религией


Российское религиозное начальство предпочитает бесконфликтные отношения с властями честным отношениям с собственной паствой. Поэтому в России, в отличие от Индии или Бирмы, невозможно участие деятелей церкви в борьбе против коррупции, социального неравенства или чиновного произвола.

Один из самых знаменитых йогов Индии свами Рамдев уже несколько недель проводит национальную кампанию против коррупции. В начале июня он объявил голодовку и прибыл в Дели, где его поджидали тысячи митингующих. Власти разогнали сторонников свами и депортировали его в Харидвар, но голодовку он прервал лишь через неделю по настоянию врачей. Однако борьбу против коррупции оставлять не собирается.

Этот тяжелейший социальный недуг достиг в стране поистине гигантских размеров. Он неотступно, как тень, сопровождает экономический рост Индии и представляет для него серьезнейшую угрозу. Ведущие бизнесмены страны предпочитают хранить деньги за рубежом, иностранные инвесторы опасаются вкладывать капиталы в индийскую экономику. Коррупция пронизывает все сферы жизни общества. Недавно была разоблачена афера с незаконной продажей государственных лицензий компаниям мобильной связи, которые платили высокопоставленным чиновникам огромные взятки. В тюрьму попали бывший министр и родственники ряда политических лидеров. Однако $35 миллиардов остались навсегда потеряны для индийской экономики. Другой коррупционный скандал, связанный с подготовкой к последним Играм стран Британского содружества, уже привел к аресту ряда деятелей правящей партии «Национальный конгресс». Но коррупция и не думает отступать.

Индия по-прежнему занимает по ней малоприятные первые места в многочисленных международных рейтингах. По-добрососедски деля их с Россией, где казнокрадство тоже клеймят все кому не лень, но поделать с ним ничего не могут.

Свами Рамдев принадлежит к новому поколению индийских йогов. Традиционную аскетическую дисциплину он совмещает с умелым менеджментом. «Йогическая империя», как именуют индийские газеты сеть ашрамов, институтов по изучению йоги и магазинов аюрведических лекарств, созданную предприимчивым гуру, раскинулась далеко за пределы Индии. Рамдев утверждает, что у него нет политических амбиций. Однако не устает подчеркивать, что коррупция — это не только политико-экономическая, но и нравственная проблема, поэтому бороться с ней следует моральными средствами. Подобные речи можно услышать из уст любого российского религиозного деятеля — от патриарха Кирилла до муфтия Гайнутдина. Однако дальше пафосных призывов дело не идет. Почему индийский религиозный лидер личным примером вдохновляет общественный протест против национального зла, а у нас подобное и вообразить невозможно?

На первый взгляд, ответ прост. Это совершенно не в наших традициях. Индия — совсем другое дело. Именно в ней Махатма Ганди и сделал индуистско-буддийский принцип «ахимсы» (ненасилия) эффективным средством политической борьбы. Мирные марши против колониальных властей, протестные голодовки религиозных активистов вошли в обиход индийской политики и продолжают играть в ней важную роль. Неудивительно, что один из старейших последователей Ганди – Анна Хазаре – объявил голодовку в апреле этого года и добился от властей принятия жестких антикоррупционных мер. Через пару месяцев его примеру последовал Рамдев.

Все это, конечно, так. Но нельзя забывать и другое. Традиционный индуизм всегда был предельно асоциален. Философское осмысление мира как иллюзии (майи) и кастовое устройство индийского общества никак не способствовали участию индуизма в социальных и политических преобразованиях. Он был занят другим — поиском истины, лежащей далеко за пределами материального мира. Но пришел Ганди – и в его руках это неотмирное учение превратилось в эффективный инструмент социальных и политических перемен.

Нечто подобное произошло в прошлом столетии и с буддизмом. В основу буддийской политики также лег принцип пассивного сопротивления злу. Один из вьетнамских буддийских наставников Тик Нат Хан говорил об «ангажированном буддизме», который отвергает насилие и опирается на опыт религиозного созерцания для разрешения экономических и социальных проблем. Несколько лет назад буддийские монахи возглавили протестное движение в Мьянме (нам привычней старое название — Бирма). Бирманская буддийская сангха (община) теснейшим образом связана с народной жизнью. Неслучайно поводом для волнений послужила такая бытовая причина, как рост цен на бензин. Постоянно находясь в гуще жизни, монахи знают нужды населения и отстаивают их, исходя из своих представлений о высшей справедливости, которые содержатся в буддийском законе – дхарме. Этим и объясняется, что они стали движущей силой протестного движения.

Восточные религии выбраны для сравнения неслучайно. Они издавна славились своей социальной пассивностью, тогда как у западных – общественный активизм в крови.

Если уж неотмирные индуизм и буддизм в наше время претерпели подобные изменения, почему этого не произошло с религиями России?

Вряд ли потому, что в них возобладал отрешенный мистицизм. О мистическом возрождении в российском православии или том же буддизме что-то не слышно. Священнослужителей и паству скорее связывают отношения, напоминающие отношения поставщиков и потребителей услуг. Разве что услуги носят специфический ритуальный характер. Понятно, что поставщики и потребители живут своей жизнью. Заботы одних, в отличие от той же Бирмы, не становятся заботами других. Так было заведено еще в Российской империи, где священнослужители составляли отдельное сословие и целиком зависели от расположения властей, и подхвачено в советские времена, когда независимая религиозная инициатива каралась как вызов режиму. Почему эта псевдотрадиция сохранилась по сей день?

Потому что такое положение дел в равной мере удобно и светским, и религиозным властям. Первые обеспечивают вторых всевозможными льготами и поблажками, получая взамен гарантии поддержки и послушания. Социальная пассивность в религиозной среде — это дополнительный фактор для сохранения столь милого власти статус-кво.

Только этим, а вовсе не отсутствием религиозных мотивов для пробуждения от коллективного сна и объясняется бездействие отечественных религий в таких злободневных вопросах, как борьба с коррупцией. Да и не с ней одной. Последователи Ганди и Тик Нат Хана находят в своих религиях идейные ресурсы для борьбы за справедливость. Их наверняка могли бы найти в своих и российские православные, и уж тем более мусульмане. Но этого не произойдет, пока религиозное начальство будет предпочитать бесконфликтные отношения с властями честным отношениям с собственной паствой.

Источник http://www.gazeta.ru/comments/2011/06/21_a_3670085.shtml

 

 

Оставить отзыв. (8)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa