Точка зрения, будто верующий более счастлив, чем атеист, столь же абсурдна, как распространенное убеждение, что пьяный счастливее трезвого.
Шоу Бернард

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (132)


Максим Хижий
Другая Россия


Предметом моих наблюдений будет отнюдь не политическое протестное движение Гарри Каспарова и иже с ним. Его "Россия", по сути, часть политического спектра отечественных мегаполисов и совсем не "другая", а очень похожая по социальному составу на противостоящие ей партии и движения.

Другая Россия – это 100-миллионное население провинций, которое живет совершенно по иным правилам и руководствуется иными ценностями в отличие от столиц. Пока полемисты из разных лагерей скрещивали свое оружие в СМИ, приводили очередные неоспоримые аргументы в пользу преподавания ОПК или отделения Церкви от школы, в российской глубинке народ давно сделал свой вывод о месте православия в своей жизни.

Возможно, кому-то мои наблюдения покажутся частным случаем. Где-то люди живут иначе, но для меня важно засвидетельствовать то, что видел и слышал я. И это тоже правда, пусть и не вся, но она очень редко встречается в наших изданиях.

Прежде всего мне хочется оспорить так называемую лукавую цифру – количество верующих. Возражение вызывают не данные социологических опросов, а сам принцип отделения "верующих" от "агностиков". Конечно, можно определить частоту "посещения храма", "участие в таинствах и обрядах", протестировать на предмет догматических познаний, но это – мало что доказывает по существу. Важно самоопределение человека. Можно почти все соблюдать и очень много знать, но не быть христианином по мироощущению.

Не так давно у меня состоялся интересный разговор с заведующим травматологическим отделением нашей районной больницы. Он обратился ко мне с просьбой подарить им икону для операционной, так как, по его словам, "здесь решаются часто вопросы жизни и смерти". Этот медик – совсем не церковный человек, на мой вопрос о том, как отнесутся к этому его пациенты, уверенно ответил, что за годы работы не видел еще "круглых" атеистов перед операцией. Даже если он ошибается, не учел статистическую погрешность в своих наблюдениях, его взгляды очень типичны для наших мест.

В провинциальных городках существует колоссальный кредит доверия местному духовенству. Оно – все на виду. Будешь "чудотворцем" в худшем смысле – от тебя уйдут люди навсегда. Когда я начинал служить, мой близкий приятель, священник с большим стажем, предупредил: "Все простит русский народ пастырю, но только не пренебрежение к церковным службам". Спустя почти семнадцать лет, я готов подтвердить справедливость его слов. А это говорит о многом. Например, что именно "благочиние" церковной службы является важным критерием для большинства моих горожан, даже забегающих изредка "на минутку" в наш собор.

Можно мало знать о Христе, но твердо верить в Его воскресение. Можно редко-редко ходить в храм, но бояться греха и любить Бога. И эти люди, которые составляют "молчаливое большинство", надёжный резерв Церкви. Постоянно кто-нибудь из него переходит в разряд регулярных прихожан.

Позволю некорректное сравнение с членством в политических партиях. Неужели все 17 миллионов коммунистов были хорошо осведомлены в своей доктрине, знали сочинения К. Маркса, не отлынивали от партсобраний? Однако посмотрите, как живуч и ныне "призрак коммунизма"! Люди объединяются не всегда по знаниям, а чаще – по духу.

Провинциальная Россия – другая страна. В ней могут пригласить священника в техникум или школу – и чтобы обязательно пришел "в рясе". Позвать настоятеля на совещание у мэра с припиской "Явка строго обязательна". В нашем городе давно освящены большинство школ и детских садов, все больницы и поликлиники, здание ГАИ и пожарная часть. Никогда мы не делали это украдкой. Наоборот, требовали обязательного присутствия всего коллектива, чтобы убедиться в подлинном желании большинства и объяснить смысл наших действий. Как правило, к нам обращались руководители различных предприятий и служб после каких-либо экстраординарных событий: гибели сотрудников, несчастных случаев и т.п. Я полностью согласен с диаконом Андреем Кураевым в том, что существует социальный (не государственный) заказ на православие. Да, наш народ чрезвычайно неграмотен в церковном смысле, но ведь не прошло и 20 лет с момента падения советской власти и появления возможности открыто проповедовать людям.

Преподавание ОПК в нашем городе не состоялось по причине отсутствия подготовленных учителей и нежелания профанировать саму идею предмета. Однако церковный приход – это еще и большая, по меркам провинции, воскресная школа для детей и, обязательно, взрослых. Детей обучают не только церковно-богословским предметам, традиционному рукоделию и пению, но и... английскому языку. Провинциальная "культурная жизнь" чаще всего связана с дискотекой и кинотеатром. Иногда приезжает цирк и второразрядные артисты. Таковы возможности и вкусы потенциальной аудитории. Церковный приход с образованным духовенством, напротив, притягивает к себе значительную часть думающего населения. Ради ста человек, готовых внимательно слушать, в город приезжали с лекциями и выставками о Сербии профессор Белградского университета, о современном Иране профессор РГГУ, выступали диакон А. Кураев и профессор МДА А.И. Осипов. И всегда был аншлаг.

Полагаю, что борцы с "клерикализацией" обвинят меня в создании чересчур "православно ангажированной" картины провинциальной жизни. Но депрессивные зоны с грабежами храмов и насилиями – случай, как говорится, отдельный. Здесь, в "другой России", не следят за курсом доллара и евро, не интересуются ростом цен на нефть и элитную недвижимость. Зато переживают из-за рублевого повышения буханки хлеба и пакета молока.

Есть ли в провинции межрелигиозные конфликты? Конечно. Приведу один, довольно типичный пример. Однажды ко мне обратился за помощью и советом чиновник городской администрации – мусульманин. Его сын женился на девушке из русской семьи, считающей себя православной. Когда родился ребенок, между родственниками возникли разногласия по вопросу вероисповедной принадлежности внука. Дедушка-мусульманин переживал, что ребенка могут крестить тайно от родственников отца. Мне пришлось довольно долго убеждать моих собеседников отложить в этой ситуации решение вопроса до совершеннолетия внука, когда он сам выберет веру. Интересно, что именно мусульманская сторона полностью удовлетворилась таким предложением. Впоследствии этот чиновник приглашал меня как эксперта в вопросе установки в городе поклонных крестов по просьбе депутатов городского совета.

Конечно, все перечисленное можно встретить и в крупном мегаполисе. Но вот только концентрация, процентное соотношение "церковного" и "светского" будет совершенно другим.

Почему же в провинциальной России живут, думают, переживают все это иначе? Причин здесь будет множество. В первую очередь, русская глубинка воспринимает себя как большую колонию столицы. Она поставщик дешевой рабочей силы, она – московская "дача". Если столичные жители разделились в вопросе о роли преобразований 90-х: кто-то обнищал, а кто-то "встал на ноги", то в провинции подавляющее большинство ненавидят эти годы. Даже те, кто стал "зажиточным", потому что тяжело иметь состояние среди бедных. Кто-то спросит, при чем здесь религия?

Дело в том, что в большинстве западных государств существует феномен "гражданской религии". Есть государственная символика, праздники, гражданские традиции, которые объединяют нацию. Типичным примером таких стран являются США и Франция. Гражданское общество немыслимо без формирования подобных ценностей. Культ свобод тесно связан с культом флага и гимна, национальных героев и правителей, принесших (или отстоявших) свободу.

А что в России? В эпоху СССР была осуществлена попытка создания квазирелигиозной идеологии и символики. Советский Союз рухнул, а вместе с ним ушли в небытие советские символы и традиции. Разрыв в 80 лет с имперской Россией равнозначен пропасти между поколениями. Эпоха 90-х ассоциируется у большинства населения с провалом либеральной идеи, которая не смогла дать большинству бесспорного ощущения прогресса в отличие от той же Польши или Прибалтики. Анализ причин этой неудачи выходит за рамки нашей темы. Мы ограничимся констатацией данного факта.

Нельзя не согласиться с главным редактором "Московских новостей" Виталием Третьяковым в том, что религия переживет политические идеологии ХХ века: коммунизм и либерализм. Прошло время известного заблуждения, предполагавшего победу "научного" мировоззрения над "религиозным". И то, и другое будут весомой частью общественного сознания.

"Гражданская религия" в России далека от своего оформления. Если население мегаполисов ещё как-то охвачено этим дискурсом, то провинция живет преимущественно традиционными ценностями, потому что человеческое сознание не терпит пустоты. Нравится это кому-то или нет, но не существует у нас в стране другой массовой традиции кроме "исторических" религий России. Подчеркну, что речь не идет о превращении православия (или ислама) в "политическую религию". Такие попытки, думается, не встретят поддержки населения и лишь приведут вероисповедания к нежелательным трансформациям. "Политическая религия" – это не только "клерикализация" и "опэкизация" страны, но и попытки втянуть Церковь в правозащитную деятельность в нашумевших процессах.

Конечно, огромный удельный вес "нецерковных" христиан может сыграть свою негативную роль в судьбе РПЦ. Но это, как говорится, внутреннее дело. Возможно, в связи с заявлением президента по проблеме ОПК, начнется очередная кампания по борьбе с "религиозными перегибами" и "недостатками в деле светского воспитания подрастающего поколения". Как говорится, флаг им в руки! Наш народ, как известно, прошел не только всеобщее обучение в ЦПШ, но и поголовное "отделение от Церкви". Стоит ли напоминать, чем это закончилось?

Источник: Ежедневный журнал

 

 

 

 

 

Оставить отзыв. (132)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa