Люди попавшие под власть суеверия, способны только переходить от одного заблуждения к другому.
Кондильяк Э.

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное

Источник: http://godzmei2013.ru/

Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (39)


С. С. Бескаравайный
Краткие атеистические рассуждения.


На просторах бывшего СССР атеизм сейчас не в почете. Государственные мужи, до перестройки усердно изучавшие диалектический материализм, ныне не менее усердно посещают храмы сами и агитируют делать это других. Религия обрела некую долю давно утраченного престижа и государственного покровительства, а атеизм стал не то чтобы невыгодным или опасным – он вышел из моды.

И все же автор попытается в очередной раз подвергнуть сомнению бытие божие, ныне столь усердно многими подтверждаемое, и сказать несколько похвальных слов по адресу материалистического мировоззрения.

 Множество аргументов в доказательство отсутствия бога было высказано философами за прошедшие несколько сотен лет. Автор, в свою очередь, попытается выдвинуть еще несколько подобных доводов.

Первый из них – онтологического свойства.  Сейчас любое проявление человеческой жизнедеятельности имеет свою индустрию, организацию, сферу интересов и влияния. Убийство людей и выпуск туалетной бумаги, живопись и литье металла – все эти прибыльные отрасли человеческой деятельности основаны на человеческих чувствах и потребностях.

Свою индустрию имеет обращение к богу, но ответы бога на эти обращения так и не стали устойчивой индустрией. В древности такая индустрия существовала: Дельфийский оракул и его менее известные конкуренты открыто толковали волю богов своим клиентам – но они в конце концов остались без клиентуры и разорились.  Свое время ремесло толкователя снов и гадальщика  считалось весьма почетным и денежным, но вот беда – династии гадальщиков остались в прошлом. Хеттские, римские, более поздние арабские толкователи воли высших сил так же разорились – и лишь упорное желание человечества получить ответ на свои насущные вопросы помогает разнокалиберным шарлатанам существовать, оправдывая свои ошибки загадочностью потусторонних сил. Но по своему влиянию они не могут сравниться со своими предшественниками.

Самое краткое знакомство с историей попыток толкования воли богов показывает: когда один человек утверждает, что общается с богом – при известной ловкости это может принести ему прибыль и уважение окружающих. Но когда пророчествами на протяжении длительного периода времени занимается организация, считающаяся одним юридическим лицом – она разоряется или ее репутация в этом вопросе подвергается сомнению. Так происходило на протяжении всей мировой истории и происходит сейчас. Белое Братство и Аум Сенрике – относительно свежий пример таким словам.

Религиозные структуры претендующие на длительное существование и стремящиеся пользоваться авторитетом, например, православная и католические церкви, исламские и буддийские организации, - почти отказались от пророчеств, толкующих те или иные события сегодняшних дней. А на счет угодности или не угодности богу политических или экономических процессов предпочитают высказываться самыми общими фразами.

Верующим предлагается самим искать ответ в своем сердце. Это весьма изящный выход из положения: если нельзя больше централизовано обманывать людей – пусть каждый из них обманывает себя сам.

Из этого следует простой вывод: ни одна организация не смогла установить контакта с богом, используя в своих целях индивидуальные усилия подвижников или коллективные молебны. Особенно хорошо эта невозможность заметна сейчас, в то время как в древности и средневековье святые и боги в изобилии снабжали оракулы и церкви полезными в быту советами. А отсюда вытекает следующее умозаключение: личный контакт человека с богом невозможен. Священные книги, написанные на основе знания, полученного этим путем, следует лишить этого почетного статуса, и здание религии рассыплется как карточный домик. Бог, не общающийся с человеком ни лично, ни через посредство убедительных чудес, становиться всего лишь предметом  умозрительных рассуждений философов.

     Разумеется, существует мощный контр довод этим утверждениям: ответ бога на молитву каждого человека сугубо индивидуален и не содержит ничего лишнего, применять такие ответы для извлечения из них прибыли вообще кощунство.

Отвечает на это утверждение сама история оракулов и церквей – они разработали схему получения корпоративной прибыли из индивидуального откровения. Она основана на желании человека поделиться советом бога с окружающими: имярек горячо молит высшие силы об избавлении его от насущной проблемы, его мольбы удовлетворяются с помощью совета, откровения или даже чуда. Обрадованный верующий спешит в храм, чтобы выполнить данный обет или еще как-то отблагодарить небесных покровителей. Священнослужитель, громко извещая об этом, получает прибыль.

Проблемы могут так же возникать у самой церкви, и в средние века кто-нибудь из молящихся священников обязательно получал ответ по этому поводу, помогавший (или не помогавший) устранить церковные сложности. Сугубо индивидуальные проблемы священника любой церкви, одновременно являются проблемами всей этой организации. Ответ бога патриарху, папе, шейху или далай-ламе должен приносить пользу всей структуре.

В древности и средневековье такой механизм действовал исправно – есть свободные деньги и вот уже вещий сон подсказывает, куда их вложить. Нет денег и явившийся святой помогает найти их источник. По крайней мере, так говорили прихожанам. Однако Новое Время, с его богохульным скептицизмом, норовящим разоблачить всякую душеспасительную мистификацию, прервало эту почтенную традицию. Крупные религиозные структуры стали столь часто ловить за руку, «на горячем», что к началу 20-го века они были вынуждены отказаться от использования  сиюминутных откровений и чудес, доступных фактическому, экспериментальному анализу.

В конце концов – если ответы сугубо индивидуальны, то такими же должны быть и молитвы. Заболел у человека родственник – он ведь первым делом молиться у ложа больного. Всевидящий бог должен принимать молитвы по месту их изречения. В таком случае сами храмовые здания теряют почти весь смысл.

Напрашивающийся вывод не подлежит сомнению: присутствуй в мире реальны чудеса, откровения или проявления божьей воли, которые невозможно объяснить ничем другим, отвечай бог на мольбы верующих, даже самыми завуалированными и индивидуальными методами – церкви регулярно использовали бы это в своей деятельности. Однако этого нет и для разрешения финансовых затруднений приходится не молиться, а покупать услуги финансовых консультантов В наиболее известном и разрекламированном католической церковью  в последние годы «предсказании Фатимы» - все события были идентифицированы через много лет после их свершения. Но подтягивать прошедшие события по собственные туманные слова может любой балаганный шут, любой пропагандист и общественный деятель. Этот риторический прием чудовищно стар и производит действие только на людей, согласных поверить в чудо. Следовательно, нет никакого вмешательства бога в окружающий мир.

Однако, этот вывод, весьма существенный, еще не ведет нас к полному отрицанию бога, а лишь к его трансцендентности. За ним остается роль демиурга, творца всего сущего. К тому же существует еще один довод, который может привести адепт религии: если ни кто не вступил в контакт с богом раньше, почему это невозможно сейчас? Автора этих строк упрекнут в неполной, обыденной индукции и приведут классический пример с наличием черных лебедей. Ведь ежегодно в мире происходят тысячи открытий и тысячи вещей происходят впервые на памяти человечества. Контрдовод опасный для высказавшего его (он требует признания жульнического характера всех сколько-нибудь долго существующих церквей), но отбрасывать его только на этом основании нельзя. Предыдущее заключение действительно носит индуктивный характер, оставляет за богом возможность некоей формы откровения и даже страшного суда.

Однако отбрасывать его только на основании индуктивного характера нельзя:  когда речь идет о поспешном заключении, о белом цвете всех лебедей, в ответ демонстрируют лебедей черный, но ведь черные лебеди могут существовать, а могут и отсутствовать. Их можно истребить, а потом воскресить с помощью генной инженерии. Мы можем совершенно определенно утверждать, что на земном шаре сейчас нет лебедей, на чьем оперении можно прочесть  первый том британской энциклопедии. Через неделю какой-нибудь энтузиаст распишет белого лебедя несмываемыми чернилами, а может он уже это сделал, – и наше утверждение обернется ложью.

У бога, в отличии от лебедей, есть свойство всеобщности, всеохватности,  свойство всевидения и всеприсутности. Бог везде – в этом утверждении сходятся сторонники практически всех монотеистических церквей. Значит, опровергнув факт его присутствия в одном единственном явлении (ответе на молитву), доказав невозможность его присутствия в конкретно вещи, мы целиком низвергаем его с постамента всевышнего. Таким образом, обвинение в частичной, неполной индукции поворачивается против людей его высказавших.

Но от этого оно не перестает быть более острым для сторонников материализма. Для его опровержения нам придется обратиться к истории развития религии и накопления знаний человечества о мире.

В древности человеческие знания вообще и о природных феноменах в частности были чрезвычайно ограничены и в основном состояли из отрывочных наблюдений и заблуждений. Соответственно и обожествляли все подряд: гром и молнию, подъем уровня воды в Ниле, восход Солнца и тому подобное. При чем все эти явления считались непосредственным проявлением божьей воли. Бог лично, непосредственно, своей рукой совершал эти чудеса: Зевс сам метал молнии, Гелиос правил своей колесницей, ежедневно освещая землю, Борей, Нот, Зефир – сами обеспечивали северные, восточные и западные ветры в каждой точке атмосферы. Многочисленные дриады, сатиры, нимфы обеспечивали путникам разнообразные приключения. Важно понимать, что это была общепринятая позиция. Что до явлений более сложного порядка  - появления Земли, происхождение человека и тому подобное – они тем более были целиком отданы потусторонним, божественным силам.

Шло время, и значительное число природных явлений было достоверно объяснено. Нимфа Эхо исчезла, сменившись законами акустики, дыхание Океана подчинилось периоду обращения Луны. Шло неуклонное увеличение количества достоверных знаний, которые несовместимы со старыми формами проявления божьей воли. Параллельно шло два процесса: как шагреневая кожа съеживалось число явлений, которые в свое время были объявлены привилегией бога, и одновременно человек сталкивался с новыми загадками, дотоле неизвестными.

Гальвани, Вольта, Ампер и другие сделали молнии Зевса, Перуна и св. Ильи достоянием каждого человека. Дарвин создал теорию происхождения видов и его последователи археологи накопали достаточно окаменелостей, для доказательства этой самой теории. И один из основных, «фактических» аргументов церкви, воплощенный в мифе об Адаме, к которому столь часто прибегали священники до этого, рассыпался в прах. Сейчас на него можно опереться лишь в переносном смысле.

Миф о сотворении мира, в свое время так же несший на себе бремя фактического доказательства бытия божьего, был постепенно низведен астрономами и геологами до уровня всего лишь нескольких строк, никак не связанных с действительностью.

В то же время перед учеными вставали новые проблемы. Сначала доказательство самой молекулярности мира (корпускулярная теория), в конце концов, разрешенная, потом – делимость атома, потом – строение атомного ядра, а сейчас стоит вопрос о строении элементарных частиц. И нельзя сказать, чтобы церковь равнодушно смотрела на проблемы науки. Каждый сбой или «неразрешимая» проблема в той или иной степени использовались для пропаганды непостижимости природы и бога. С течением времени это делалось все в более осторожной форме (ученые каждый раз выходят из положения), но содержание таких попыток остается неизменным.

Попытаемся упорядочить картину этих процессов. Для этого разделим сумму человеческих знаний на три области. Первая – область полного незнания – то, о чем люди не имели или не имеют понятия, как не знали о черных дырах, об атомной бомбе, полупроводниках в 19-м веке, о телеграфе или телефоне в 18-м, как не знали о паровозах в древности или о хроме в каменном веке. Как и сейчас есть тысячи вещей «что не снились нашим мудрецам».

Сделав отступление, упомянем, что в священных книгах, будь то Библия или Коран, совершенно не упоминается о множестве современных открытий, которые были бы весьма кстати господу богу и не помешали бы архангелам. Одновременно многие библейские чудеса стали возможны благодаря науке (непорочное зачатие путем искусственного оплодотворения) – но наука идет вперед не по библейским начертаниям, а просто рост ее уровня открывал новые горизонты человеческих возможностей и позволял осуществить ту или иную выдумку авторов священного писания. Наивно было бы полагать, что мир устроен в соответствии со святыми книгами, если техника позволят осуществить чудеса, там описанные. Буйное племя писателей–фантастов выдумало гораздо большее количество чудес и многие из них когда-нибудь осуществляться, но ни у кого язык не поворачивается считать непререкаемой истиной картину будущего, описанную Стругацкими или строить жизнь по «Кибериаде» С.Лема. Вывод – люди обожествляют только известные им вещи или идеи, возникающие из окружающей среды.

Вторая область человеческого знания – область неполных, ограниченных, отрывочных знаний. Люди что-то предполагают, догадываются о чем-то. Это может быть не до конца изученный природный феномен, закон социального развития общества, проявивший себя несколько раз, но не описанный социологами. Набор сведений крайне скуден, а сами они туманны и противоречивы. Словом, это область сумрачных знаний. Сумерки, разумеется, неоднородны по своей структуре, а зависят от точности наших сведений.

Вот тут-то и появляются  громадные возможности для производства чудес и мифов, обожествления чего ни попадя. Экстрасенсы-чудотворцы, антимиры, камни-телепаты и т. п. – сегодняшние предрассудки. В прошлом они были другими – неразменные пятаки, домовые и прочие. Завтра так же приобретут новую форму – еще больше заговорят о духах компьютеров, о коварстве холодильников.

Сумерки знаний – лучшая почва для религии и мистики, когда столкнувшись с загадкой, человек пытается найти ответ в самом себе. На этом пути его и поджидает священник с кипой универсальных ответов.

Третья область содержит ясные, четкие знания. Факты достоверно известные, изученные, или такие, высокая вероятность которых позволяет принять их истинность. Если о первой области религии еще ничего не известно, то здесь ей уже нет места, как не места предрассудкам или суевериям. Трудно представить себе современного металлурга, заклинающего печь перед каждой плавкой.

В итоге процесс познания мира в любой его части, приобретает следующие черты. В начале – полное незнание, непонимание чего-либо. Полностью отсутствуют знания об этой области явлений как таковой. Как не знали о радиации до Беккереля – и ни каких мифов о ней не было.

Потом – постепенно проявляются границы этой области и некоторые закономерности ее существования, но там еще остается еще очень много неясного. Отличным примером здесь служит электричество: границы явления были ограничены еще во второй половине 18-го века, но четко установить все причины явления смогли лишь в первой половине 20-го. Прекрасный пример мифотворчества – история доктора Франкенштейна. Не совсем ерунда – электричество используется в реанимациях, но и не правда. Новая ипостась мифа об оживших мертвецах – в 19-м веке уже не так хорошо верилось в трупы, восставшие под действием одних только заклинаний.

Наконец, область достаточно изучена, закономерности явлений, ее составляющих, достоверно установлены. Она становится областью ясных знаний, как механика в наши дни. Духи часовых механизмов сейчас окончательно отошли в область детских сказок и дешевых ужастиков, хотя некоторое время назад это была достаточно расхожая и почитаемая легенда.

Взяв пример с математики, попытаемся взять «первую и вторую производные» этого процесса.

«Первая производная» покажет нам, что любое, уже обозначенное явление рано или поздно будет рассмотрено, упрощено, исследовано ввиду некоторой скорости расширения области ясных знаний. Это приводит нас к отрицанию чуда, как отдельного необъяснимого явления. Выделите какую-то область, укажите хоть какой-то конкретный признак чего-то, что проявляет необъяснимые свойства – и это «что-то» будет вскрыто, проанатомировано, объяснено.

«Вторая производная» еще более полезна: она показывает, что скорость познания вселенной человечеством все боле растет, ибо все большим количеством достоверных знаний обладают люди, все большее число людей занимается наукой. И это будет происходить до тех пор, пока человечество будет существовать и развиваться.

Какие выводы можно сделать из этого? Если наука будет бесконечно опровергать чудеса, низводя их до уровня обыденности – то чудес не было, нет и ныне, и присно, и вовеки веков. Следовательно, в природе вообще нет непознаваемого, а есть лишь непознанное. Сотворение мира, страшный суд, откровение, и само существование бога становятся невозможными.

Лишь бесконечность вселенной во времени и пространстве мешает людям познать ее до конца. Поэтому всегда будет оставаться в мире что-то неведомое, почва для возникновения религии. Священник сможет сказать: «Неисповедимы пути господни и неведомым образом исполняется его воля». Но так же верно и то, что какой бы пример исполнения этой воли не указал священнослужитель – этот пример будет исследован, и доказательство отсутствия божьей воли будут приведены.

Священник может сказать: бог определил судьбу каждого человека при сотворении мира, ученые проникли в прошлое на столько-то лет, но бог сотворил мир до этого. Однако ученые будут реконструировать прошлое до бесконечности и какую бы конкретную дату не назвала церковь – рано или поздно ученые смогут сказать что происходило в природе до указанного момента.

Свет человеческого познания неизбежно дает сумерки на своей периферии, поэтому в рассуждениях надо ориентироваться не на их наличие, а на их поведение - постоянное отступление! Богу нет места в человеческом разуме.

*     *     *

В качестве примера опровержения конкретных религиозных предрассудков порассуждаем об одном из самых устойчивых из них – о человеческой душе. Душа, как нечто чудесное, во всех религиях мира должна обладать двумя обязательными признаками: уникальностью: то есть в данный момент времени каждая душа существует в одном экземпляре, в идеале – одна душа в одном теле; той или иной формой бессмертия, с обязательной загробной жизнью и воздаянием за жизнь земную. Опираясь на прогнозы развития техники попытаемся смоделировать несколько ситуаций, опровергающих эти постулаты.

Предварительно придется доказать познаваемость  души как объекта. Дабы не было вопросов к определению объекта, положим, что изучается душа постороннего человека, который с исследователем никак не контактирует.

В рассуждениях будем опираться на следующие утверждения: человек есть система ограниченная в пространстве и во времени; процессы, на которых основывается существование человеческого разума, не используют «бесконечности материи вглубь».

То есть в ограниченной системе основную нагрузку несут химические реакции, есть электромагнитная, механическая составляющие, но распада атомного ядра, отдельных мезонов, протонов и тому подобного там нет. Исключение: использование организмом изотопа С12, только подтверждает правило. Могут возникнуть вопросы с квантовой механикой – раздаются утверждения, что мозг использует ее, а процессы на квантовом уровне невозможно сканировать. Однако же, если ведутся работы по созданию квантового компьютера, то процессы на квантовом уровне никак нельзя считать непознаваемыми – трудности со сканированием временны.

Итак, мы можем сказать, что человек, как система состоит из ограниченного числа элементов, а это влечет за собой ограничение числа внутренних связей. Тут нас могут упрекнуть, что мы совершенно забыли связи внешние, да и случайности выпали из поля зрения.

Система человека действительно связана с окружающим миром и взаимодействует с ним бесконечным числом способов. Однако эти проявления и взаимодействия можно разделить на два вида: те, что воспринимаются системой как значимый сигнал, и те, что трактуются ей как помехи. Распад одного атома изотопа радиоактивного элемента внутри коры головного мозга, вне сомнения, на ней отразится. Но как? Повреждением молекулы с записью памяти о каком-то событии, влиянием на мыслительные процессы или помехой другого вида, которая может быть воспринята лишь через посредство других явлений.

            Другой пример: воздействие на сетчатку газа человека импульсом света столь малым, что он принципиально не может вызвать никаких реакций. Человек ни воспримет его ни сознательно, ни подсознательно, никак. Модель человека, не учитывающая подобных воздействий, в конечном итоге начнет мыслить иначе, чем исходный человек, но это будут отклонения случайного характера, будто яблоко ударило Ньютона не по макушке, а по затылку. С одной стороны это сделает модель абсолютно предсказуемой, но с другой стороны этот эффект можно устранить, введя ограниченный фактор хаоса в виде генератора случайных чисел.

Что до воздействий, определяемых как сигналы, то их бесконечное число человек и так воспринимает с помощью своих органов чувств. Скопируйте их, наделите копии той же разрешающей способностью – и бесконечный окружающий мир будет доступен этой модели.

В пользу утверждения о познаваемости души можно привести еще один, более общий, довод. Человек познал и сконструировал миллионы самых разных систем основанных на самых разных принципах. И в то же время до конца он не познал ни одной. Возьмем, для примера, один метр кубический пространства, в котором работает паровая машина, и станем его изучать. До конца познать его невозможно именно из-за бесконечности материи вглубь, ведь окажись там один нестабильный атом или нейтрино, для более глубокого познания этого объема, потребуется решение задач, к которым только подступается современная физика. А ведь необходимо учитывать еще и внешние воздействие: гравитационное поле, электромагнитное поле и его изменения в зависимости от вспышек на Солнце… Вопросам не будет конца.

Но скажите современному теплотехнику, что он не сможет описать действия паровой машины, запечатанной внутри этого объема. Он невероятно обидится, однако составит соответствующую математическую модель и при наличии инструментов, изготовит точно такую же (точность технологическая). Бесконечно повышая требования к точности этой модели, в конце концов можно будет поставить его в тупик, потому что это потребует решения задач, с которыми он не знаком. Однако в промышленности такая точность просто не нужна – в технически разумный период времени машины и так будут работать идентично.

Точно так же и с разумом:  можно будет составить модель, различия которой с оригиналом не будут влиять на суть ее мышления.

Систему можно дублировать двумя способами. Первый требует создания идентичной физической модели. Возьмем в качестве примера механические часы. Если создать копию каждого колесика, пружин и корпуса  с такой точностью (вероятно, вплоть до расположения атомов и напряженности магнитных полей), что различия никак не будут влиять на ход – то копия точно так же будет сидеть на руке, так же будут подергиваться стрелки и так же блестеть в свете настольно лампы. Мы получим предмет с идентичной «душой».

Второй метод заполучить душу ограниченной системы был предложен еще в 18-м веке. Демон Ла Пласа предсказывал будущее, и прошлое на неограниченный период времени в силу своей способности анализировать ход элементарных процессов во вселенной. Он невозможен, так как вселенная не замкнутая система, обладающая конечным числом элементов – она бесконечна. Однако система с ограниченным числом элементов вполне подвластна этому существу. Величина этой системы лимитируется только возможностями анализа и ресурсами вычислительной техники. Даже если вставить в систему генератор случайных чисел, имитирующий действие неучтенных процессов, то остается возможность поддерживать функционирование такой системы.

Исходя из закона Мура, по которому мощность компьютеров удваивается каждые 18 месяцев, и успехов в анализе нервной системы человека, можно сказать – создание математической модели человеческого разума – дело нескольких десятилетий.

Один достоверный прогноз подобного развития событий создает ситуацию, когда утверждение об уникальности души уже не соответствует действительности. Это только первый подобный нонсенс – дальше они начинают появляться как горячие пирожки.

Опишем второй нонсенс. Сняв информационную копию, уничтожим оригинал, первичный органический носитель (можно дождаться пока он умрет сам). В соответствии с общепринятыми понятиями душа должна отлететь или куда-нибудь переместиться. На новое перерождение или на страшный суд - не суть важно. Вторая копия, в соответствии с прогнозами фантастов вполне сносно может существовать. Но если разрушить информационный носитель – отлетит ли еще одна душа?

Третья «невозможная ситуация». С электронного носителя личность копируют обратно на чистую человеческую нервную систему. На лицо парадоксальное положение дел: одна душа уже находиться в загробном мире и, возможно, ее там уже поджаривают на противне, а ее точная копия разгуливает по земле, греша или подвижничая в соответствии со своим характером.

А если какому-либо диктатору вздумается комплектовать элитные воинские части копиями человека, доказавшего свою лояльность режиму? Биологические тела смертны и рано или поздно в распоряжение загробных сил попадет масса душ, отличающихся друг от друга не больше чем купюры, выпушенные с одного станка.

Здесь мы подходим к опровержению второго рассматриваемого догмата – о посмертном воздаянии. Часть солдат описанного выше подразделения, будет грешить больше, другие – меньше, а часть – даже раскаяться в своих поступках. Из одной души получается целый веер душ, каждая из которых имеет шанс пойти своим путем – тем путем, который частично зависит от человеческой воли.

Четвертая ситуация развивает третью. Представим себе человека много и с удовольствием несшего зло людям и умершего совершенно нераскаявшимся. Копия его души, получив новое тело, вполне раскаялась и на протяжении еще нескольких десятков лет столь усердно творила добро, что получила статус святого. Здесь прямое вмешательство человека изменило судьбу души. Это могут поставить под сомнение, на основании не полного учтения факторов, влиявших на душу. Дескать, воскресили грешника – это еще полдела, раскаяние все равно в руках божьих. Поставим более чистый мысленный эксперимент.

Пусть у нас есть душа человека, прожившего всю жизнь тише воды, ниже травы, столь искусно уравновесившую свои поступки, что она не заслужила ни хвалы, ни хулы. Но за миг до смерти этот человек имел неосторожность порядочно согрешить, отказав в помощи умирающему. Первичная душа получает путевку в ад и нам более не интересна. В то же время с нервной системы умирающего сняли оттиск, переместили в новое тело, и некое духовное лицо просветило этого грешника. Грешник раскаялся, в течении нескольких минут совершил ряд добрых дел (пожертвовал крупную сумму денег церкви), достаточных для искупления греха, после чего внезапно умер.

Здесь загробные силы уже имеют дело не с душой того солдата или палача, с удовольствие грешившего, а потом искренне каявшегося. Посмертный путь души этого маленького человека определяется лишь последними часами его жизни, да и амплитуда его грехов и добрых дел исчезающе мала.

И если грех частично подстроен человеческими силами, именно этого и желавшими, то загробные силы получают две души с высшей степенью идентичности, загробная участь которых определена при жизни. Посмертное воздаяние при этом приобретает весьма сомнительные черты – это черты товара. При чем продавцам индульгенций такого не могло присниться и в самых радужных мечтах.

Рассуждения можно продолжить дальше. Если душу можно сканировать только понимая принципы ее работы, почему ее нельзя редактировать  как роман? Уничтожение воспоминаний о совершении  греха, ассоциаций, психических связей и рефлексов, возникших вследствие нехорошего образа жизни. Грубо говоря – душа становиться безгрешной. Подредактированная копия души палача и садиста вполне может попасть в рай, просто потому, что не помнит своих поступков.

От уничтожения последствий грехов – один шаг до замены воспоминаний и конструирования нового, безгрешного разума на весьма неприятной основе. Когда человечество сможет позволить себе все эти  манипуляции, станет совершенно очевидно полная бессмысленность постулатов об уникальности души и о загробном воздаянии.

*     *     *

В заключение, хотелось бы сказать несколько слов в осуждении религиозного восприятия мира и защиту материалистических позиций. Чем плоха религиозность, спросят многие, что плохого в верующем человеке? Ведь сейчас совсем необязательно истово молится, соблюдать посты, делать крупные пожертвования или принимать за чистую монету сказки о проделках нечистой силы. Выдвигаются аргументы следующего плана: человек по сути своей дик, практически ни чем не отличается от животного и смирить его инстинкты разрушения может только авторитет религии. Вера вредна тем, что она есть принятие неких утверждений безо всяких доказательств, априорно. Поверить во что-либо, безоглядно подчиниться авторитету – значит заведомо сузить поле своих предположений и рассуждений. Человек с таким образом мысли становится очень уязвимым и ми легко манипулировать тем, кто этой веры не разделяет. Самоограничение, самокастрация мысли не приводят к положительным результатам.

Каждый может представить, насколько пагубна вера человека в репутацию банка, фирмы, завода. Вложение денег в «МММ» или покупка некачественной продукции – еще не самые страшные последствия такой веры.

Общество не отрицает подобных печальных событий, но само имея не слишком чистую репутацию, пытается с помощью укрепления религии, укрепить собственные позиции. Ведь в чем парадокс ситуации! С одной стороны для исправления нравов рекомендуется руководствоваться в жизни некоей книгой (Библией, Кораном, ведами – не суть важно), содержащей достаточно как весьма мудрых, так и весьма сомнительных поучений. С другой стороны любая из подобных книг содержит такое количество взаимоисключающих положений, что следуя им любой мошенник может оправдать любую линию поведения. Образ Тартюфа здесь – классический пример.

Устраняя религию как сдерживающий элемент человека все равно надо сдерживать. Чем же это делать? Но человека удерживает от совершения преступлений и сумасшествия не вера, а устройство общества и напряженность его жизни. Религия лишь укрепляет в сознании людей сложившееся положение вещей. В качестве примера можно привести запрет на самоубийство в христианстве и разрешение (даже поощрение!) в синтоизме. Самоубийц в Европе хватало во все времена, а население Японии особо не сократилось.

В соответствии с формулой Гегеля «Все действительное разумно, все разумное – действительно», одно время религия действительно была необходима в общественной жизни, но с течением времени ее давление на человеческое сознание все более ослаблялось.

Религия необходима темному и невежественному человеку, чтобы хоть как-то ориентироваться в жизни, но не нужна и даже вредна всесторонне развитым людям.  Ее можно сравнить с употреблением алкоголя или наркотиков: это практика, очевидно, никогда не исчезнет из человеческих привычек, алкоголики и наркоманы появились с самим изобретением одурманивающих средств. Абсолютное изгнание из общества этих привычек уже невозможно, принятие «сухих законов» в разное время и в разных странах, так же как  и тотальный воинствующий атеизм, показало, что такие действия опасны. Но доверие сильно пьющему человеку или наркоману – признак неорганизованности общества. Каждый может вспомнить Ельцина, менявшего премьеров утром в понедельник. Его тяга к алкоголю стала для государства стрессирующим фактором. Что будет, если другие политики, начнут сверять свои действия с ощущениями во время молитвы? История полна примеров, как смешных, так и страшных.

Поэтому сегодня, когда религия возвращает себе слишком большую долю своего влияния, а церковь обзаводится слишком большими деньгами (вещью, чрезвычайно трудно совместимой со святостью и смирением)  - это не только примета регресса общества, но и один из механизмов этого процесса.

 

 

 

  

 

 

Оставить отзыв. (39)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa