Архиепископ: христианский священник, достигший более высокого ранга, нежели Иисус Христос.
Менкен Генри Луис

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное

велосипеды продажа

Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org

vk.com/scientificatheism_org



Оставить отзыв. (181)


Стивен Лоу
Существует ли Бог?


Оправдание веры в Бога

Многие миллионы людей верят в Бога. Некоторые го­ворят, что их вера есть просто вера и ничего более. Вопрос о «простой вере» я более подробно рассмотрю в конце этой главы. Начать же я хочу с вопроса о том, можно ли рацио­нально оправдать веру в Бога. В первой части главы я со­бираюсь обсудить один из наиболее известных аргумен­тов в пользу существования Бога - аргумент от целесообразности.

 

Аргумент от целесообразности (телеологический аргумент)

Гуляя по пустынному пляжу, вы можете найти часы, ле­жащие на песке. Как они здесь оказались? В высшей степени невероятно, чтобы часы появились на свет сами по себе, без их создателя. Они не могли самопроизвольно приобрес­ти именно такой вид. Очевидно, что у этих часов есть цель или функция: сообщать мне время. Вполне вероятно поэто­му, что часы и были созданы для выполнения этой функции. Но тогда у меня есть основания предполагать, что существу­ет какой-то мастер, достаточно знающий и умелый для того, чтобы сделать столь сложный и хитроумный предмет.

Возьмем теперь человеческий глаз. Глаз тоже является чрезвычайно сложным объектом, гораздо более сложным, не­жели любые часы. У глаза тоже есть цель - дать возможность его обладателю видеть. Глаза человека замечательно подхо­дят для этой цели. Нельзя ли в таком случае допустить, что глаз тоже имеет своего создателя? Правда, создатель глаза должен быть гораздо более знающим и могучим, чем мы, ибо проектирование и создание таких объектов далеко превос­ходит наши возможности. Поэтому его создателем должен быть Бог.

Я называю это аргументом от целесообразности (который известен также как аргумент от цели, или телеологический аргумент; древнегреческое слово telos означало «конец» или «цель»). Исходным пунктом этого аргумента является кон­статация чрезвычайной сложности природы, которая, как ка­жется, обнаруживает и функции, и цели. Затем рассуждение движется по аналогии: если разумно предполагать; что часы сделаны умелым мастером, то по аналогии столь же разумно предполагать, что глаз также имеёт своего создателя.

Конечно, аргумент от целесообразности не является аб­солютно убедительным. Его сторонник способен допустить, что глаз мог бы возникнуть совершенно случайно, без наме­рений создателя. Но он укажет на то, что такое событие было бы в высшей степени невероятно. Гораздо более правдопо­добно считать, что здесь не обошлось без знающего и умело­го существа. Поэтому существование глаза дает нам очень хо­рошее основание для веры в Бога.

Аргумент от целесообразности был популярен в течение длительного времени. Возможно, Уильям Пэли (Раlеу) (1743-­1805), которому принадлежит аналогия между часами и гла­зом, представил наиболее известный вариант этого аргумен­та. Даже в наши дни многие люди полагают, что их религиоз­ная вера получает оправдание с помощью некоторого вариан­та этого аргумента. Однако, несмотря на свою длительную популярность, данный аргумент встречает серьезные трудности.

 

Естественный отбор

Быть может, наиболее очевидная проблема для аргумен­та Пэли состоит в том, что теперь у нас есть теория, объяс­няющая, каким образом объекты, подобные глазу, могли бы появиться без помощи какого-либо создателя. Это – теория естественного отбора.

В клетках живого организма содержится вещество, на­зываемое ДНК. Оно представляет собой цепочку молекул, об­разующих нечто вроде копировального механизма для пост­роения организма данного вида. При воспроизведении орга­низмов их ДНК копируется и передается последующим по­колениям. Однако благодаря случайностям в молекулах ДНК могут происходить небольшие изменения. Поэтому новые организмы способны отличаться (хотя и очень незначитель­но) от своих родителей. Такие изменения называются мута­циями. В той среде, в которую попадает новый организм, эти мутации либо способствуют его выживанию и воспроизве­дению в потомстве, либо затрудняют выживание.

Например, животному с несколько более длинной шеей легче питаться листвой деревьев. Животное с более яркой ок­раской скорее станет добычей хищника. Полезные мутации имеют больше шансов на передачу последующим поколени­ям. У мутаций, не дающих преимуществ, на это меньше шан­сов. Накопление полезных мутаций в течение сотен, тысяч или даже миллионов лет приводит к тому, что биологичес­кие виды постепенно изменяются, приспосабливаясь к ок­ружающей среде. В процессе естественного отбора могут в конце концов возникать совершенно новые виды.

Естественный отбор способен объяснить и то, каким об­разом появился человеческий глаз. Возможно, у простейше­го организма, обитавшего в морской воде, однажды в резуль­тате мутации появилась светочувствительная клетка. Такая клетка могла оказаться полезной, например, она могла помогать этому организму измерять глубину его погружения в океан (чем глубже вы погружаетесь в воду, тем становится темнее). Последующие мутации могли постепенно увеличи­вать число таких клеток до тех пор, пока однажды не появился глаз, подобный нашему.

Заметим, что это объяснение является совершенно есте­ственным – оно не требует обращения к сверхъестествен­ной силе или создателю. Наличие этого вполне правдоподоб­ного альтернативного объяснения того, каким образом мог бы – появиться глаз, освобождает нас от необходимости обра­щаться к Богу. Если есть естественный отбор, то глаз мог как­-то возникнуть без помощи высшего существа. Поэтому су­ществование глаза не может больше рассматриваться как свидетельство в пользу существования Бога.

Защитник аргумента от целесообразности в ответ, конеч­но, мог бы спросить, а откуда взялась ДНК. Для существова­ния естественного отбора требуется ДНК. Поэтому суще­ствование самой ДНК нельзя объяснить с помощью есте­ственного отбора. Сама ДНК, могли бы сказать некоторые, свидетельствует о замысле и цели. Не может ли это служить основанием для предположения о существовании Бога?

Вряд ли. ДНК является, в сущности, довольно простым механизмом. Если принять во внимание то, что нам извест­но об условиях, существовавших на Земле в то время, когда на ней впервые появилась жизнь, то вполне можно предпо­ложить, что ДНК образовалась самопроизвольно. Конечно, мы не знаем и, возможно, никогда точно не узнаем о том, как возникла ДНК. Однако по мере того, как наука прогрес­сирует, становится все более невероятным, что возникнове­ние ДНК нуждалось в помощи сверхприродных сил.

Рычаги управления универсумом

О традиционном варианте аргумента от целесообразно­сти сказано достаточно. Однако имеется еще один вариант этого аргумента, который не только не опровергается совре­менными научными теориями, но, напротив, поддержива­ется ими. Посмотрите на следующий пример.

 

Мир управляется законами природы. Эти законы могли бы быть чрезвычайно разнообразными. Но среди всего воз­можного разнообразия лишь очень немногие варианты смог­ли бы обеспечить существование устойчивого универсума и  возникновение и существование сознательных существ, по­добных нам (например, если бы силы гравитации были чуть­-чуть больше, мир не смог бы существовать более чем одну или две секунды). На самом деле чрезвычайно удивительно, что мир управляется такими законами, которые позволяют существовать в нем таким сушествам, как мы. Вполне можно допустить, что законы природы не случайны, что они специ­аnьно установлены так, чтобы обеспечить появление этого в высшей степени невероятного результата. Поэтому разумно верить в то, что имен­но бог установил такие законы природы.

 

Это рассуждение не может убедительно до­казать, что Бог суще­ствует. Однако оно мо­жет служить хорошим основанием для веры в Бога. Я называю это рассуждение антроп­ным аргументом.

 

Средства мышления: лотерейная ошибка

Защитников антропного аргумента часто обвиняют в со­вершении лотерейной ошибки. Предположим, вы купили один лотерейный билет из тысячи. Вы выиграли. То, что выиграет именно ваш билет, было, разумеется, в высшей степени неве­роятно. Однако это не дает вам никаких оснований считать,что при проведении лотереи кто-то смошенничал в вашу пользу. В конце концов, один из билетов должен был оказаться выиг­рышным и выигрыш любого другого билета был бы столь же невероятен. Поэтому нет оснований верить в то, что ваш выигрыш объясняется чьим-то вмешательством в вашу пользу, нет оснований быть кому-то благодарным, кроме счастливого случая. думать иначе - значит совершать лотерейную ошибку.

Почему антропный аргумент содержит в себе лотерейную ошибку? Универсум может быть организован тем или иным способом. Каждый из способов его организации в равной мере невероятен. Поэтому один лишь простой факт, что он органи­зован именно таким образом, что в нем могут жить такие су­щества, как мы, еще не может служить основанием для предположения о том, что здесь есть нечто большее, чем удача. Считать иначе - значит совершать лотерейную ошибку.

 

Проблема зла

В конце концов, не важно, содержит антропный аргумент лотерейную ошибку или нет. К сожалению, со всеми вари­антами аргумента от целесообразности связано другое, гораздо более серьезное затруднение. Оно заключается в сле­дующем. Даже если бы мы хотели согласиться с тем, что в мире обнаруживаются следы разумного создателя, свидетель­ства отвращают нас от мысли о том, что этим создателем является Бог.

И вот почему. Иудеи, христиане и мусульмане приписывают Богу по крайней мере три характеристики: всеведение (то есть Он все знает), всемогущество (Он все может) и выс­шую доброту. Однако наличие такого существа невозможно примирить с тем фактом, что в мире существует так много страданий. Ладно, пусть Бог, если Он существует, делает все «хорошо и прекрасно». Но не забудем же и о том, что Он создал также раковые заболевания, землетрясения, голод, чуму и геморрой. Всем этим Он причиняет огромные страдания нам, своим детям. Почему?  

Поскольку Бог предельно добр, Он не может хотеть на­ших страданий. Поскольку Он всеведущ, Ему известно, что мы страдаем. Поскольку Он всемогущ, Он мог бы уберечь нас от страданий. Если бы хотел. Действительно, Бог мог бы со­здать для нас гораздо более благоприятный универсум - мир, в котором нет страданий и болезней, в котором никогда не происходит землетрясений, в котором люди никогда не го­лодают. Бог мог бы сделать Землю подобной небесам, о ко­торых мы мечтаем. Почему же Он не сделал этого?

Если, как полагал Пэли, мир был создан каким-то выс­шим существом, то либо это существо не было всесильным (оно не смогло сделать мир более приспособленным для на­шего обитания), либо оно не было всезнающим (оно не зна­ло, что создаст такие страдания), либо оно не было всеблагим (оно знало, что мы будем страдать, но не побеспокоилось о том, чтобы этого не было). Однако Бог, если Он существует, должен обладать всеми этими свойствами. Следовательно, Бог не существует.

Проблема, которую это рассуждение ставит перед теис­тами, называется проблемой зла (страдание считается «злом»).

Теисты затратили много сил, пытаясь справиться с этой проблемой. Имеются три наиболее очевидные линии защиты.

 

1. Божье наказание

Некоторые считают, что испытываемые нами страдания являются наказанием. Как любящие родители иногда нака­зывают своего ребенка, когда он поступает неправильно, так и Бог наказывает нас, когда мы грешим.

Очевидная проблема, встающая в связи с такой линией защиты, заключается в том, что распределение страданий расходится с мыслью о справедливом и любящем Боге. По­чему, например, Бог посылает мучительные и длительные страдания маленьким детям? Чем они их заслужили?

Верующий человек может ответить, что наказание детям посылается за грехи их родителей. Но это было бы ужасно. Никто не согласился бы считать справедливым суд, нака­зывающий детей за преступления, совершенные их родите­лями. Существо, поступающее таким образом, должно вы­зывать нравственное отвращение.

 

2. Бог дает нам свободу

Возможно, наиболее популярное решение проблемы зла состоит в утверждении, что в наших страданиях виноват не Бог, а мы сами. Бог наделил нас свободой воли - способно­стью осуществлять выбор, принимать решения и действовать в соответствии с ними. Иногда мы способны выбрать такой способ действий, который причиняет нам страдания. Напри­мер, мы затеваем войны. Конечно, Бог мог бы избавить нас от страданий, лишив нас свободы воли. Однако лучше иметь свободу воли. Мир был бы еще хуже, если бы Бог создал нас простыми автоматами, не способными на свободные поступ­ки. Но тогда существование страданий можно примирить с добротой Бога.

Наиболее слабым местом в такой защите теизма являет­ся попытка объяснить страдания, обусловленные естествен­ными причинами. Землетрясения, голод, болезни и т.д. по большей части вызваны не нами. Если Бог существует, то от­вечает за них Он.

Теист может настаивать на том, что по крайней мере ка­кая-то часть так называемого естественного зла обусловле­на нашей собственной виной. Например, может быть, мы вызываем наводнения, сжигая слишком много топлива. За­грязнение воздуха вызывает глобальное потепление, которое, в свою очередь, является причиной наводнений. Однако аб­сурдно предполагать, что, если бы мы вели себя иным обра­зом, страданий не было бы вовсе. Трудно сказать, как мы мог­ли бы вызывать землетрясения. Трудно избежать вывода о том, что если Бог существует, то именно Он виноват во мно­гих наших страданиях.

 

3. Страдания делают нас добродетельными

Некоторые теисты считают, что испытываемые нами стра­дания и лишения имеют цель - сделать нас лучше. Не испы­тав страданий, мы не можем стать теми добродетельными людьми, которыми хочет видеть нас Бог.

Вы можете удивиться, почему бы Богу не сделать нас доб­родетельными с самого начала. Однако в любом случае, если страдание есть неизбежная плата за добродетель, трудно по­нять, почему Бог распределяет страдания именно так, а не иначе. Почему кровавые диктаторы проводят свою жизнь в наслаждениях? Почему кроткие добрые люди мучаются от ужасных болезней? В конце концов, чрезвычайно трудно по­нять, каким образом случайное, по-видимому, распределе­ние страданий может сделать нас более добродетельными.

Некоторые люди пытаются защищать мысль о том, что страдания посылаются нам для нашего собственного блага, ибо «пути Господни неисповедимы». Но это равнозначно признанию своего поражения. Несмотря на то что распреде­ление страданий кажется не имеющим никакого смысла, тём не менее оно может иметь смысл. Пусть так, оно в кон­це концов может иметь смысл. Но нельзя отрицать, что ре­альныe свидетельства убедительно говорят о том, что едва ли Бог существует.

Суммируя, мы можем сказать, что даже если аргумент от целесообразности дает некоторые основания для веры в то, что мир был создан (что сомнительно), то едва ли его созда­телем был Бог. Короче говоря, проблема зла для теиста яв­ляется в высшей степени сложной. На самом же деле эта проблема дает нам очень хорошие, если не окончательные, основания верить в то, что Бога нет.

 

Орудия мысли: бритва Оккама - делай проще!

Наш краткий обзор аргументов «за» и «против» существо­вания Бога говорит о том, что имеется мало свидетельств в пользу того, что Бог существует, и гораздо больше свиде­тельств того, что Бога нет.

Допустим, однако, что в пользу существования Бога было бы столько же свидетельств, сколько и против него. Во что тогда более рационально верить?

Многие могли бы на это ответить: тогда следует принять агностическую позицию и воздержаться от ответа на этот воп­рос.

Но это ошибка. Фактически бремя доказательства лежит на теисте. При отсутствии хороших свидетельств в пользу той или иной стороны рационально принять атеистическую по­зицию. Почему?

Уильям Оккам (1285-1349) указал на то, что, когда у нас имеется две гипотезы, в равной мере поддержанные свиде­тельствами, следует выбирать ту из них, которая проще. Этот принцип, известный как бритва Оккама, весьма разумен. Рас­смотрим, например, такие две гипотезы:

А: Наряду с компостной кучей, цветами, деревьями, ку­стами и т.п. в саду имеются невидимые, невоспринимаемые феи.

Б: В саду, кроме компостной кучи, цветов, деревьев, кус­тов и т.п., ничего нет, никаких фей.

Все, что я вижу в саду, в равной мере согласуется с обеи­ми гипотезами. В конце концов, если феи в моем саду неви­димы, невоспринимаемы и вообще нематериальны, то я и не могу надеяться обнаружить какие-то свидетельства их при­сутствия.

Должен ли я отказаться от решения вопроса о том, суще­ствуют или нет феи в моем саду, на основании того факта, что обе гипотезы в равной мере согласуются с имеющимися свидетельствами?

Нет, конечно. Рационально считать, что в саду нет ника­ких фей, ибо эта гипотеза проще. К чему вводить дополни­тельных и излишних фей?

Точно так же если доступные нам свидетельства в равной мере согласуются с атеизмом и теизмом, то атеизм будет бо­лее рациональной позицией. Атеистическая гипотеза проще: она ограничивается естественным миром, окружающим нас, и обходится без дополнительного, сверхъестественного су­щества.

 

Религиозный опыт

Нуждается ли вера в Бога в подкреплении хорошими ар­гументами для того, чтобы быть рациональной?

Может быть, и нет. Некоторые люди утверждают, что им не нужны никакие аргументы, ибо они непосредственно переживали истинность Его существования. У них есть личный опыт Бога.

Трудно оценить опыт такого «переживания», ибо этот опыт не связан с каким-то одним верованием. Католики ви­дят Деву Марию. Индусы видели Вишну. Римлянам являлся Юпитер. Древние греки видели Зевса. Даже многие атеисты утверждают, что имеют опыт переживания сверхъестественного (хотя и не Бога). Сам факт наличия у людей столь странных и часто противоречащих друг другу переживаний - пе­реживаний, которые всегда соответствуют их собственной религиозной вере (никто, например, не слышал о том, что­ бы католику являлся Зевс), уже говорит о том, что к таким «откровениям» нужно относиться с осторожностью.

Следует к тому же учесть, что по крайней мере некото­рые из этих религиозных переживаний вызваны, как сейчас доказано, физиологическими причинами. Например, знаме­нитое переживание прохождения через «тоннель» и света в конце, испытанное людьми, находящимися на грани смер­ти, вызвано кислородным голоданием (которое обычно и со­здает состояние эйфории и образ тоннеля). Его можно выз­вать у летчиков во время испытаний на центрифуге (можно видеть выражение «блаженства» на лицах летчиков как раз перед тем, как они теряют сознание).

Тот, кто верит, что пережил встречу с божеством, может верить в это. Но такое переживание нельзя рассматривать как аргумент в пользу веры.

Верование

Многие атеисты утверждают, что аргументы «за» и «против» теизма, рассмотренные здесь, не имеют никакого значения. Вера в Бога, говорят они, это не вопрос разума, а вопрос верования. Вы не можете не верить.

Здесь все-таки следует внести ясность относительно того, какая именно вера имеется в виду. Хотя многие люди объявляют себя верующими, они не всегда при этом подразумевают, что их вера не требует никакого рационального обоснования. Они полагают лишь, что, хотя существует много хороших оснований для веры в Бога, этих оснований недостаточно для строгого доказательства. Они допускают, что существование Бога не может быть доказано.

 

Не является ли атеизм также предметом «верования»?

Эти разговоры о «веровании» могут быть ошибочными в двояком отношении. Во-первых, они способны внушить мысль о том, что атеизм и теизм в интеллектуальном плане равны. «Хорошо, - может сказать кто-нибудь, - я согласен с тем, что не могу доказать существование Бога. Но теист так же не способен доказать, что Бога нет. Поэтому и атеизм, и теизм оба нуждаются в некоторой доле веры. Следовательно, оба в равной степени иррациональны».

Вот пример, взятый из интернета:

Существование Бога нельзя доказать физическими средствами. Но и опровергнуть тоже нельзя. Что это означает? Это означает, что приходится либо полностью довериться тому, что Бог (или боги) существует, либо полностью довериться тому, что Его нет.*

Утверждение о том, что атеизм и теизм в равной степени являются предметом «верования» в том смысле, что ни тот, ни другой не могут быть окончательно доказаны, затушевывает тот факт, что свидетельства и аргументы в пользу одной позиции значительно перевешивают свидетельства и аргументы в пользу другой позиции. Эти две позиции не могут быть интеллектуально равнозначными. Я не могу доказать, что феи существуют. Но я не могу и с абсолютной достоверностью доказать, что их нет. Однако, отсюда не вытекает, что верить в существование фей столь же разумно, как верить в то, что их не существует.

Наш краткий очерк самых распространенных аргументов в пользу существования Бога приводит к мысли о том, что имеется мало свидельств в защиту Его существования и гораздо больше – в пользу отрицания этого существования (например, свидетельства, связанные с проблемой зла). Таким образом, верить в то, что Бога не существует, столь же рационально, как верить в то, что не существует фей, т.е. это очень рациональная вера.

 

Верование, разум и Элвис Пресли

Разговор о «веровании» приводит еще к одной ошибке. Допустим, я утверждаю, что «верю» в существование Бога. Если под этим я понимаю только то, что существование Бога нельзя доказать, то могу считать мою веру разумной – даже более разумной, чем атеистическая альтернатива.

Действительно, теист, провозглашающий свою простую и истинную «веру», редко считает, что его вера неразумна. Она, например, отличается от веры в то, что Элвис Пресли жив: смерть Элвиса была ненастоящей, и он продолжает жить в каком-то укромном месте. Очень немногие теисты согласились бы с тем, что их вера в Бога не более разумна, чем вера в то, что Элвис жив. Теист, без сомнения, указал бы на то, что вторая вера очевидно иррацтональна и абсурдна, ибо нет никаких свидельств в ее пользу и очень многое свидетельствует о противоположном.

Однако является ли вера в Бога менее иррациональной и абсурдной? Как я уже сказал, мой беглый обзор распространенных аргументов «за» и «против» существования Бога, по-видимому, указывает на то, что нет, не является.

Тем не менее с таким вывожом согласились бы очень немногие верующие. Даже те, которые говорят, что они просто «веруют», часто – если все-таки вынудить их объяснить, почему же они веруют, - тихо произносят: «Но ведь мир должен был из чего-то возникнуть, правда?»

Оказывается, что за провозглашением «верования» часто кроются стандартные теистические аргументы (в данном случае – причинный аргумент). Быть может, эти аргументы не сформулированы явно в сознании верующего, тем не менее их присутствие чувствуется. Особенно привлекательны причинный аргумент и аргумент от целесообразности. Большинству из нас требуется затратить большие интеллектуальные усилия, чтобы понять, почему они (по крайней мере в их обычной формулировке) ошибочны. Неудивительно поэтому, что даже тот, кто говорит о «простой вере», часто считает свою веру разумной.

Конечно, вера в то, что Элвис жив, легкомысленна и бессодержательна. Вера в Бога таковой не является: она способна оказывать огромное влияние на нашу жизнь. Нет никаких сомнений в том, что вопрос «Существует ли Бог?» является одним из самых серьезных и важных вопросов нашей жизни. Он доминировал в человеческом мышлении на протяжении тысяч лет. По-видимому, вера в Бога отвечает каким-то сокровенным чаяниям, с которым большинству из нас нелегко расстаться.

Тем не менее остается вопрос: имеем ли мы больше оснований верить в Бога, чем в то, что Элвис жив? Является ли вера в Бога более оправданной? Ответ, по-видимому, должен быть отрицательным. Разговоры о «простом веровании» не могут затушевать этот факт, если это, конечно, факт.

 

Заключение

Наш анализ наиболее распространенных аргументов «за» и «против» существования Бога говорит о том, что имеющиеся данные свидетельствуют о том, что Бога нет.

Может быть, некоторые аргументы в пользу существования Бога можно спасти или построить более убедительные аргументы. Допустимо предполагать, что можно как-то решить проблему зла. Тогда можно обосновать рациональность веры в Бога.

Однако существует очень большое «если». Мой вывод говорит не о том, что ошибочно верить в Бога, а о том, что теизм гораздо труднее защищать, чем это кажется многим. Верующие вынуждены заниматься проблемой зла и искать более подходящие аргументы в защиту положения о существовании Бога. Либо они должны признать, что их вера не более рациональна, чем, скажем, вера в то, что Элвис жив.

И первое, и второе отнюдь не легко сделать.



* Комментарии Кэтрин, 20 апреля 2001.

Оставить отзыв. (181)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa